Главная
Классические кроссворды
Сканворды
Тематические кроссворды
Календарь
Биографии
Статьи о людях
Афоризмы
Новости о людях
Отзывы о людях
Историческая мозаика
Юмор
Энциклопедии и словари
Поиск
Рассылка
Сегодня родились
Реклама
Web-мастерам

Случайный словарь

Интересно
  • Пять лучших экскурсий на Мальте
  • Кровавое озеро близ Гастингса
  • История одной бороды. Правда страшнее вымысла. Жиль де Лаваль де Ре



    Прообраз страшного героя по прозвищу Синяя Борода вот уже четвёртое столетие не даёт покоя внимательным читателям Шарля Перро. Очень уж хочется узнать подробности о страшном серийном убийце и порадоваться, что это всё было давным-давно. И отвлечься от сообщений о пошлых серийных убийцах современности. Ни тебе замков, ни тебе тайны и никакого экстравагантного атрибута вроде загадочной и необъяснимо притягательной в своей ужасности синей бороды.

    Шарлю Перро, конечно, не были известны документальные подробности процесса над душегубом, выведенным им под именем Синяя Борода – только в XIX веке эти материалы рассекретили, а в 1965 году – опубликовали протоколы суда инквизиции.

    Но даже если бы и знал, то вряд ли бы решился в возвышенном и просвещённом XVII веке, освещённым лучами Короля-Солнца, намекнуть на правду, которая была страшнее любого вымысла…

    Настоящая Синяя Борода – Жиль де Лаваль де Ре, очень богатый французский вельможа – жил в период Столетней войны и был соратником Жанны д'Арк, сражался с ней рядом. Он родился в 1404 году в одной из самых аристократических семей Франции – в родовом замке Машкуль. Родители его были образованными людьми, в наследство сыну кроме всяких богатств они оставили большую библиотеку. В 11 лет Жиль осиротел, и его воспитателем стал дед по материнской линии.

    Жиль был красив, с юности прекрасно владел мечом и шпагой, был великолепным наездником, увлекался соколиной охотой и театром. Воспитанием и учёностью он намного превосходил своих соседей, но самой большой страстью юного барона было чтение книг, чему он посвящал всё свободное время.

    В 16 лет, по совету деда, Жиль женился на своей кузине Катрин де Туар: свадьба была отмечена пышными торжествами и пирами в родовом замке деда Тиффож.

    Но напрасно ей завидовали знатные подружки, млевшие от пронзительных взглядов красавца-брюнета: молодой муж был равнодушен к жене, отдавая предпочтение пирам, фехтованию и скачкам по окрестностям своих обширных владений, полученных в приданое за женой, – замков Шантосе и Энгранд.

    Казалось, он яростно, в каком-то безумстве отчаяния, пытается забыться в непрекращающихся пирах, охотах, и различных увеселениях, которые поражали современников – и потомков – своим размахом, и которые постепенно превращались в буйные оргии…

    Двор герцога Бретани не был и наполовину так блистателен, как двор маршала де Ре. Его полнейшее пренебрежение богатством было настолько известно, что ему приходилось платить за всё приобретённое тройную цену. Замок был полон потворщиками его прихотям, которым он щедрою рукой раздавал награды.

    Но, в конце концов, обычный круг плотских наслаждений перестал приносить ему удовлетворение, было замечено, что он стал более воздержан за столом, и начал пренебрегать красотой танцовщиц, которым прежде уделял особое внимание.

    Порой он становился угрюмым и замкнутым, в глазах появлялась неестественная дикость, явно указывавшая на зарождающееся безумие. В конце концов, жизнь с более чем странным супругом оказалась настолько невыносимой для несчастной Катрин, что она покинула его и вернулась к родителям. Их пятилетняя дочь, по закону, осталась с отцом…

    Безумие барона де Ре было тому причиной? Или закончившиеся средства? Развлечения требовали расходов, король запретил продавать фамильные имения – и что было делать благородному сеньору? Не работать же… Чтение старинных фолиантов подарило ему надежду на обладание философским камнем. Он, выражаясь современным языком, собрал команду для поиска этого волшебного камня, превращающего металл в золото и меняющего суть вещей.

