Главная
Классические кроссворды
Сканворды
Тематические кроссворды
Календарь
Биографии
Статьи о людях
Афоризмы
Новости о людях
Отзывы о людях
Историческая мозаика
Юмор
Энциклопедии и словари
Поиск
Рассылка
Сегодня родились
Реклама
Web-мастерам

Случайная статья

Интересно
  • Шри-Ланка. Жемчужина в Индийском океане
  • Настоящая Куба
  • Михаил Лазарев. Скромность первооткрывателя

  • Биография Лазарева
  • Путешественники
  • Скорпионы (по знаку зодиака)
  • Биографии военных
  • Знаменитые Михаилы
  • Биографии путешественников
  • Великие мореплаватели


  • Об адмирале Михаиле Петровиче Лазареве (1788-1851)


    В январе-феврале 1820 года, 190 лет назад, русские мореплаватели первыми в мире подошли к берегам Антарктиды. Это великое географическое открытие связано с именем замечательного русского флотоводца М.П. Лазарева. Он прославлен не только открытием Ледового континента, но и преобразованием русского Черноморского флота.

    Михаил Лазарев был средним из трёх сыновей владимирского наместника, сенатора Петра Гавриловича Лазарева, дружного с Гаврилой Романовичем Державиным. По протекции последнего, три брата в 1800 году поступили в Морской кадетский корпус. Двое из них – старший Андрей и Михаил – стали в дальнейшем прославленными морскими офицерами. Андрей участвовал в морской кампании против наполеоновской Франции на Средиземном море в 1806 году, в 1819 году исследовал Арктику, в 1822-1824 гг. командовал кругосветной экспедицией на шлюпе «Ладога», а под конец жизни дослужился до чина вице-адмирала.

    Наибольшая слава среди братьев, связанная с командованием Черноморским флотом, выпала на долю Михаила. Его заслуги как первооткрывателя шестого континента были по достоинству оценены далеко не сразу.

    В 1805 году мичман Михаил Лазарев как один из лучших выпускников корпуса, в числе других молодых морских офицеров был направлен для прохождения военно-морской практики в лучшем, как тогда считалось, из флотов мира – английском. Эта служба дала Лазареву много поучительного. Впоследствии, коренным образом реформируя Черноморский флот, он использовал многое из организации английского флота. Особенно в плане обучения личного состава в обстановке, максимально приближенной к боевой.


    В то же время он решительно отверг драконовские меры, с помощью которых насаждалась дисциплина в английском флоте. Военно-морская школа Лазарева была основана на воспитании у моряков сознательной и искренней любви к Отечеству и собственному делу.


    Но это в будущем. Пока же молодой русский мичман воюет волонтёром на стороне Англии – союзницы России – против наполеоновской Франции, участвует в знаменитой битве при Трафальгаре. Но в 1807 году Александр I заключил с Наполеоном мир в Тильзите и примкнул к континентальной блокаде. Это повлекло за собой объявление Англией войны России. Русские морские офицеры, служившие в английском флоте, были отправлены на Родину.

    М.П. Лазарев участвует в русско-шведской войне 1808-1809 гг. Во время Отечественной войны 1812 года командует диверсионно-десантной операцией у Данцига, имевшей целью отвлечь сухопутные силы неприятеля, угрожавшие захватом Риги. В 1813 году в чине лейтенанта был назначен командовать шлюпом «Суворов», совершавшим из Кронштадта третью в истории русскую кругосветную экспедицию. Посетив берега Русской Америки, открыв в Тихом океане группу атоллов, названных им островами Суворова (ныне принадлежат Новой Зеландии), Лазарев в 1816 году вернулся в Кронштадт. По возвращении ему был пожалован орден св. Георгия 4-й степени за участие в 18 (!) морских сражениях предшествовавших лет.

    В 1819 году лейтенант М.П. Лазарев был назначен командовать шлюпом «Мирный», на котором ему предстояло войти в историю наравне с Колумбом, Тасманом, Куком и другими великими мореплавателями-первооткрывателями. Русская кругосветная экспедиция на кораблях «Восток» и «Мирный» под общим начальством командира «Востока», капитана 2-го ранга Ф.Ф. Беллинсгаузена (участника первой русской кругосветной экспедиции под командованием И.Ф. Крузенштерна) в июле 1819 года отправилась из Кронштадта.

