Главная
Классические кроссворды
Сканворды
Тематические кроссворды
Календарь
Биографии
Статьи о людях
Афоризмы
Новости о людях
Библиотека
Отзывы о людях
Историческая мозаика
Наши проекты
Юмор
Энциклопедии и словари
Поиск
Рассылка
Сегодня родились
Реклама
Web-мастерам
Генератор паролей

Случайная статья

Интересно
  • Великобритания. Знакомство перед путешествием
  • Хорватия. Тысяча волшебных островов
  • Я ищу Бога-Любви. Русская Жанна Д Арк

  • Стихотворения Гиппиус
  • Биография Гиппиус
  • Афоризмы Гиппиус
  • Мужская личина неприступной сильфиды
  • Леди-денди "серебряного века"
  • Чертова кукла
  • Ускользающий образ
  • Произведения
  • Новости
  • Русские поэты
  • Русские поэты-эмигранты
  • Биографии поэтов
  • Скорпионы (по знаку зодиака)
  • Кто родился в Год Змеи
  • Знаменитые Зинаиды
  • Великие женщины XX века по Виталию Вульфу


  • Добавить отзыв о человеке

    Зинаида Николаевна Гиппиус Она любила фраппировать, эпатировать и лорнировать, рассматривать окружающих через микроскоп, будь то в жизни или в литературе. Что, впрочем, для нее было одним и тем же. Поэтому большинство знакомых ее не любило, меньшинство, отдавая дань уму и таланту, побаивалось. Дружили немногие. И сохраняли верность, как, например, Савинков или Злобин, до конца жизни. Своей или ее.


    Знакомство


    После ранней смерти отца у Зинаиды обнаружили подозрение на туберкулез. Из Москвы переехали в Ялту, из Ялты – в Тифлис. В Ялте гуляли по набережной, дышали целебным воздухом, принимали морские ванны. В горбатом Тифлисе несло запахом кофе из многочисленных кофеен, город был по-восточному экзотичен, в нем жили грузины, русские, армяне, евреи.

    В ней рано проявились литературные наклонности, она пыталась писать стихи, вела дневник. Она полюбила живопись, увлеклась музыкой и… верховой ездой. Лошади попадались строптивыми, но она быстро научилась справляться с ними. В Боржоми все пили воду, а вечерами ходили танцевать в ротонду. Зинаида расцвела, налилась статью, и, высокая, золотоволосая, с зелеными, излучающими изумрудный блеск глазами, пользовалась успехом у молодых людей. Там же, в Боржоми, она и познакомилась с молодым литератором Дмитрием Мережковским, который привлек ее внимание своей серьезностью, эрудированностью и умением говорить "интересно об интересном". Симпатия была взаимной, знакомство имело последствия.


    Объяснение


    Оно произошло летом 1888 года.

    В ротонде танцевали, было душно, тесно, все толкали друг друга. Они выбрались из круга танцующих и ушли в ночь - светлую, прохладную. Был разговор, даже не объяснение, и не предложение, причем оба, как вспоминала позже Зинаида Николаевна, разговаривали так, как будто давно было решено, что они женятся и что это будет хорошо.

    И это действительно было хорошо – Мережковские прожили вместе 52 года и ни разу со дня венчания, состоявшегося 8 января 1899 года в тифлисской церкви Михаила Архангела, не расставались. Невесте минуло 19 лет (она родилась 8 [20] ноября 1869 года), жениху было 23 года.

    Так началась жизнь вдвоем: семейная совместимая и литературная несовместная – прожив все эти годы бок о бок, ни разу они не написали ничего вместе. Идеи – да, часто вырабатывали вдвоем, но случалось ей и опережать в чем-то Дмитрия Сергеевича. Она бросала зерна в унавоженную почву, он наращивал плоть, бережно выращивал, оттачивал, придавал форму.


    "Пророк" и красавица


    Многих современников этот брачно-литературный союз приводил в удивление. Родственница Валерия Брюсова Бронислава Погорелова через десять лет после смерти З.Н. вспоминала: "Странное впечатление производила эта пара: внешне они поразительно не подходили друг другу. Он – маленького роста, с узкой впалой грудью, в допотопном сюртуке. Черные, глубоко посаженные глаза горели тревожным огнем библейского пророка. Это сходство подчеркивалось вольно растущей бородой и тем легким взвизгиванием, с которым переливались слова, когда Д.С. раздражался. Держался он с некоторым чувством превосходства и сыпал то цитатами из Библии, то из языческих философов.

    А рядом с ним Зинаида Николаевна Гиппиус. Соблазнительная, нарядная, особенная… Пышные темно-золотистые волосы спускались на нежно-белый лоб и оттеняли глубину удлиненных глаз, в которых светился внимательный ум. Умело-яркий грим. Головокружительный аромат сильных, очень приятных духов. При всей целомудренности фигуры, напоминавшей скорее юношу, переодетого дамой, лицо З.Н. дышало каким-то грешным всепониманием. Держалась она как признанная красавица, к тому же – поэтесса".


