Кроссворд-кафе Кроссворд-кафе
Главная
Классические кроссворды
Сканворды
Тематические кроссворды
Календарь
Биографии
Статьи о людях
Афоризмы
Новости о людях
Библиотека
Отзывы о людях
Историческая мозаика
Наши проекты
Юмор
Энциклопедии и словари
Поиск
Рассылка
Сегодня родились
Реклама
Web-мастерам
Генератор паролей

Самое популярное

Интересно

Таиланд. Законы выживания
Инсбрук. Прогулки перед Рождеством

Под звуки "кумпарситы". Людмила Пахомова


Российские фигуристы
Знаменитые Людмилы


 Лед стружкою острою, тонкой
 Вьется под сталью конька.
 Ты подрастешь —
 Чемпионкой станешь наверняка...

Этот незатейливый стишок служил подписью к фотографии в журнале "Советская женщина". На снимке десятилетняя девочка-фигуристка робко скользит по ледовой глади. Когда Людмиле Пахомовой, уже прославленной спортсменке, подарили этот журнал, она узнала себя, хотя и забыла, когда и при каких обстоятельствах её фотографировали.

Балующийся поэзией корреспондент оказался пророком. Но никто не мог предположить, насколько тернистым для Людмилы окажется восхождение на спортивный Олимп, сколько слёз, пота и даже крови будет пролито на пути к славе, к медалям высшей пробы и всенародной любви. И как трагически сложится судьба той, которую будут величать не иначе как Королевой Льда.

Первая в истории Олимпийская чемпионка по спортивным танцам на льду, многократная чемпионка мира, Европы и СССР Людмила Алексеевна Пахомова родилась 31 декабря 1946 года в Москве. Любопытно, что Мила "по приказу старшего" должна была стать… парашютисткой. Таким видел будущее своей дочери Алексей Пахомов, отважный лётчик, Герой Советского Союза, полковник ВВС и зампред ЦК ДОСААФ. Но Мила ещё в раннем детстве увлеклась фигурным катанием. Отец в конце концов махнул рукой – девчонка, что с неё взять. И пристроил в юношескую школу ЦСКА.

Мила пробовала себя и в одиночном, и в парном катании, но результаты оставляли желать лучшего. Тогда её первый тренер Виктор Рыжкин предложил Миле заняться танцами, и сам стал её партнёром. Но долго этот союз продлиться не мог. Слишком уж велика была разница в возрасте, в околоспортивных кругах их так и называли - "дедушка" и "внучка". Налицо была и психологическая несовместимость.

Тогда Мила приняла первое в своей жизни решение, когда надо было "резать по живому". Пахомова порвала с Рыжкиным и ушла к новому тренеру - Елене Чайковской. Вместе они подобрали Людмиле партнёра – фигуриста-середнячка Александра Горшкова, который, устав от неудач, собрался уж было повесить коньки на гвоздь.

Александр быстро понял, что лидером на льду и вне его всегда будет Людмила, но смирился. Да и деваться ему было некуда. В ту пору решения о том, кто будет представлять страну на международных соревнованиях, утверждались на государственном уровне.

И начались тренировки. Горшков оказался весьма перспективным танцором, да и Людмила не позволяла ему расслабляться. А все вокруг лишь посмеивались – и чего это они из кожи вон лезут? Это ж танцы, никому не нужная ерунда…

Танцы на льду долгое время считались "незаконнорожденным ребёнком" фигурного катания. Неподражаемая Фаина Раневская даже придумала язвительный афоризм: "Есть только два извращения – хоккей на траве и танцы на льду". Но благодаря Пахомовой и Горшкову ледовый балет не только оформился в самостоятельный вид спорта, который был включён в программу Олимпийских игр, но и завоевал сердца болельщиков всего мира – как среди поклонников классического фигурного катания, так и среди любителей танца, как искусства. Пахомовой рукоплескала сама Майя Плисецкая, не склонная раздавать комплименты.

Пахомовой удалось, казалось, невозможное - создать гармоничный сплав высокотехничного академического катания и эмоционального танца, в котором всегда найдётся место и смелым экспериментам, и артистической свободе и раскрепощённости, и – почему бы и нет? – игре на публику.


"Если артист придумал что-то новое, пошел на риск, но скован, не уверен, что будет понят и принят, то его и вправду забрасывают помидорами. Если же он танцует самозабвенно, пусть даже с вызовом, не сомневаясь в себе, трибуны поддержат. Трибуны ценят смелость".


Из книги Л. Пахомовой "Монолог после аплодисментов"


С особой тщательностью Пахомова подбирала музыку для своих программ. Были у неё в репертуаре и русские песни ("Соловей", "Вдоль по Питерской"), но главной композицией, "визитной карточкой" её с Горшковым перформансов, стало танго "Кумпарсита". Пусть название танца сейчас известно лишь узкому кругу музыковедов, мелодию может напеть каждый, кто видел новогодний выпуск "Ну, погоди!", в котором Волк и Заяц, собственно, и пародируют выступление Пахомовой и Горшкова. Популярность "Кумпарситы" была феноменальной, её стали с утра до ночи крутить по радио, а ведь ещё совсем недавно танго в СССР было полузапрещённым танцем, который вызывал у порядочных граждан "нежелательные сексуальные ассоциации".