    В отличие от большинства русских кругосветных плаваний, совершавшихся ради сообщения с Русской Америкой, экспедиция на «Востоке» и «Мирном» имела специальную научную цель – исследование околополярных южных областей. После выдающихся плаваний Джеймса Кука в конце XVIII века вопрос о существовании Южного материка по-прежнему не давал покоя географам. Сам английский мореплаватель не отрицал наличия земли вокруг Южного полюса. Однако считал, что его экспедиция сделала всё в пределах человеческих сил, чтобы приблизиться к нему, и если материк в самом деле есть, то где-то за кромкой вечных льдов, и достичь его не представляется возможным.

    Однако видный путешественник и гидрограф Г.А. Сарычев, сам Крузенштерн и ещё один руководитель русских кругосветных экспедиций – О.Е. Коцебу – считали: возможно! Им удалось получить согласие Александра I на осуществление проекта поисков Южного материка.

    Летом Южного полушария, соответствовавшим нашей зиме 1819/20 г., «Восток» и «Мирный» прибыли в южные полярные воды. 3 (15) января 1820 г. корабли подошли к острову Южный Туле, открытому Куком. Оказалось, что на самом деле это три острова, которые были названы, в память о великом английском мореплавателе, погибшем на Гавайских (Сандвичевых) островах, Южными Сандвичевыми. Один из участников экспедиции, мичман П.М. Новосильский, записал в дневнике: «Кажется, за Туле должны быть новые острова и, может быть, даже материк, иначе откуда взялось такое бесчисленное множество ледяных островов?»


    Как мы теперь знаем, в январе-феврале 1820 года русские мореплаватели неоднократно подходили к ледяному берегу собственно Антарктического материка почти вплотную и, несомненно, видели его.


    Но, не имея возможности проверить, берег это или всего лишь огромный айсберг, воздерживались от того, чтобы объявить об открытии новой, неизвестной ранее земли.

    Только спустя столетие с лишним (!) норвежская экспедиция доказала наличие здесь материковой земли и дала «открытым» ею берегам свои названия.

    По окончании короткого антарктического лета экспедиция отправилась в более тёплые широты. В архипелаге Туамоту в июле 1820 года русские моряки обнаружили целую группу неизвестных дотоле европейцам атоллов, названных ими островами Россиян. Отдельные острова получили имена выдающихся военных деятелей и мореплавателей России – Румянцева, Кутузова, Барклая-де-Толли, Ермолова, Раевского, Милорадовича, Чичагова, Крузенштерна и др. Ныне они все официально носят «туземные» названия, да и сами острова Россиян теперь можно отыскать не на всякой карте Океании…

    В следующее лето антиподов «Восток» и «Мирный» продолжили исследование полярных районов. В январе 1821 года русские моряки увидели несомненную землю, названную ими Берегом Александра I. Это название удержалось на картах. До 1970-х гг. – до начала радиолокации земной поверхности из космоса – она считалась частью материка Антарктиды. Только в конце прошлого века было установлено, что это остров, соединённый с материком шельфовым ледником. На этом основании снова, как это было до обнаружения доказательств единства Антарктического материка в начале ХХ века, стали отрицать приоритет России в открытии Антарктиды.

    Здесь необходимо обратиться к тому, как сами русские исследователи оценивали сделанные ими открытия. Они неоднократно подчёркивали в своих записях, что все признаки указывают на близкое расположение Антарктического материка. Однако несомненных доказательств этому утверждению они, естественно, добыть не могли. Не обнаружили таких доказательств и плававшие в 1830-40-е гг. англичанин Биско, француз д’Юрвиль и американец Уилкс – каждого из которых свои страны называют «подлинным» первооткрывателем Антарктиды. Все они обнаруживали какие-то части Антарктического материка, но существует ли сухопутная связь между этими частями или же это всё отдельные острова – не было достоверно известно вплоть до начала ХХ века, до первых экспедиций вглубь Южного ледового континента. Вспомним, что герои «20 тысяч лье под водой» Жюля Верна (1860-е годы) совершают на подводной лодке путешествие на Южный полюс, где обнаруживают свободное от льдов море! Скепсис географов в отношении существования Южного материка и наивную веру в то, что Южного полюса можно достичь по морю, окончательно развеял только беспримерный поход Руаля Амундсена к Южному полюсу в 1911 году.