    "Плюс" на "минус"


    Это взгляд со стороны. А вот взгляд изнутри - самой Гиппиус: "Мы с Д.С. так же разнились по натуре, как различны были наши биографии до начала нашей совместной жизни. Ничего не было более различного, и внешне, и внутренне, как детство и первая юность его – и мои. Правда, была и схожесть, единственная – но важная: отношение к матери. Хотя даже тут полной одинаковости не было". Но: "… разница наших натур была не такого рода, при каком они друг друга уничтожают, а, напротив, могут и находят между собою известную гармонию. Мы оба это знали, но не любили разбираться во взаимной психологии".

    Они были как сообщающиеся сосуды, "плюс" на "минус" в жизни (как и в математике) дал "плюс", и поэтому и сумели прожить вместе такую долгую и такую непростую жизнь.


    "Хочу любви – и не могу любить"


    Как поэт оригинальный, с собственным голосом, Зинаида Гиппиус оформится в первое десятилетие нового, ХХ столетия, когда религиозно-мистические искания обретут поэтическую форму, когда напряженное духовное существование между двумя полярными полюсами - то, что ее мучило и не находило ответа, она сумеет передать в слове: "Мне близок Бог – но не могу молиться. // Хочу любви – и не могу любить". Когда "Я" выйдет за рамки личности и станет и миром, и Богом (и миром, и Богом – в себе).

    Но ее литературному дару было узко в каких-то одних жанрово-заданных рамках. Поэтому – и стихи, и проза. Поэтому – и публицистика, и литературно-критические статьи.

    Однако Гиппиус не только критиковала, полемизировала, ниспровергала, но и утверждала – свое, заветное, выношенное, то, во что верила, чем жила, что думала, о том или ином предмете. А думала она прежде всего о главном – о Боге и о путях, ведущих к нему, о Жизни и Смерти, о вере и безверии, о ненависти и любви, и о том, что, несмотря ни на что, человек живет потому, что можно жить, потому что "человеческое в человеке живуче".


    Борьба с "чертом"


    Она хорошо знала, о чем говорила. Она давно боролась с "чертом" в своей душе, отсюда – когда "черт" побеждал - и двойственность ее натуры, характера, которую улавливали проницательные современники, отмечая в ней "демоническое" начало. Но она же и мучительно пробивалась к Богу, ища его на путях Любви, о чем и говорила в одном из писем к Философову в июле 1905 года: "Я ищу Бога-Любви, ведь это и есть Путь, и Истина, и Жизнь. От Него, в Нем, к Нему – тут начинается и кончается все мое понимание выхода, избавления".


    "Будь верен сердцу своему"…


    В 1913 году она писала: "Будь верен сердцу своему, // Храни его ключи". И была верна, и хранила, и редко кого туда пускала. Любила всю жизнь одного Дмитрия Сергеевича, но бывали и влюбленности. В поэта Минского или, скажем, в известного и влиятельного в свое время литературного критика Акима Волынского. 27 февраля 1895 года она писала ему: "…Я смешала свою душу с Вашей, и похвалы и хулы Вам действуют на меня как обращенные ко мне самой. Я не заметила, как все переменилось…". Они были уже несколько лет знакомы "литературно", теперь роман перетекал в другое русло и развивался быстро и стремительно. Уже 1 марта неприступная Зинаида признается: "Вы мне необходимы, Вы – часть меня, от Вас я вся завишу, каждый кусочек моего тела и вся моя душа…". Все закончилось в октябре – когда она из завоевателя превратилась в завоевавшую, когда она поняла, что он не способен испытывать то, что она называла "чудесами любви", когда он уступил ей во всем… Она была из тех женщин, что не любят, когда им уступают. Тем более – во всем. Он этого не понял… и уступил. Увлечение прошло, зависимость исчезла. Когда это произошло, он перестал ей быть интересен - сделался антиэстетичным. Что ж, она могла прекратить отношения и по этой причине, и не только с человеком, но и с властью, как это произойдет в 1917 году.

    После революции Волынский в своем очерке "Сильфида" запечатлеет не только ее облик, но и характер – попытается проникнуть внутрь души той, которую любил. Он вспоминал: "Это была женственность существенно девического характера, с капризами и слезами, со смехом и шаловливой игрой, с внезапными охлаждениями. Кокетливость достигала в ней высоких ступеней художественности… Культ красоты никогда не покидал ее ни в идеях, ни в жизни…"

    Через 50 лет, почти через жизнь, Гиппиус ответит: "Это был маленький еврей, остроносый и бритый, с длинными складками на щеках, говоривший с сильным акцентом и очень самоуверенный…".

    Все давным-давно сгорело, выгорело, перегорело. Остались зола, пепел…


    Любовная "тройка"


    В начале века Гиппиус, Мережковский и сотрудник журнала "Новый путь", критик и публицист Дмитрий Философов образовали так называемый "тройственный союз". З.Н. и Д.М. давно разрабатывали идею "тройственного устроения мира", должному прийти на смену традиционному христианскому мироустройству. На бытовом, житейском уровне, идея приняла форму совместного проживания с близким духовно и интеллектуально Философовым.