Но роз без шипов не бывает. На Чемпионате мира в канадском Калгари за день до финала Пахомова и Горшков почувствовали недомогание – температура под сорок, тошнота. Диагноз – тяжёлое пищевое отравление. При этом все остальные, кто обедал с фигуристами за одним столом, не пострадали… Не будем сейчас строить догадки о "происках проклятых империалистов". Пахомова и Горшков выиграли чемпионат!

В финале другого чемпионата Горшков нечаянно врезался коньком в стопу своей партнёрши. Стиснув зубы, Людмила откатала программу, будто ничего не произошло. Прямо с золотой медалью на шее её увозили на "скорой", а уборщики потом недоумевали: откуда на льду кровь?

В жизни Людмила была очень искренним и жизнерадостным человеком. Она часто смеялась – по-детски звонко и заразительно. Но как только речь заходила о танцах, моментально серьёзнела, сосредотачивалась, будто через минуту ей уже выходить на лёд. А ещё она была настоящей женщиной – вынужденная большую часть жизни проводить в спортивных костюмах, при каждом удобном случае надевала элегантное платье, а её причёска и макияж всегда были безукоризненными.

Были у Милы и свои маленькие слабости – она обожала крепкий кофе с плюшками и никак не могла отказаться от сигарет, к которым пристрастилась ещё в ранней юности. Тренеры, конечно, ругались, но, скорее, для проформы – когда Пахомова готовилась к ответственным выступлениям, то уходила в работу с головой. Репетировала вплоть до обмороков, оттачивая с Горшковым каждое движение – чтобы на льду можно было полностью отдаться страсти танца. Нет предела совершенству – Пахомова даже поступила в ГИТИС на балетмейстерский факультет и с успехом его окончила.


"Моё кредо — и жизненное, и творческое, и профессиональное — работать. Профессионал работает, он не ждёт вдохновения, он трудится каждый день, каждый час".


Из книги Л. Пахомовой "Монолог после аплодисментов"


Обыватели судачили о "войне" Пахомовой и Родниной – мол, они даже друг другу подсыпают в коньки битое стекло. Чушь, конечно. Закадычными подругами они и вправду не были, но конкурировать между собой не могли по той простой причине, что Пахомова занималась танцами на льду, а Роднина парным катанием, а это две разные спортивные дисциплины. Дружила же Пахомова с Татьяной Тарасовой. Именно Тарасова организовала прощальный бал Пахомовой и Горшкова в 1976-м. Когда фигуристы откатали "Кумпарситу", все зрители встали. Аплодисменты и крики "Браво!" не смолкали четверть часа, а лёд был усыпан цветами.

Сразу же после ухода из большого спорта Людмила и Александр поженились, и через год у них родилась дочь Юля. А ещё через год Пахомова вернулась на лёд, но уже в качестве тренера. Её главная подшефная пара Анненко – Сретенский завоевала бронзу на Чемпионате Европы; были и другие интересные пары.

В 1979 году, после обычной плановой диспансеризации, врачи неожиданно вызвали Пахомову на серьёзный разговор. Другая бы, услышав слово "лейкемия", погрузилась в депрессию и стала сидеть и ждать своего смертного часа. Но только не Пахомова. Она удирала из больниц на каток, где её ждали ученики, и теперь каждую секунду, отпущенную ей свыше, старалась прожить с пользой – писала книги, занималась общественной деятельностью, даже пыталась сочинять музыку. Никто, кроме близких, и не догадывался о её неизлечимой болезни.

31 декабря 1985 года в палате у Милы собрались родственники и друзья. День рожденья плавно перетёк во встречу Нового Года, все пили шампанское, веселились, желали друг другу здоровья… Мила, превозмогая сильнейшие боли, весь вечер протанцевала с Александром, украдкой поправляя парик – она не могла предстать перед мужем в неприглядном виде, хотя он, конечно, знал о последствиях химиотерапии.

До последнего дня Людмила, лежа под капельницей, редактировала свою новую книгу и записывала в тетрадь наставления для учеников. 17 мая 1986 года Людмилы Пахомовой не стало.

Прощание с великой фигуристкой прошло в спорткомплексе ЦСКА. Чтобы преподнести Королеве Льда последний букет цветов, люди занимали очередь ещё на станции метро "Аэропорт", а милиции пришлось перекрывать Ленинградку. Похоронена Людмила Пахомова на Ваганьковском кладбище.


"Быть звездой мне нравилось. Разве не мечтает об этом каждая артистка? Я хотела кататься так, чтобы после меня и смотреть ни на кого не хотелось".


Из книги Л. Пахомовой "И вечно музыка звучит"


Первые месяцы убитый горем Александр практически неотлучно провёл у могилы жены. Лишь друзья и дочь Юля спасли мужчину от полного физического и нервного истощения. В настоящее время Александр Горшков возглавляет благотворительный фонд "Искусство и спорт" имени Людмилы Пахомовой.


Роман Широков
Женский журнал Суперстиль • 22.12.2009


Добавить комментарий к статье




Российские фигуристы
Знаменитые Людмилы


Ссылка на эту страницу:

 ©Кроссворд-Кафе
2002-2018
Рейтинг@Mail.ru     dilet@narod.ru