    По возвращении в Россию Беллинсгаузен и Лазарев не настаивали на огромном значении сделанных ими открытий. Они поступили скромно, как и подобало русским морским офицерам. По прошествии десятилетий это сослужило неважную службу первооткрывателям.


    Беллинсгаузен и Лазарев имеют больше прав считаться первооткрывателями Антарктиды, чем Колумб – первооткрывателем Америки.


    Мало того, что Колумб, как мы давно знаем, был не первым европейцем, достигшим берегов Нового Света, он до конца жизни был убеждён, что открытые им земли суть берега и острова Азии! В отличие от русских мореплавателей, сразу уяснивших себе подлинный характер обнаруженных ими земель.

    По окончании Антарктической экспедиции М.П. Лазарев был произведён сразу в капитаны 2-го ранга, минуя чин капитан-лейтенанта, и удостоен ордена св. Владимира 4-й степени. В 1822-1825 гг. он командовал русской кругосветной экспедицией на фрегате «Крейсер», совершив, таким образом, своё третье плавание вокруг земного шара. По завершении его Лазарева произвели в капитаны 1-го ранга и наградили Владимиром 3-й степени. По ходатайству Лазарева, награды за участие в экспедиции получили не только офицеры, но и все матросы его корабля.

    В 1827 году в Наваринском сражении союзного флота с турецким Лазарев командовал линкором «Азов», который один уничтожил шесть (!) неприятельских кораблей. За Наваринское дело Лазареву были пожалованы чин русского контр-адмирала и сразу три ордена, правда, все иностранные (английский – Бани, французский – св. Людовика и греческий – Командорский крест). Линкор «Азов» первым в русском флоте получил Георгиевский флаг на корме. Дальнейшая служба М.П. Лазарева проходила на Чёрном море, где его деятельность составила целую эпоху в истории русского военно-морского флота.

    В 1832 году Лазарев был назначен начальником штаба Черноморского флота. В 1833 году командовал эскадрой, пришедшей в Босфор формально для защиты столицы Турции от египетско-сирийских войск Ибрагима-паши. Это была ловкая демонстрация силы, задуманная Николаем I. Она привела к тому, что без единого выстрела Россия заставила Турцию подписать выгодный Ункяр-Искелессийский договор. Согласно нему, Турция обязывалась не пропускать через Босфор и Дарданеллы военные корабли всех стран, кроме России. Этот договор действовал до начала Крымской войны 1853-1856 гг. Без быстрых и чётких действий Лазарева во главе эскадры такой договор был бы невозможен.


    Эскадра Лазарева в составе четырёх линкоров и пяти фрегатов в считанные дни доставила на берега Босфора десант: два пехотных полка, несколько сотен казачьей конницы и несколько артиллерийских батарей.


    Историк Е.В. Тарле писал: «Известие о плывущей в Босфор русской эскадре вызвало страшный переполох как в английском, так и во французском посольствах. Французский посол Руссэн даже убедил султана не допускать русских к высадке, уверив его, что французы категорически потребуют от Ибрагима прекращения военных действий. И султан Махмуд II обещал и даже передал русскому послу Бутеневу просьбу, чтобы тот выслал навстречу Лазареву катер с предложением не подходить к берегу. Но Бутенев постарался запоздать, а Лазарев постарался поспешить – и из англо-французских усилий ничего не вышло».

    В начале апреля 1833 года в Босфоре находилось уже 20 русских боевых кораблей, а на его берегах – русские сухопутные силы числом до 10 тысяч человек. Это вынудило Ибрагима-пашу прекратить военные действия, а султана в благодарность за спасение, под страхом русской оккупации Константинополя, – подписать выгодный России договор о проливах. В том же году (по другим данным – в 1834-м) Лазарев был назначен командующим Черноморским флотом, а в следующем – произведён в вице-адмиралы.

