Кроссворд-кафе Кроссворд-кафе
Главная
Классические кроссворды
Сканворды
Тематические кроссворды
Игры онлайн
Календарь
Биографии
Статьи о людях
Афоризмы
Новости о людях
Библиотека
Отзывы о людях
Историческая мозаика
Наши проекты
Юмор
Энциклопедии и словари
Поиск
Рассылка
Сегодня родились
Угадай кто это!
Реклама
Web-мастерам
Генератор паролей
Шаржи

Новости

Трудное счастье Ирины Вильде


Знаменитые Ирины
Украинские писатели

"Если вы удачно выберете труд и вложите в него свою душу, то счастье само вас отыщет".

Ирина Вильде


Ирина Вильде Родилась украинская писательница Ирина Вильде 5 мая 1907 года на Буковине, входившей тогда в состав Австро-Венгрии, а чуть позже, с ноября 1918 года, – Румынии. Ее отец Дмитрий Макогон (1881-1961) был народным учителем, писателем и общественным деятелем. Во многом именно благодаря отцу дочь полюбила украинскую культуру и литературу. Так что на самом деле "Ирина Вильде" – это псевдоним, а настоящее имя этой неординарной женщины Дарина Дмитриевна Макагон. Ее мать Адольфина Янушевская была дочерью немки и украинца. Видимо, поэтому литературное имя "Вильде" взято из немецкого языка и в переводе означает "дикая, бурная, непокорная, неукротимая".

В 1923 году из-за конфликта отца с румынскими властями (его обвиняли в антигосударственной деятельности) семья, где было еще два сына, перебралась в Галицию. Там в г. Станиславе (ныне Ивано-Франковск) Дарина окончила гимназию. В 1928 году девушка поступила во Львовский университет, но учеба гладкой не была – студенчество резко выступало против оккупации Галиции Польшей, и всех неугодных если не арестовывали, то отлучали от занятий (в их числе оказалась и Д. Макагон).

Первая публикация Дарины, как свидетельствуют исследователи ее творчества, появилась в 1926 году. А с 1930 года ее произведения стали печатать регулярно (писала она о судьбах западноукраинской молодежи, интеллигенции и мещанства). При этом Дарина Дмитриевна работала редактором в журнале "Женская доля" и учительствовала. В 1935 году за повесть "Бабочки на булавках" ей присудили литературную премию Общества писателей и журналистов им. Ивана Франко. И хотя конкурентов на престижную награду у нее было немало, и все они, яркие представители западноукраинской литературы, работали в историческом жанре и продвигали темы государственности и патриотизма, а И. Вильде не затрагивала "национальную идею" и писала о житье-бытье окружающих ее простых людей, отмечено было именно ее творчество, которому присущи психологизм, художественность и прекрасный слог.

Во время учебы в университете Дарина познакомилась с Евгеном Полотнюком (впоследствии он получил диплом лесного инженера). Когда Евген пришел свататься к родителям девушки, ее мать воскликнула: "Да вы что! Она же ничего делать не умеет. Ей бы только скакать и смеяться". (И это было правдой – Дарка всегда была жизнерадостной, живой и непосредственной). Но молодого человека предупреждение будущей тещи не отпугнуло, и в 1934 году Дарина вышла за Евгена замуж. Их связывала не только любовь, но и общее мировоззрение. И оба ратовали за освобождение Западной Украины от иноземного гнета. В 1936 году у пары родился первенец – Ярема, а в августе 1942 года младший сын Максим.

В 1939 году на территорию Западной Украины, где проживала семья, пришла советская власть. Ирина Вильде, судя по всему, попала в число ее фаворитов, а Евген продолжил работать лесничим. Но спокойствие долгим не было – в 1941 году Украину оккупировали немецкие войска.

После их нападения Евген стал активным участником национально-освободительного движения и сотрудничал с партизанским соединением, возглавляемым легендарным С. Ковпаком. Осенью 1943 года Е. Полотнюк попал в руки гестаповцев, и в конце ноября 1943 года его вместе с другими подпольщиками расстреляли. Дарину же о возможности ареста предупредили, и она, подхватив маленького сына и рукопись романа "Сестры Ричинские", скрываясь и прячась, добралась к родственникам.

После освобождения Западной Украины Красной армией Ирина Вильде вместе с детьми обосновалась во Львове.

