Кроссворд-кафе Кроссворд-кафе
Главная
Классические кроссворды
Сканворды
Тематические кроссворды
Календарь
Биографии
Статьи о людях
Афоризмы
Новости о людях
Библиотека
Отзывы о людях
Историческая мозаика
Наши проекты
Юмор
Энциклопедии и словари
Поиск
Рассылка
Сегодня родились
Реклама
Web-мастерам
Генератор паролей

Случайная статья

Интересно

Пять лучших экскурсий на Мальте
Русские зовут Хуньчунь 'Чунькой'

Андрей Сахаров: отщепенец или пророк?


Биография Сахарова
Любовь Андрея Сахарова
Биографии физиков
Российские физики
Знаменитые Андреи
Кто родился в Год Петуха
Российские лауреаты Нобелевской премии

Андрей Сахаров За всю историю Нобелевской премии было немало парадоксов. Наиболее известный произошел, когда конструктор водородной бомбы А.Д. Сахаров стал лауреатом Нобелевской премии мира. По странному стечению обстоятельств во всем мире решение Нобелевского комитета было поддержано, в то время как в СССР оно вызвало волну протестов.

29 августа 1973 года в газете «Правда» было опубликовано письмо, которое начиналось со слов: «Считаем необходимым довести до сведения широкой общественности свое отношение к поведению академика А. Д. Сахарова. В последние годы он выступил с рядом заявлений, порочащих государственный строй, внешнюю и внутреннюю политику Советского Союза». Заканчивалось письмо так: «Мы выражаем свое возмущение заявлениями А. Д. Сахарова и решительно осуждаем его деятельность, порочащую честь и достоинство советского ученого». Под письмом стояли подписи действительных членов Академии наук СССР, в том числе пяти лауреатов Нобелевской премии: Н. Басова, А. Прохорова, Н. Семенова, И. Франка, П. Черенкова.

А спустя всего лишь два года академику Сахарову была присуждена Нобелевская премия мира с формулировкой: «за бесстрашную поддержку фундаментальных принципов мира между людьми и за мужественную борьбу со злоупотреблением властью и любыми формами подавления человеческого достоинства».

Кто же был прав — советские академики, пригвоздившие ученого и общественного деятеля к позорному столбу, или Нобелевский комитет, высоко оценивший его заслуги? Что это был за человек, вокруг которого до сих пор не прекращаются споры?


Конструктор ядерного оружия


Андрей Дмитриевич Сахаров родился 21 мая 1921 года в Москве. Его отец, Дмитрий Иванович Сахаров, профессор Московского педагогического института, был автором нескольких популярных книг и задачника по физике. Мать, Екатерина Алексеевна, была дочерью потомственного военного Алексея Семеновича Софиано.

В школу Андрей Сахаров пошел сразу в седьмой класс. До этого он занимался в группе сверстников с приглашенными учителями и лишь в конце года сдавал школьные экзамены. В те времена такие случаи не были исключением. Окончив школу с золотой медалью, Сахаров в 1938 году поступил на физический факультет Московского государственного университета. В 1942 году он с отличием окончил университет и был направлен сначала на небольшой завод в Коврове, а затем на военный завод в Ульяновске. Там он встретил первую любовь — Клавдию Вихиреву, на которой вскоре женился.

В 1945 году Сахаров поступил в аспирантуру Физического института имени П. Н. Лебедева (ФИАН). Его научным руководителем стал известный физик-теоретик Игорь Тамм (будущий лауреат Нобелевской премии 1958 года по физике). Один из аспирантов позже вспоминал, каким был в ту пору Сахаров: «Его вежливость и мягкость, сочетавшиеся с твердостью в тех вопросах, которые он считал важными, ненавязчивое чувство собственного достоинства, неспособность нанести оскорбление никому, даже враждебному ему человеку, предельная искренность и честность проявились очень скоро. Он никогда не говорил ничего, не согласующегося с тем, что он действительно думал и чувствовал в данный момент, не совершил ни одного поступка, который противоречил бы его словам, мыслям и совести».

В 1948 году Сахарова включили в состав группы Тамма по созданию термоядерного оружия. Через два года молодой ученый отправился, как тогда говорили, в правительственную командировку на закрытый объект, расположенный на границе Горьковской области и Мордовии. На этом объекте, который позже получил имя Арзамас-16 (сейчас это город Саров), Сахаров работал 18 лет. Его сотрудники вспоминают, что внешне он производил впечатление ученого, целиком поглощенного наукой и не обращающего внимания ни на что другое. Рассказывают такой случай: однажды он должен был ехать на дальнюю площадку, но машина задерживалась. Попросив мел, Сахаров на асфальте стал производить математические расчеты. Когда он уехал, служащие особого отдела никого не подпускали к этим записям до тех пор, пока не получили от Сахарова разрешение их стереть.