    «М.П. Лазарев создал в морском ведомстве того времени свою особую школу, свою традицию, своё направление, ровно ничего общего не имевшие с господствовавшим в остальном флоте, и его ученики – Корнилов, Нахимов, Истомин – продолжили и упрочили эту традицию. Лазарев требовал от своих офицеров моральной высоты… Он требовал такого обращения с матросами, которое готовило бы из них дееспособных воинов, а не игрушечных солдатиков для забавы «высочайших» лиц на смотрах и парадах. Телесное наказание, царившее тогда во всех флотах, не было отменено и лазаревской школой, но стало на черноморских судах редкостью. Внешнее чинопочитание было на судах, управляемых лазаревскими учениками, сведено к минимуму… Лазарев, Нахимов, Корнилов успели внедрить в матросский состав настоящую любовь к России, сознательное желание защищать её и бороться за неё», – писал Е.В. Тарле в своём классическом труде «Крымская война» (1941; 1944).

    Во время Кавказской войны на Черноморском флоте лежала важная задача не допустить сообщений английских и турецких агентов с восставшими горскими народами. Это включало как поиск и захват судов, пытавшихся перевозить оружие мятежникам, так создание и удержание опорных пунктов на берегу. Укрепление Лазаревское, основанное в те годы, сохранило своё название до сих пор, теперь как часть города Сочи.

    Лазарев уделял большое внимание оснащению Черноморского флота новыми паровыми судами. При нём флот получил 34 боевых корабля, оснащённых паровыми двигателями. Однако Лазарев как никто другой понимал, что созданный его усилиями Черноморский флот, хоть и способен нанести решающее поражение турецкому флоту (что он и доказал в Синопском бою в ноябре 1853 г.), не сможет бороться против объединённых сил англо-французского флота, если тот пройдёт через Босфор в Чёрное море.

    Поэтому план действий Лазарева на случай предвидимой им (в отличие от российских дипломатов) войны сразу с Турцией и западными державами предусматривал упреждающие действия по захвату проливов и Константинополя.


    Блестящий флотоводец знал, что главная сила России – всё-таки не на море.


    Ориентируясь на собственный опыт 1833 года, Лазарев планировал спешно доставить к Босфору крупные десантные силы, которым, при поддержке корабельной артиллерии, надлежало занять столицу Оттоманской державы. Затем по обоим берегам Босфора размещалась береговая артиллерия, пролив перегораживался цепями и становился непреодолимой преградой на пути неприятельского флота. Расчёт, как и в 1833-м, делался на быстроту действий.

    Но, когда дело дошло до реальной войны, а Лазарева уже не было в живых, его преемнику Нахимову не удалось настоять перед Николаем I на выполнении этого замысла. Русский военный историк А.А. Керсновский писал: «В десант этот предположено было назначить 16 000 пехоты, 2 сотни казаков и 32 орудия. Блестящее состояние Черноморского флота, воспитанного Лазаревым и предводимого Нахимовым, безусловно, допускало эту смелую операцию. Однако против неё восстали дипломаты школы Нессельроде, робкие натуры, которых пугал её размах и решительность… Мерам предпочли полумеры».

    Полный адмирал (с 1843 г.) Михаил Петрович Лазарев скончался в 1851 году в Вене, куда приехал на лечение. Он не дожил ни до звёздного часа созданного его усилиями русского Черноморского флота – Синопского сражения, где он за несколько часов уничтожил флот Турции, извечного соперника России на Чёрном море; ни до его трагического часа, жеста отчаяния и бессилия русских моряков при виде невозможности бороться с объединённым англо-французским паровым флотом – потопления русских кораблей на входе в Севастопольскую бухту…


    Ярослав Бутаков
    Столетие 09.02.2010


    Добавить комментарий к статье



  • Биография Лазарева
  • Путешественники
  • Скорпионы (по знаку зодиака)
  • Биографии военных
  • Знаменитые Михаилы
  • Биографии путешественников
  • Великие мореплаватели



  • Ссылка на эту страницу:

     ©Кроссворд-Кафе
    2002-2016
    Рейтинг@Mail.ru     dilet@narod.ru