    Это был очередной эпатаж, вызов Мережковских обществу. Жизнь втроем – общество полнилось слухами, гадало: настоящая - не настоящая? А тут еще подоспело письмо из Парижа, куда троица уехала в марте 1906 году. Язвительная Зинаида писала Брюсову (зная, надеясь? - станет известно всем), что они радуются новому оригинальному хозяйству (квартира в Париже была дорогой и огромной), что мебели в ней всего 3 постели, что кресел (соломенных) тоже 3 и что вообще это "новый способ троебрачности." Но как было на самом деле – кто знает… Известно только – из писем Философова к Гиппиус – что влюблен он в нее никогда не был, о чувственности не шло и речи, если что и испытывал, то только дружественный настрой. Однако подозревал, что З.Н. в него была влюблена. Тем не менее "союз" длился несколько десятилетий, после чего распался…


    Русская Жанна д`Арк


    Она всегда стремилась быть свободной – и внешне, и внутренне. Презирала условности, старалась быть не в быту – над бытом. Поэтому всегда, несмотря на совместную жизнь с мужем, была одинока (внутренне), ибо свобода и одиночество две вещи нераздельные. Поэтому на виду и вела себя подобающим образом, вызывая восхищение одних и неодобрение других.

    Она любила одеваться во все мужское, как Жанна д'Арк. В стихах, в статьях говорила о себе в мужском роде, подписывалась мужскими псевдонимами. Многих это раздражало, некоторых пугало, третьих отталкивало. А она, не обращая внимания ни на первых, ни на вторых, ни на третьих (кроме Д.С. - он всегда и во всем оставался единственным авторитетом, к голосу которого она прислушивалась), была единственно такой, какой могла быть: внешне – спокойной и женственной, привлекающей внимание и мужчин, и женщин, внутренне – мятущейся, увлекающейся мистикой "пола", решающей вопросы "метафизики любви", размышляющей о Христе, церкви, живущей в современности и современностью – для будущего.

    Она всегда была голосом вне хора, отличным от других. Поэтому всегда слышимым и явственно различаемым на фоне других. Она была индивидуальностью, и поэтому ей было не по пути с новой властью, изнасиловавшей ее Россию. В декабре 1919 года Мережковские, Философов и Злобин, литературный секретарь З.Г., выехали из страны.


    Finita la comedia


    Они прожили во Франции несколько десятилетий. Дмитрий Сергеевич ушел из жизни 7 декабря 1941 года. Он редко болел, продолжал много писать и умер внезапно. А она все время боялась за него – и добоялась.

    Потеряв мужа, она замкнулась в себе и даже помышляла о самоубийстве – только "остаток религиозности" удерживал ее от самовольного ухода. В дневнике появилась запись: "Жить мне нечем и не для чего". И все же она нашла в себе силы и продолжала жить.

    Она пережила мужа на пять лет, успев начать книгу о нем ("Дмитрий Мережковский"), но так и не успев ее закончить. В сентябре 1943-го на русском кладбище в Сен-Женьев-де-Буа открывали памятник Д. С. Мережковскому. За эти несколько лет Зинаида Николаевна превратилась совсем в старуху, черты лица ее обострились, кожа стала сухой и прозрачной.

    В последнее время она работала над поэмой "Последний круг (И новый Дант в аду)". Ее личная "божественная комедия" подходила к концу – в поэме она подводила ее итоги.

    Она прошла "чистилище" и все отпущенные ей жизнью круги "рая" и "ада". И осталась Гиппиус - все с тем же мужским "Я", со своим отношением к людям, к миру.

    Она умерла сухой парижской осенью, 9 сентября 1945 года, и была похоронена на русском кладбище, где покоилось тело ее мужа, с которым она прожила такую долгую жизнь и без которого все в ее жизни стало терять свой смысл.


    Геннадий Евграфов
    Женский журнал Суперстиль • 23.10.2014


    Добавить комментарий к статье


    Добавить отзыв о человеке    Отзывов пока нет.


    Последние новости

    2013-08-20. Публикация произведений Зинаиды Николаевны Гиппиус
    Началась публикация произведений Зинаиды Николаевны Гиппиус на сайте "Кроссворд-кафе".




  • Стихотворения Гиппиус
  • Биография Гиппиус
  • Афоризмы Гиппиус
  • Мужская личина неприступной сильфиды
  • Леди-денди "серебряного века"
  • Чертова кукла
  • Ускользающий образ
  • Произведения
  • Новости
  • Русские поэты
  • Русские поэты-эмигранты
  • Биографии поэтов
  • Скорпионы (по знаку зодиака)
  • Кто родился в Год Змеи
  • Знаменитые Зинаиды
  • Великие женщины XX века по Виталию Вульфу



  • Ссылка на эту страницу:

     ©Кроссворд-Кафе
    2002-2017
    Рейтинг@Mail.ru     dilet@narod.ru