Можно ли называть Андрея Сахарова отцом советской водородной бомбы? Сам ученый на этот счет говорил, что «эта характеристика очень неточно отражает реальную ситуацию коллективного авторства». Однако его регалии — звание академика, которое он получил в возрасте 32 лет, три Звезды Героя Социалистического Труда, Ленинская и Государственная премии говорят сами за себя. В те времена награды и премии кому попало и неизвестно за что не давали.


Кто нажмет красную кнопку?


Как же так получилось, что увенчанный наградами академик ни с того ни с сего начал высказывать свое мнение по вопросам, до которых, казалось бы, ему не было никакого дела? В СССР бытовала версия, которая сводилась к тому, что успехи и почести вскружили молодому ученому голову, не выдержал он испытания медными трубами. Достаточно сказать, что на сберкнижке Сахарова было 162 тысячи рублей, в то время как автомобиль представительского класса ЗИМ-12 стоил всего-навсего 4 тысячи рублей. «С жиру академик бесится, вот чего!» — говорили тогда.

Однако эта версия не соответствует действительности. В своих воспоминаниях Андрей Сахаров рассказал, когда именно он пришел к выводу, что физик-ядерщик не вправе ограничиваться научными исследованиями. В ноябре 1955 года, после испытания термоядерного заряда, состоялся банкет. Сахаров так писал об этом событии: «Неделин (командующий ракетными войсками стратегического назначения) предоставил возможность произнести первый тост мне. Я предложил выпить за то, чтобы наши изделия так же удачно взрывались над полигонами и никогда не взрывались над городами.

Неделин усмехнулся и произнес ответный тост в виде притчи: старуха лежит на печи, а старик молится перед иконами: «Господи, укрепи и направь!» А старуха ему с печи: «Молись только об укреплении — направить я как-нибудь и сама сумею». Я был внутренне потрясен».

Андрей Сахаров был убежден в том, что решение об использовании ядерного оружия должны принимать не только политики и генералы, но и специалисты, которые в состоянии рассчитать возможный ущерб, тем более что последствия могут быть катастрофическими не только для страны, но и для всего мира. Этого же мнения придерживались и другие ученые, в том числе Игорь Курчатов и Петр Капица. Однако Сахаров в своих размышлениях пошел дальше. Как сделать так, задумался он, чтобы вождь не нажал, встав не с той ноги, красную кнопку? Единственный выход: в стране должна быть законодательно обеспечена интеллектуальная свобода, то есть право каждого, имеющего отношение к ядерному оружию, получать необходимую информацию и высказывать личное мнение о возможности его использования.

В 1967 году Андрей Сахаров вместе с журналистом Эрнстом Генри написал для «Литературной газеты» статью об опасности термоядерной войны и роли интеллигенции в ее предотвращении. Секретарь ЦК КПСС Михаил Суслов не разрешил публикацию этой статьи. Но он не знал Сахарова, который если брался за дело, то обязательно доводил его до конца. Ученый написал новую статью, уже не стараясь смягчать острые углы. 22 июля 1968 года «Нью-Йорк таймс» на трех газетных страницах опубликовала его «Размышления о прогрессе, мирном сосуществовании и интеллектуальной свободе».

Эта публикация была как гром среди ясного неба. Имя Сахарова немедленно стало известным всему миру, и это неудивительно, так как, по общему мнению, статья была превосходной. «Разобщенность человечества, — писал Сахаров, — угрожает ему гибелью. Цивилизации грозит: всеобщая термоядерная война; катастрофический голод для большей части человечества; оглупление в дурмане «массовой культуры» и в тисках бюрократии; распространение массовых мифов, бросающих целые народы и континенты во власть жестоких и коварных демагогов; гибель и вырождение от непредвиденных результатов быстрых изменений условий существования на планете. Перед лицом опасности любое действие, увеличивающее разобщенность человечества, любая проповедь несовместимости мировых идеологий и наций — безумие, преступление».

По мнению Сахарова, обе политические системы — капитализм и социализм — имеют право на существование, но наряду с достоинствами у них есть недостатки. Если при капитализме процветает несовершенная система распределения общественного продукта, когда одним достается все, а другим ничего, то социализм хорош всем, за исключением того, что он ограничивает интеллектуальную свободу. Следовательно, считал Сахаров, две системы должны идти навстречу друг другу, заимствуя все лучшее.

Если на Западе идеи Сахарова были восприняты с большим интересом, если в Китае они были приняты как руководство к действию, то в СССР эти идеи замалчивались. Суслов воспринял статью Сахарова как идеологическую диверсию, направленную на подрыв основ социализма и руководящей роли КПСС.

