Главная
Классические кроссворды
Сканворды
Тематические кроссворды
Календарь
Биографии
Статьи о людях
Афоризмы
Новости о людях
Библиотека
Отзывы о людях
Историческая мозаика
Юмор
Энциклопедии и словари
Поиск
Рассылка
Сегодня родились
Реклама
Web-мастерам

Случайная статья

Интересно
  • Географическое кафе
  • Тайная жизнь Шри-Ланки
  • Женская доля. Елизавета Петровна

  • Биография Елизаветы Петровны
  • Императрица волею судеб
  • Императоры России
  • Знаменитые Елизаветы
  • Романовы


  • К 300-летию Елизаветы Петровны


    29 декабря 1709 года в подмосковном Коломенском родилась дочь Петра Первого от Марты Скавронской (будущей Екатерины Первой), названная Елизаветой. Ребенок появился на свет, что называется, под счастливой звездой – аккурат, к торжественному въезду отца в Москву после Полтавской победы. Понятно, что любивший бурные празднества царь никак не мог устоять при таком поводе – и пир закатили на славу, старательно при этом отделяя его тематически от чествования военного триумфа – чтобы потом всем еще раз от души напиться "на законных основаниях".


    Новорожденная, как мы знаем, впоследствии стала российской императрицей и процарствовала долгие двадцать лет – с 1741 по 1761 годы. Нам уже доводилось на Полит.ру писать о тех или иных аспектах этого замечательного, однако несколько закамуфлированного ревнивыми потомками правления – и даже не раз. И все же Елизавета Петровна стоит того, чтобы сказать о ней еще несколько слов – хотя бы и скороговоркой.

    Итак, Елизавета была дочерью Петра и Марты Скавронской – причем, дочерью младшей, пятым ребенком этой пары. Пятым из одиннадцати – ибо, предшествовали ей Павел (1704 – до 1707), Петр (1705 – до 1707), Екатерина (1706-1708) и Анна (1708-1728, мать будущего императора Петра III). Младше же Елизаветы стали Наталья, Маргарита, Петр, Павел, еще одна Наталья и еще один Петр. Все они, однако, не пережили детских лет, причем Петр Петрович, родившийся в 1715 г., в 1718 г. был объявлен наследником престола, однако годом позже умер к вящему горю своего отца, ради него умертвившего в 1718 г. своего старшего сына от брака с Лопухиной – несчастного царевича Алексея.

    Итак, из всего этого множества младенцев взрослыми стали лишь две дочери – Анна и Елизавета. Выросли, и их практичный отец озаботился пристраиванием потомства – разумеется, исходя из интересов государства, сиречь – династических. И никаких других. Анну, как мы знаем, выдали за голштинского принца, еще больше привязав к Петербургу эту исторически связанную с Россией немецкую землю. А вот с младшей ее сестрой вышла незадача. Ставшая любимицей своих родителей, она, как видно, считалась самым дорогим отечественным товаром на рынке матримониального экспорта – а потому папаша имел намерения сорвать за нее по максимуму. То есть, короля Франции Людовика XV. Надо сказать, что затея стоила усилий, ибо Франция для русских верхов была с конца ХVII века неким объектом труднопреодолимого влечения - объективным геополитическим противником, с которым, однако, исключительно хотелось дружить. Оно и понятно: коли нация настраивается на культурный импорт как на общегосударственный проект, то естественным фокусом этого проекта станет главный культурный центр Европы – ее интеллектуальная, художественная и духовная мекка – Париж. Интересно, что в этом, растянувшемся на десятилетия, флирте имела место даже некоторая взаимность – однако, сей богатый сюжет мы оставим для другого раза. Для нас же важно, что ничего с французским королем не срослось – в Версале решили, что налицо мезальянс. И дело тут было даже не в сомнительном происхождении матери невесты – это было бы, как говорится, полбеды. Значительно хуже было другое обстоятельство: Елизавета, как и ее старшая сестра, родились ДО вступления своих родителей в законный брак. То есть были фактически незаконнорожденными.

    В самом деле, Петр Первый и Екатерина Алексеевна сочетались браком 6 марта 1711 г. – это было тайное венчание, после которого последовало крайне скромное чествование с минимальным количеством приглашенных. Сам же Петр участвовал в церемонии, будучи облачен в контр-адмиральский мундир – то есть это было как бы не царское, но контр-адмиральское венчание. После которого молодые отбыли в свадебное путешествие – на войну, в злосчастный Прутский поход, едва не обернувшийся для них катастрофой. А уже по возвращении – 19 февраля 1712 г. – царская свадьба была отпразднована со всей подобающей грубоватой пышностью. Однако же – время течет лишь в одном направлении, и даже на момент венчания Елизавете было больше года от роду. Что сильным образом снижало ее потенциальную стоимость на рынке династических браков.