Постепенно отступали холод, голод и разруха, жизнь налаживалась. Дарина Дмитриевна, как всегда, со всей страстью включилась в литературный труд и общественную жизнь.

Человеком она была весьма авторитетным и влиятельным.

Особые, доверительные отношения у нее сложились с Ковпаком, который стал председателем Верховного Совета (Верховной Рады) Украинской ССР. К нему она буквально пачками привозила жалобы и просьбы граждан, а затем добивалась, чтобы восторжествовала справедливость. Да и сама Дарина Дмитриевна, будучи депутатом Верховного Совета, членом Союза писателей СССР и руководителем писательской организации во Львове, очень много делала для сограждан. Именно у нее находили кров и работу бывшие политические заключенные, которым податься было больше некуда.

Дарина Дмитриевна ценила и поддерживала молодые таланты и чужие дарования, открывая многим путь в литературу. За это ее прозвали "нанашкой" (посаженной матерью).

В теплых, дружеских отношениях Ирина Вильде была со многими творческими людьми, в том числе с украинским писателем Михаилом Ивасюком и его сыном – композитором, музыкантом и поэтом Владимиром Ивасюком (одно из самых известных его произведений – песня "Червона рута"). Также с ней с радостью общались Максим Рыльский, Константин Симонов, Роберт Рождественский, Чингиз Айтматов, Сильва Капутикян и многие другие современники.

Замысел романа "Сестры Ричинские" возник у писательницы неожиданно. Как-то, разговаривая с одной из знакомых, та сказала, что по-настоящему характер человека проявляется только в беде. "В эту минуту родились "Сестры Ричинские". Я уже знала наверняка, что моя повесть не будет про женщин вообще, а именно о пяти сестрах, поповских дочерях, которых жизнь из приятно теплой кинет в холодную воду, а то, как каждая из них будет реагировать на изменение температуры, и будет составлять содержание повести", – вспоминала потом Ирина Вильде.

Произведение получилось поистине масштабное – и по замыслу, и по переплетению сюжетных линий, и по тому, как точно описано сложное, переломное время и колоритная жизнь Украины. А уж тонкий психологизм героев и переплетение людских, в первую очередь женских, судеб в сложную, трагическую эпоху не оставляют равнодушными уже не одно поколение читателей.

С написанием "Ричинских" (а эту сагу, начало которой было положено в 1937 году, Вильде создавала не одно десятилетие) связан и один комический случай. В коммунистическую партию Дарина Дмитриевна не хотела вступать ни под каким предлогом, а оставалась приверженцем своих собственных ценностей и взглядов на патриотизм. Чтобы сделать Дарину Дмитриевну "более советской", ее направили в университет изучать марксизм-ленинизм. На лекциях она была сосредоточена и постоянно писала, а затем убирала исписанные листки в сумку. "Вон как старательно занимается!" – думали об известной сокурснице окружающие. Когда настал экзамен, Вильде вошла в аудиторию, взяла билет, а потом вдруг спохватилась: "Я забыла очки, без очков никак не могу", после чего выскочила из помещения. Через некоторое время она вернулась – с очками и какими-то листочками. "Билет я хорошо знаю, так что ответ лучше прочту", – заявила она и преспокойно протараторила текст по шпаргалке. Но, ясное дело, с уважаемой писательницей никто вступать в полемику не стал, и за экзамен она получила хорошую оценку. А потом выяснилось, что на занятиях она работала над собственным текстом – очередной частью "Ричинских".

В 1965 году за роман "Сестры Ричинские" И. Вильде была присуждена Национальная премия Украины им. Т. Шевченко. Это произведение называют "энциклопедией галицкой жизни последних предвоенных лет" за то, что в нем нашлось место истории, устройству общества, политическим течениям, моде, быту и т.д.

Роман " Совершеннолетние дети" считается наиболее автобиографичным в творчестве писательницы. Главную героиню не случайно зовут Даркой, а чуть ли не все остальные персонажи имеют реальных прототипов. А действие происходит на Буковине в 20-е годы прошлого столетия, когда эта территория находилась во власти Румынии. Интересно в нем и то, как описаны первая любовь и отношения в подростковом коллективе.

Работала И. Вильде в разных жанрах – писала рассказы, новеллы, статьи, повести и романы. В числе других ее произведений – "Ты меня не любил", "На пороге", "Виноват только я", "Жизнь только начинается", "Розы и терновник", "Яблони зацвели второй раз", "Ее портрет", сборник новелл "Непостижимое сердце" и многое другое.

