Главная
Классические кроссворды
Сканворды
Тематические кроссворды
Календарь
Биографии
Статьи о людях
Афоризмы
Новости о людях
Отзывы о людях
Историческая мозаика
Юмор
Энциклопедии и словари
Поиск
Рассылка
Сегодня родились
Реклама
Web-мастерам

Случайная статья

Интересно
  • На Ибицу - за закатом и татуировками
  • Китайский Остров Свободы
  • Без грима, или школа человечности Евгения Леонова

  • Биография Леонова
  • 10 лет со дня смерти Евгения Леонова
  • Фильмография Леонова
  • Извечный поиск себя
  • Великий трагик Винни-Пух
  • Большой секрет обаяния самого круглого Винни-Пуха
  • Интересные факты
  • Новости
  • Российские актеры
  • Биографии актеров
  • Девы (по знаку зодиака)
  • Знаменитые люди по имени Евгений
  • Интересные факты о людях
  • Интересные факты об актерах
  • Кто родился в Год Тигра


  • Добавить отзыв о человеке

    Говорят, готовясь к роли Иванова в одноименной постановке Марка Захарова, Евгений Леонов рассуждал за своего героя так: «Безвременье рождает «порядочного обывателя». Если ты вышел из игры, ты – обыватель. Ум не оставил тебя, способность критически видеть и мыслить сохранилась, взгляды не переменились, но время вышибло тебя из действия. Невыносимо трудно стало сохранить себя. Чем, собственно, ты лучше этой пошлой публики в гостиной Лебедевых? Тем, что ты видишь их низость, и только-то? А что ты им противопоставишь? Слова, слова, одни слова...» При этом актер проговаривал эти самые «слова» не спеша, как бы неохотно, словно подумывая: а не помолчать ли мне, а то всюду свое мнение… Если Станиславский считал, что «артист должен быть скульптором слова», то в каждой фразе, в каждой реплике, на сцене и на съемочной площадке, Евгений Леонов стремился буквально вылепить мысль, чтобы зритель не только услышал и понял, но и увидел ее! А значит, почувствовал.

    И тогда длинные монологи делались короче. Но не за счет сокращений, а за счет актерского умения преодолеть литературную словоохотливость и превратить слова – в действие, которое, в свою очередь, было продиктовано жизненной позицией самого артиста. Вот это-то, пожалуй, и сделало работы Евгения Павловича Леонова незабываемыми. А его лучшие роли – настоящими шедеврами.

    Каким же был в жизни этот выдающийся актер? По словам друзей и близких, Леонов был очень спокойным и мягким человеком, постоянно старался всех примирить и обожал приглашать в дом гостей. Он был сильным, волевым и мужественным и в то же время ранимым. Его легко можно было обидеть, просто неосторожно брошенной фразой, и, обижаясь, он был похож на большого ребенка, грустного и беззащитного. Он с удовольствием смешил зрителей, а в жизни часто ходил задумчивый… Никогда не боролся за себя, только за других. И безгранично любил свою работу. В его понимании искусство не было развлечением для людей, «оно было и всегда будет школой человечности».

    И ее дисциплины он постигал всю жизнь.

    Начиналось все в двух небольших комнатах коммунальной квартиры в Москве на Васильевской, где вкривь и вкось стояли раскладушки для близких и дальних родственников и мать с отцом делали все, чтобы гости чувствовали себя легко и свободно. Жили дружно. Анна Ильинична хлопотала по дому, Павел Васильевич, придя с работы, занимался детьми: Женей и Колей.

    Во время войны вся семья Леоновых трудилась на авиазаводе, где работал отец: мать – табельщицей, брат – копировальщиком, а пятнадцатилетний Женя – учеником токаря. Работая, он поступил в Авиационный техникум им. С. Орджоникидзе, стал принимать участие в художественной самодеятельности и, проучившись почти три года, неожиданно бросил свой курс, став студентом драматического отделения Московской театральной студии под руководством известного балетмейстера Р. Захарова. Впрочем, для самого Леонова это не было неожиданностью, ведь театром он заболел уже давно, в пятом классе, когда в школьном драмкружке ребята сами сочинили и поставили водевиль. Тогда Леонов понял, что у него получается смешить людей, и ему это понравилось.

    По окончании студии молодой актер получил направление на работу в Московский театр Дзержинского района. Потом его пригласили в Театр им. Станиславского, затем – в Театр им. Маяковского и, наконец, в 1974 году – в «Ленком».