    Пришлось умерить притязания, ограничив их кругом себе подобных. Исключительная красавица, сносно образованная, владевшая в совершенстве французским, хорошо – немецким и итальянским и неплохо – шведским, сперва чуть не стала женой Морица Саксонского – побочного сына польско-саксонского короля Августа Сильного, ненадежного отцовского союзника, затем едва не вышла за младшего брата голштинского герцога, т.е. сестриного мужа – но тот вовремя скончался. Это, однако, не стало самым экзотическим для нее брачным предложением – уже после смерти матери и воцарения Петра II Алексеевича, А. Остерман вроде бы носился с идеей выдать ее замуж прямиком за царствующего племянника. Проект, конечно, был изрядно смелым – мало того, что идущим вразрез с каноническим правом, так еще и разом противоречащим интересам нескольких группировок, имевших свои виды на семейное обустройство юного Петра II. Однако же, стоит оценить масштаб мышления мудрого вестфальца: случись чаемое (а на Руси, как мы знаем, писаные законы – препятствие слабое), скольких бы трагедий удалось избежать – уж нам-то из исторического далека все это видно вполне! И ведь смелости требовал проект изрядной: в нашей стране тогда прикосновенность к вопросам престолонаследия почти всегда была игрой с нулевой суммой – либо ты выигрываешь очень многое, либо теряешь почти все. Впрочем, несмотря на неудачу замысла, Остерман в тот раз не пострадал – Елизавету же с племянником связали узы как будто искренней дружбы, вопреки слухам не перераставшей в большее. При том, что созревшая девушка уже начала заводить романы по собственному выбору.

    Заметим, что любовники Елизаветы сменяли друг друга отнюдь не только в силу динамики отношений с принцессой, но и, так сказать, повинуясь внешним обстоятельствам: Александра Бутурлина окружение Петра II услало в действующую армию, Семена Нарышкина – за границу, а Алексея Шубина уже Анна Иоанновна, сменившая Петра Алексеевича на престоле, арестовала и сослала в Сибирь, где он отбывал каторгу с 1731 по 1742 г. Елизавета подписала указ о его освобождении сразу же после воцарившего ее переворота, однако найти бедолагу в Сибири оказалось не таким простым делом – в конце концов, его обнаружили практически случайно, Шубин вернулся в Петербург, восстановился в чинах и имениях, но не в статусе любовника дочери Петра Великого – здесь уже вакансия отсутствовала. Примерно с середины тридцатых годов ее занимал бывший украинский певчий Алексей Григорьевич Розум, ставший Разумовским. Надо сказать, что вялые попытки соорудить для Елизаветы Петровны династический брак не прекращались во все анненское десятилетие и даже несколько позже – в месяцы регентств Бирона и Анны Леопольдовны. Самым экстравагантным вариантом здесь, пожалуй, было сватовство Надир-Шаха – иранского властителя, освободившего Персию от афганцев, а затем разгромившего Делийский султанат, откуда победитель вывез в качестве добычи тот самый алмаз "Шах", которым Иран заплатит России в 1829 г. за кровь убитого русского посла – А. С. Грибоедова. Посольство Надир-Шаха с 14 слонами прибыло в Петербург буквально за полтора месяца до переворота 25 ноября 1741 г.

    В фаворитах Елизаветы Алексей Разумовский пребывал все сороковые годы. Причем в 1742 г. любовники как будто бы сочетались тайным браком – достоверно об этом не было известно ни тогда, ни сейчас. Рассказывают, что уже после смерти императрицы Екатерина Вторая специально послала к тихо доживавшему свой век в Москве Разумовскому М. Воронцова с заданием – выяснить однозначно, венчался он с Елизаветой или нет. Екатерине это важно было в рамках распутывания собственных отношений с Г. Орловым или кем-то еще из чреды ее любовников. Судя по всему, Орлов склонял ее к подобному поступку, ссылаясь на прецедент. Разумовский принял посланца, но в ответ на его вопрос достал какие-то бумаги и на глазах у Воронцова швырнул их в камин. Это и был ответ – в максимальной степени развязывавший руки новой императрице.

    С 1749 года и до самой смерти фаворитом Елизаветы был Иван Иванович Шувалов – интеллектуал, эстет, покровитель Ломоносова, создатель Московского университета и т.д. Вообще, оба главных любовника дочери Петра Великого времен ее царствования были людьми добродушными, не замеченными в употреблении своих немалых возможностей во вред другим людям. По всей видимости, с Елизаветой их действительно связывало серьезное и взаимное чувство.


    Лев Усыскин
    Полит.ру 15 января 2010


    Добавить комментарий к статье



  • Биография Елизаветы Петровны
  • Императрица волею судеб
  • Императоры России
  • Знаменитые Елизаветы
  • Романовы



  • Ссылка на эту страницу:

     ©Кроссворд-Кафе
    2002-2016
    Рейтинг@Mail.ru     dilet@narod.ru