Сахарова немедленно уволили с работы, и он вынужден был уехать из Арзамаса-16 в Москву. Знакомые предпочли на всякий случай порвать с ним всякие связи, на заседаниях Академии наук рядом с Сахаровым почти никто не садился, в результате чего он, как в свое время Эйнштейн в Прусской академии наук, выглядел белой вороной. В довершение всего в марте 1969 года от поздно диагностированного рака и переживаний умерла его жена, с которой он вырастил сына и двух дочерей. Это было для Сахарова страшным ударом, от которого он не оправился до конца жизни. Все свои сбережения академик передал на строительство онкологической больницы и Обществу Красного Креста.


«У меня завтра — бой!»


Однако нашлись люди, поддержавшие Сахарова в трудную минуту. Смертельно больной Игорь Тамм пригласил его вернуться в ФИАН, где Андрей Сахаров весьма успешно занялся проблемами космологии. Но он не оставил надежды убедить советское руководство в своей правоте. В 1971 году академик обратился к генеральному секретарю ЦК КПСС Леониду Брежневу с предложением объявить амнистию политическим заключенным, принять демократический закон о печати и средствах массовой информации, восстановить права депортированных народов, объявить об отказе от применения первыми оружия массового уничтожения. Ответа не последовало, после чего Сахаров перешел к решительным действиям. Академика в этом поддержала известная правозащитница Елена Боннэр, которая в 1972 году стала его женой. Она, дочь видного большевика Геворка Алиханяна, расстрелянного в 1937 году, была убеждена, что увещевать советское руководство — это пустое занятие.

В 1973 году академик Сахаров сделал резкие заявления на пресс-конференции, на которую пригласил западных журналистов, аккредитованных в СССР. В ответ на это в «Правде» появилось злополучное письмо сорока академиков, в котором Сахаров обвинялся в том, что он «солидаризируется с наиболее реакционными империалистическими кругами, активно выступающими против линии нашей партии и государства на укрепление мира между народами». Конечно, далеко не все академики разделяли это мнение, но подписи собирал сам президент АН Мстислав Келдыш, от которого зависели ассигнования на исследования, на строительство жилья для специалистов и, вообще, существование научных центров. Евгений Евтушенко очень точно написал об этом:


 Ученый, сверстник Галилея,
 Был Галилея не глупее.
 Он знал, что вертится Земля,
 Но у него была семья.

К тому же те, кто подписал письмо, не ожидали, что последствия будут столь серьезными. Академик Юлий Харитон, работавший вместе с Сахаровым в Арзамасе-16, позже сказал: «Сейчас я сожалею о своей подписи: никакие наши разногласия, разумеется, не должны были меня побудить участвовать в этой акции. И конечно, я не ожидал, что за этим письмом последует такая кампания травли». На письмо с большим энтузиазмом откликнулись известные писатели, деятели искусства и культуры, трудовые коллективы и передовики производства, которые единодушно осудили «отщепенца» Сахарова, которому народ и партия дали образование, поили-кормили, а он ответил на это черной неблагодарностью.

Когда Сахаров уже был лишен всех наград и находился в ссылке в городе Горьком, в «Правде» была опубликована статья под названием «Когда теряют честь и совесть». Под этой статьей, обвиняющей Сахарова в том, что он «пытается очернить все, что нам дорого», подписались лишь четыре академика. Это свидетельствовало о том, что кампания травли Сахарова провалилась. В 1989 году он подавляющим большинством голосов был выбран народным депутатом СССР, написал замечательный проект Конституции Союза советских республик Европы и Азии, которая могла бы сохранить Союз на новой основе, но довести свое последнее дело до конца не успел.

14 декабря 1990 Андрей Дмитриевич Сахаров скончался. Его последними словами были: «Пошел отдыхать. У меня завтра — бой!» На церемонии прощания академик Дмитрий Лихачев сказал: «Он был настоящий пророк. Пророк в древнем, исконном смысле этого слова. И, как всякий пророк, он не был понят и был изгнан из своего народа».


МИХАИЛ ВОЛОДИН
Первая крымская N 391, 16 СЕНТЯБРЯ/22 СЕНТЯБРЯ 2011


Добавить комментарий к статье




Биография Сахарова
Любовь Андрея Сахарова
Биографии физиков
Российские физики
Знаменитые Андреи
Кто родился в Год Петуха
Российские лауреаты Нобелевской премии


Ссылка на эту страницу:

 ©Кроссворд-Кафе
2002-2018
Рейтинг@Mail.ru     dilet@narod.ru