    Команда из нескольких десятков алхимиков, магов и просто проходимцев трудилась днём и ночью над тиглями и ретортами, завывая заклинания и формулы. Желание де Ре получить тайное знание было таково, что одному из участников – Роже де Брикевилю – Жиль доверил воспитание своей дочери, оставшейся без матери, пообещав ему, что в надлежащее время он сможет выдать её замуж за любого, кого он выберет, или же жениться на ней, если сочтёт это лучшим. Постараться стоило. И они старались. На это дело было потрачено почти восемь лет – и всё без толку. И тогда…

    Тогда сеньор де Ре "счёл себя свободным от обязательств по отношению к Богу" и решил перейти от белой магии к чёрной. Он решил, по наущению своего приближенного Прелати, что надо принести дьяволу жертву: отрубленную голову, сердце, глаза и свежую кровь... Он требовал от дьявола "знания, могущества, богатства", и детской кровью писал формулы и заговоры.

    С тех пор чёрная башня в его замке стала алтарём дьявола. А в окрестных деревнях стали пропадать дети – мальчики 3-11 лет. Некоторых из них видели в замке барона, но хозяин замка имел вооруженную свиту, которая пресекала любые попытки проведать, что же там творится.

    Поползли страшные слухи: одни говорили о безумии сеньора, другие – о его сговоре с дьяволом и даже о людоедстве. Уже тогда его имя для маленьких детей стало пугалом, подобно великану-людоеду из волшебных сказок; и им наказывали: лучше делать круг, чем проходить под башнями Шантосе.

    Впрочем, скоро в окрестных деревнях стало некого пугать… За три года из деревень вокруг двух его замков – Шантосе и Машкуль – пропало около трехсот детей, все они были принесены в жертву сладострастию (или алчности?) этого чудовища.

    Маленькие дети продолжали исчезать самым таинственным образом, и, возможно, многие бы ещё исчезли (крестьяне обречённо молчали), если бы люди барона не похитили детей у нескольких богатых горожан.

    Все следы вели к барону де Ре, а слухи о бесчинствах его стали столь упорными и явными, что Церковь была вынуждена вмешаться. Епископ Нанта направил рекламацию герцогу Бретани. И в сентябре 1440 года де Рэ был арестован в собственном замке вместе со своим сообщником Прелати, и в ожидании суда брошен в темницу в Нанте.

    Судьями были назначены Епископ Нантский и Канцлер Бретани, Наместник Инквизиции во Франции и Президент Провинциального Парламента. Против Жиля были выдвинуты обвинения в колдовстве, содомии и убийстве.

    На процессе барон сначала держался спокойно и даже насмешливо. Зачем ему нужны были дети? Но ведь все знают, что благочестивый сеньор де Ре любил церковную музыку и содержал большую капеллу мальчиков. Все помнили, что, даже отправляясь в походы, он возил с собой орган и хор мальчиков. Куда они девались потом? Этого он не знает и не может знать: мальчики вырастали и уходили, а их место занимали другие.

    Смертельно бледный барон с пеной на губах отрицал обвинения, но поклясться в этом спасением души наотрез отказался.

    Даже когда на допросе под пытками слуги барона показали, что они видели в руках своего хозяина окровавленные части тела ребёнка, а неподалеку лежал его обезображенный труп, Жиль де Ре всё отрицал. Он отрицал, что нанял старуху Перрину Мартен, которая заманивала ребят, а слуги барона заталкивали их в мешки и тащили в замок. Кстати, сама Перрина скончалась во время пыток, но никаких показаний не дала.

    Но когда в одном из его замков нашли останки ста сорока (!) замученных детей и орудия для их умерщвления, и предъявили суду, самоуверенность покинула его. Трибунал решил подвергнуть обвиняемого пытке, чтобы выяснить всю правду о преступлениях. Когда обвиняемого привели в мрачную пыточную камеру, пытку применять не пришлось: барон сам стал перечислять все свои преступления и признался в убийстве полутора сотен мальчиков.