    Разумеется, творческая судьба артиста не была безмятежной. Его путь был трудным, полным актерского долготерпения, огромной работы и непрекращающейся учебы. Это был нелегкий путь совершенствования от мастерства – к наивысшему мастерству. В те годы будущий заслуженный артист РСФСР, народный артист СССР, лауреат многих российских и зарубежных премий признавался:

    «Я работаю, я буду падать, и подниматься, и ошибаться, и мучиться, как я мучился и переживал всегда… В течение стольких лет я, кроме массовок, ничего не играл! У меня стало появляться сомнение: правильно ли я сделал, что пошел в искусство? И были мысли бросить это дело совсем…»

    Только в середине пятидесятых, с приходом в Театр им. Станиславского режиссера Михаила Яншина, появилась первая заметная роль Леонова – Лариосик в спектакле «Дни Турбиных».

    Однако очень скоро критики стали отмечать, что «палитра этого характерного актера весьма и весьма разнообразна». Стоит лишь вспомнить героев фильмов «Джентльмены удачи» или «Слезы капали», потом… блистательного Санчо Панса в «Человеке из Ламанчи» или Ванюшина в «Детях Ванюшина» (на сцене Театра им. Маяковского). Эти и многие другие работы – ярчайшие примеры замечательного актерского сочетания: трагизма и комичности. Именно этот состав, по мнению многих, и способствовал тому, что Леонов свободно мог играть роли любого жанра! Тут были и оперетты («Крепостная актриса», «Дуэнья»), и детективы («И это все о нем»), и сказки («Снежная королева», «Обыкновенное чудо»), и драмы («Белорусский вокзал»), и лирические комедии («Афоня», «Осенний марафон»), и телесериалы («Большая перемена»), и эксцентрика («Полосатый рейс», «Джентльмены удачи»), и мультфильмы (озвучивал героев «Винни Пуха», «Фантика» и др.) Конечно же, такие разные и такие похожие, эти голоса, взгляды, жесты, эти судьбы и переживания, эти искрометные шутки и добродушные улыбки не могли не покорять зрителей.

    Надо сказать, что, в отличие от многих актеров, Леонов почти никогда не пользовался гримом. Его внешность, довольно-таки специфическая, сразу запоминающаяся, оставалась неизменной во многих ролях. И почему-то это абсолютно не мешало преображению артиста в разные персонажи. Видимо, дело было все в том же отношении к слову. Он превращал каждый монолог – в диалог с другими героями. «Его монолог двигался если не их репликами, то их реакцией. Когда он говорил, он втягивал в действие всех, кто был на сцене или в кадре, он буквально наступал то на одного, то на другого.

    И взглядом или жестом требовал участия!» – отмечали режиссеры.

    И все-таки не только ювелирная работа со словом помогала Леонову проникать в самую суть характеров. Он вживался в персонажи, но не просто наделял героев собственными качествами. Он, в свою очередь, впитывал их чувства, их желания, их страсти… Вы помните фильм «Старший сын»? Удивительная работа. Снимаясь в роли Сарафанова, Евгений Павлович говорил: «Давно я не испытывал такого восторга от пьесы и от сценария. Какой замечательный писатель этот сибирский парнишка Вампилов! Могучий талант. Его Сарафанов, которого я теперь называю «мой Сарафанов» – потрясающая сила. Стоит мне сказать: «Я Сарафанов», как ко мне приходит абсолютная ясность, как будто все предстает передо мной в своем истинном виде – люди, поступки, факты. И как будто все вокруг понимают: хитрить и скрываться не следует». И зрители понимали. И, бесконечно веря актеру, пытались «примерить на себя» того же Сарафанова, Леднева, Бубенцова, Шулейкина…

    Кстати, о Шулейкине. Актеру не было равных в выборе «нужных красок» для комедийных сцен. Он был прирожденный комик. Но случались и курьезы. Так, во время съемок «Полосатого рейса» некоторые смешные эпизоды получались сами собой… Вот, к примеру, что рассказывают артисты: «Работали мы на пароходе "Матрос Железняк". Тигров ежедневно выпускали из клеток на палубу, чтобы они постепенно привыкли к месту. Но тигры есть тигры, и сниматься с ними Леонов мог, только отгородившись пуленепробиваемым стеклом. Оградили перед съемками ванну, в которой он должен был купаться, причем Леонов лично проверил стекло на прочность. А когда установили освещение, оператор заявил, что стекло будет давать блики и зритель сразу обо всем догадается. Тогда режиссер решил убрать стекло, но Леонову об этом не говорить. И вот, как только тот плюхнулся в ванну, стекло незаметно убрали и впустили в павильон тигра. Тигр сразу направился к артисту и стал его обнюхивать. Леонов открыл глаза и… Остальное вы видели сами! "Шулейкин" ахнул, голый выскочил из ванны и бросился бежать, роняя хлопья пены…»