По воспоминаниям близких, Дарина Дмитриевна вставала с петухами и работать предпочитала с раннего утра до полудня. А еще, живя за городом, бродила на заре по росе, чтобы впитать силу родной земли.

Манера работать у нее была своеобразная – она ложилась на пол в окружении большого количества бумаг и писала, а потом перепечатывала свои тексты на пишущей машинке.

Нередко от сквозняка листки разлетались, Вильде не могла сложить их по порядку (нумеровать их она забывала) и сама себе вслух обещала, что больше подобную глупость не повторит. Но ситуация, конечно же, повторялась, ведь такой беспорядок в ее комнате был продуктивным и творческим.

Дарина Дмитриевна любила дом, уют (хотя в быту была совершенно неприхотлива) и была хлебосольным человеком. Но вот кулинарный талант у нее отсутствовал напрочь. Поэтому в тот период, когда она стала обеспеченным человеком, готовила, как правило, кухарка. А сама хозяйка была способна запечь картошку "в мундирах" и заправить маслом квашеную капусту.

Такое угощение она нередко сопровождала фразой: "Любите народ, пишете о народе, думаете о народе – ешьте, как народ". Впрочем, и сама она предпочитала пищу простую и "народную", украинскую – вареники с картофелем, сало, мед и т.п.

Где бы ни жила Дарина Дмитриевна, у нее всегда было много гостей – к ней отовсюду приезжали писатели, артисты, журналисты, редакторы, переводчики... А еще она придумывала и устраивала всевозможные увеселения – праздники, розыгрыши, мистификации и костюмированные фестивали, на которые приглашалась чуть ли не вся округа. Вильде веселилась сама и с удовольствием наблюдала, как радуются другие. К примеру, из тыкв, вычищенных изнутри, она делала с друзьями светящиеся головы (внутрь вставлялись свечки), а потом они вместе пугали ими соседей. Или организовывала "Вечер-ужин в стиле 30-х годов", по ходу дела сочиняя всякие подробности, которых в реальности никогда не было и быть не могло. В общении И. Вильде всегда была простой, а шутила не только над другими, но в первую очередь над собой. Ее побаивались за резкость суждений, прямоту и острый язык, но признавали, что исповедует она в первую очередь порядочность и человечность.

Можно сказать, что по отношению к любой власти И. Вильде находилась в оппозиции – ее критиковали и в 30-е годы прошлого столетия за склонность к описанию нежных чувств, семейных отношений и недостаток в произведениях патриотизма.

А правители периода СССР вменяли писательнице отсутствие "соцреалистического взгляда на жизнь и искусство". Она не писала ни про Ленина, ни про Сталина, не восхваляла партократию и не выносила какую-либо диктатуру, в том числе и советскую. Во главу угла она ставила свой народ, родной язык и украинскую культуру, за что ее считали националисткой. В ответ на замечания Вильде отмахивалась: "Пока не справлюсь с этим малым мирком – с человеческим сердцем, не возьмусь, просто не смогу прикоснуться к более широким проблемам человеческой жизни".

Она, как яркий представитель национальной культуры, посредством художественного слова зачастую выражала то, что не могло быть сказано в идеологически выверенных политических речах, а также предлагала людям задуматься над смыслом их бытия и подталкивала к самопознанию и развитию. Не случайно ее называли властительницей дум, которую любила вся Украина. А масштаб ее личности заставлял любых правителей с ней считаться.

Но все же И. Вильде умела ладить с властями и могла пойти компромисс. Так, она добавила в "Сестер Ричинских" героя-коммуниста, чтобы роман наверняка был издан. А иногда она говорила противоречивые, взаимоисключающие вещи.

Дважды И. Вильде была с советской писательской делегацией в США. Свои впечатления она в официальных кругах описывала "как надо" – критиковала капиталистическую страну и тамошние недостатки, а среди своих говорила о том, что ей за границей понравилось. А когда в Америке ей задали "неудобный" вопрос по поводу того, почему на Украине не часто можно услышать на улицах украинскую речь, она взвешенно ответила: "Настоящая хозяйка из своего дома мусор не выносит. Как у нас есть – так есть, это проблемы моего государства, и то, что больно мне, вам не болит".