    Он сказал, что никто не принуждал его к совершению преступлений, лишь его собственные порочные желания; признался, что сначала убивать было страшно, потом он стал находить в этом всё большее удовлетворение.

    Он также признался, что он получал удовольствие от пыток жертв своего сладострастия и от наблюдения за трепетом их тел и угасанием света их глаз, когда они испускали последний вздох. Он совершал надругательство над умирающими и даже мёртвыми детьми… Признание Прелати уже ознакомило судей с его кошмарным помешательством, и сам Жиль подтвердил это. Перед смертью он заявил: "Никто в мире никогда не совершал и не сможет совершить того, что совершил я".

    Приговор в отношении Жиля де Ре и приговорённых к тому же наказанию его слуг был приведён в исполнение 25 октября 1440 года. В день казни епископ Нанта организовал религиозную процессию духовенства и народа "ради спасения души маршала де Ре и его сообщников".

    Благодаря высокому положению маршала его не сожгли заживо. Сначала его удавили и лишь затем бросили тело в огонь – так поступали тогда со всеми знатными преступниками; тело его – наполовину сгоревшее – было передано родственникам для погребения.

    Трудно себе представить, но жители Нанта приветствовали и горячо молились за раскаявшегося детоубийцу, когда его вели на казнь. В этот день всех детей Нанта поколотили палками, чтобы не изгладилось у них из памяти это событие...

    Такова в основных чертах фактическая канва процесса над Жилем де Ре, которая не имеет почти ничего общего со сказкой о Синей Бороде. Но народная молва превратила именно его в злодея, а детей – в убитых им жён. Синий же цвет бороды идёт, вероятно, от другой легенды.

    Однажды богатый рыжебородый рыцарь уговаривал красивую девушку выйти за него замуж. Уже в церкви, клянясь в верности своей невесте, он сказал:


    – Я отдам тебе и тело, и душу.


    – Вот это я принимаю, – раздались громовой голос и хохот дьявола, который скрывался под видом красавицы, а теперь предстал в виде синего демона. – Помни, что с этого часа ты мой и телом, и душой!


    Дьявол исчез, а рыжая борода рыцаря в знак заключённого договора стала синей. Эта легенда причудливо переплелась с историей Жиля де Ре, объединила их в один сюжет, из которого и возник мрачный образ Синей Бороды.


    Галина Опанасенко
    Женский журнал Суперстиль • 27.02.2010


    Комментарии к статье:

    Автор: Инкогнито
    Дата: 2014-12-18 06:47:59

    Но ведь это неправда! Маршала Франции жестоко подставили, чтобы заполучить его земли! В 1992 году во Франции прошел повторный процесс о деле Жиля де Ре, посмертный, завершившийся однозначным оправданием барона! Близ его владений не было найдено ни одного тела ребенка. Весь процесс был сфабрикован и готовился заранее. Кроме того, Прелатти и ведьма, добывавшая детей, были отпущены с миром, а не сожжены или убиты в застенках инквизиции.

    Автор: samanta
    Дата: 2015-04-30 10:29:43

    можно было бы поверить в его виновность, если бы он был небогат, но тут скорей всего его подставили чтоб завладеть его имуществом. Да он и сам подставлялся. В смысле давал повод образом жизни своей. А вообще это статья под рубрикой Переписываем друг у друга - кто только не пишет об этих событиях!

    Автор: Нина
    Дата: 2016-03-27 19:08:23

    Опанасенко, Галина, зачем врете, пачкаете доблестного человека, он единственный, кто решился освободить Жанну от костра, но не успел, испачкать человека легко, тем более, ответить он не может

    Автор: Ольга
    Дата: 2017-01-22 14:15:35

    Одно не исключает другого.Решение избавить Жанну от костра не имеет ничего общего с убийствами.Правда это или нет-не знаю.

    Добавить комментарий к статье




    Ссылка на эту страницу:

     ©Кроссворд-Кафе
    2002-2016
    Рейтинг@Mail.ru     dilet@narod.ru