    Леонов же, не без доли иронии, вспоминал: «Мы приехали на корабль, очень красивый. Ко мне подошли режиссер, оператор и говорят:


    – Ты не волнуйся, мы тут придумали очень смешной эпизод. Посадим тебя в клетку, выпустим тигров и посмотрим, что будет. Я говорю:


    – Нет, я не согласен. У меня семья, маленький сын. Я против.


    Они, конечно, уговорили. Сами все попрятались. Режиссер смелый-смелый залез на мачту, оттуда, мол, виднее и руководить легче. Оператор спрятался в железный ящик, выставил камеру. Посадили меня в клетку и выпустили тигров. Тигры подошли, понюхали и пошли дальше палубу осматривать. Что делать? Тигры не бросаются – комедия не получается. Режиссер кричит:


    – Дрессировщик, почему твои животные не бросаются на артиста?!


    – Они к нему принюхиваются, – говорит. А сам запихивает ко мне в клетку живого поросенка и шепчет:


    – Леонов, возьми вилку и поколи поросенка.


    Я говорю:


    – Тебе надо, ты и коли. У меня другая профессия…


    Зато что творилось на палубе через минуту, когда тигры учуяли поросенка! Они бросались на клетку и, через прутья, яростно царапали его. Поросенок визжит, тигры свирепеют… Я кричу, прижимаю поросенка к себе, а тот совсем обезумел от страха, стал на меня кидаться… Дрессировщик выстрелил в воздух и тигрица Кальма от всего этого визга и грохота бросилась в море… Целый час ее спасали и спасли, конечно…»

    Этот фильм занял особое место в жизни актера. Во-первых, он принес Евгению Леонову сумасшедшую славу. А во-вторых, именно на съемках этой картины, как раз перед «сценой в ванне», артисту сообщили, что в Москве у него родился сын. Говорят, он так обрадовался, что полез к клеткам расцеловывать тигров, а те смотрели на него и недоумевали: «Съесть, что ли… или он того?».

    После «Полосатого рейса» (вышел в 1961 году) предложения от кинорежиссеров посыпались со всех сторон: «Донская повесть» (Яков Шибалок, реж. В.Фетин), «Тридцать три» (Травкин, реж. Г. Данелия), «Фокусник» (Рассомахин, реж. П. Тодоровский), «Зигзаг удачи» (Орешников, реж. Э. Рязанов)… В те годы Леонов буквально «жил на колесах». На сцене у него не было дублеров, и, бывало, он месяцами жил в поезде, курсируя между театром и съемочной площадкой. Безусловно, такая напряженная работа надолго «отбирала» Леонова у семьи. Будучи далеко от дома он не скрывал, что очень скучает по жене Ванде и сыну Андрею. Впервые приехав за границу (с фильмом «Чайковский»), артист признавался: «Меня заела такая тоска… Немыслимо тянет в Москву. Я только и думаю – скорей бы домой».

    Единственным спасением были письма. Леонов подробно рассказывал сыну обо всем, что происходило за день, какой снимался эпизод, удачно или не очень, рассуждал, анализировал, делился своими впечатлениями от сценариев, описывал происшествия на съемочных площадках… Сын не собирался в артисты. По его словам, увлекаясь техникой, он не проявлял никакого интереса к театру, а отец не настаивал, да и за кулисы его никогда не таскал…

    Но все-таки он там побывал.

    И решил, что просто обязан сыграть два спектакля: «В списках не значился» и «Легенда о Тиле». Для этого – поступил в театральный вуз, окончил его и пришел в «Ленком». В начале восьмидесятых оба Леонова встретились на сцене «Ленкома» в спектакле «Вор». Леонов старший играл отца, младший – Михасю. Это была их первая совместная работа, незабываемая для сотен зрителей. Трудились с увлечением, на невероятном подъеме. «От Леонова-отца исходило прямо-таки метафизическое напряжение: защитить, сберечь, образумить…» – говорили многие. Позднее они работали вместе и в кино и на сцене: «Обыкновенное чудо», «Женитьба Фигаро», «Поминальная молитва»… Андрей вспоминает, что, играя в одном из спектаклей дуэтом, он присел, положил голову отцу на колени и – замер. Леонов выждал паузу, понял, что тот молчит от страха, и тихо так прошептал на ухо: «Сынок, а ты говорить-то будешь?».