Когда И. Вильде критиковали на каком-то представительном собрании, она с иронией заметила: "Давайте-давайте, критикуйте, а как помру, скажете, что умерла великая писательница". А однажды после одного долгого заседания ее попросили за что-то публично покаяться, она сказала: "Мы тут уже давно сидим, все устали. Давайте перекусим, я много разной еды принесла". И после того, как собравшиеся отведали вкусных закусок под горилку, про все претензии было забыто.

И. Вильде печатали не только на всей территории СССР, но и переводили на итальянский, немецкий, болгарский, чешский и польский языки.

Дарина Дмитриевна обожала гулять, особенно в лесу. Во Львове она жила в престижном месте – Профессорской колонии, где вокруг было очень много зелени. А еще часто наезжала на дачу, расположенную в живописной сельской местности.

Всю жизнь влюбленная в малую родину, в новелле "Моей Буковине" И. Вильде писала: ""..В моей стороне осень ступает в красных сапожках, украшенная подсолнухами и кистями винограда… В моей родине вечерние туманы заслоняют хороводы русалок, и звезды так близко над землей, что можно слышать их язык… В моей стороне солнце ходит босиком, опоясанное бабьим летом, с красной калиной в русой головке…"

Свою тоску по этому краю она сравнивала с "чувством моего земляка, который покидает свое село ради заработка в Канаде".

В конце 40-х годов Ирина Вильде познакомилась с майором, инженером-ремонтником Иваном Дробязко. Через некоторое время они обвенчались, чем навлекли на себя "громы и молнии". "Как же, советская писательница и депутат, а туда же, в храм!", – кричали блюстители тогдашней морали. И хотя Дарина Дмитриевна после этого оформила брак в ЗАГСе, но оскорблений не снесла, а пригрозила, что уедет в Киев и сдаст депутатский мандат. Да и верный дружбе С. Ковпак вновь вступился за нее. Власти опомнились, и ситуацию спустили на тормозах.

Правда, брак этот удачным все равно не стал, и через 10 лет супруги расстались. Говорят, что гордая Дарина Дмитриевна не смогла простить мужу случайной измены. Но, как рассказывал Ярема Евгеньевич Полотнюк, его мать необычайно любила жизнь, какой бы горькой она ни была. Дарина Дмитриевна считала, что плохое обязательно пройдет, а доброе останется.

Старший сын Дарины Дмитриевны Ярема стал востоковедом, историком и переводчиком. Он работал в университете Львова. А младший сын Максим не был "правильным" и законопослушным и не раз попадал в поле зрение правоохранительных органов: то ему вменяли участие в националистической организации, то находили у него пистолет, то конфисковывали антисоветские издания… И. Вильде, пользуясь своим положением и личными связями, вытаскивала сына из сомнительных историй. Чтобы защитить сына, она была готова на любые жертвы и порой шла на сделки с властью, подписывая "нужные" письма и публикуя статьи, "осуждающие кого надо". Дарина Дмитриевна считала, что неуравновешенный, сложный характер и взрывной нрав Максима возникли в результате того, что буквально с молоком матери он впитал ее переживания от перенесенных ужасов войны. И, как любящая мать, винила себя еще и за то, что из-за бытовой неустроенности и безденежья в конце войны ей пришлось на некоторое время отдать детей в интернат.

С работой у Максима по разным причинам (в том числе и из-за преследовавшей его скандальной репутации) тоже не ладилось, хотя он и закончил химический факультет Львовского университета... В начале 90-х годов прошлого века Максим Полотнюк трагически погиб.

Ярема и Максим подарили матери по внучке, которых она очень любила.

Ушла из жизни И. Вильде 30 октября 1982 года после тяжелой болезни. Ее похоронили на знаменитом Лычаковском кладбище во Львове.

На доме, где она жила, установлена мемориальная доска. Также во Львове открыт литературно-мемориальный музей писательницы. А еще именем знаменитой соотечественницы названы улицы в Черновцах и во Львове.

В 2007 году была учреждена всеукраинская литературная премия имени Ирины Вильде. Не прошло незамеченным и столетие писательницы. И до сих пор ее творчество интересно читателям.


Мария Морозова
Женский журнал Суперстиль • 22.04.2013


Добавить комментарий к статье




Знаменитые Ирины
Украинские писатели


Ссылка на эту страницу:

 ©Кроссворд-Кафе
2002-2020
dilet@narod.ru