    Заботясь о сыне, Леонов никогда не позволял себе принимать за него решения. Он любил говорить: «Ты можешь подвести лошадь к водопою, но пить она должна сама». Что же касается помощи… Он помогал многим, и за это его называли «наш хлопотун». В разные периоды жизни он немало сделал для коллег-артистов: актеру Мартьянову помог получить квартиру, Е. Урбанскому – остаться в Театре им. Станиславского…

    И почти никто не догадывался, что сам артист тоже нуждается в помощи. Когда в конце восьмидесятых, на гастролях в Гамбурге Леонову станет плохо, врачи не сразу поймут, чем именно вызвана остановка сердца: сахарным диабетом, очень плохими сосудами или другими болезнями… На фоне обширного инфаркта операция продолжалась более четырех часов. Потом… клиническая смерть и шестнадцать дней комы. Тысячи людей следили за самочувствием любимого артиста, они посылали взволнованные письма и телеграммы, переживали, молились…

    И Леонов вернулся.

    Реабилитационный период длился всего четыре месяца. Больше лечиться актер не хотел, так как мечтал о предстоящей премьере нового спектакля, в котором он играл главную роль. И все завертелось, как прежде: съемки, концерты, театр… и новый спектакль – «Поминальная молитва» Г. Горина. Леонов спешил. Коллеги видели, как неистово он стремился прожить сразу две жизни – свою и Тевье. Друзья и близкие замечали, что Евгений Павлович забыл о болезни, что было и радостно, и тревожно… «Поминальная молитва» требовала от артиста не только опыта, таланта и профессионализма. Она основывалась на нравственной позиции ЧЕЛОВЕКА, его душевной стойкости, достоинстве, мужестве… тех качествах, которые невозможно сыграть. С ними надо жить. Леонов отдавал Тевье всего себя, филигранно переплетая комичное с трагическим, действуя словом, потрясая разнообразием интонаций, будто играя одновременно на нескольких регистрах: зрители смеялись, хохотали и вдруг замирали… И кто-то уже смахивал слезу…

    Специально, чтобы увидеть Тевье, многие приезжали в Москву из других городов. По окончании спектакля толпы восхищенных зрителей шли к сцене с охапками цветов и, передавая их Леонову, восклицали: «Живите долго! Здоровья вам!..» А на следующий вечер… снова, получив от Тевье головку сыра, урядник говорил: «Хороший ты человек, Тевье, хотя и еврей». Молочник виновато кивал и в тот же миг, измеряя острым леоновским глазом из-под мохнатых бровей всю глубину сказанного, с обычной своей хитрецой отвечал: «Кому-то надо быть евреем, ваше благородие. Уж лучше я, чем вы…» Каждый раз в голосе Леонова слышались новые нотки. Не было никаких штампов. Ни единого повтора! Актер все глубже и глубже проникал в суть характера, пока окончательно не сросся с Тевье-человеком, который давал ему силы и который их же забрал… В тот вечер, 29 января 1994 года, Евгений Леонов, как обычно, собирался в театр: взял рубашку, начал переодеваться – костюм Тевье он держал дома – и вдруг – пошатнулся…

    Когда зрителям объявили, что спектакль не состоится из-за смерти актера, ни один из них не сдал билет. Люди принесли из ближайшего храма свечи и простояли с ними весь вечер у дверей «Ленкома»…

    Что тут добавить? Можно бесконечно говорить о достоинствах, таланте и невероятной трудоспособности этого великого артиста, о том, что он никогда не стремился в классики, а признавал простые человеческие ценности: доброту, порядочность, сострадание… о том, что он учил нас помогать друг другу, а не прикрываться равнодушием, отметая чужую боль… слова, слова, одни слова… А он продолжает действовать. И пока живо хоть одно воспоминание, хоть одна фотография, хоть один кинокадр, Евгений Леонов будет заглядывать в наши души и тормошить нашу совесть, приглашая каждого из нас… в школу человечности.


    Анна Лысюк
    Журнал "Марка"


    Добавить комментарий к статье


    Добавить отзыв о человеке    Отзывов пока нет.


    Последние новости

    2015-10-19. Суд арестовал подозреваемого в краже памятника Доценту
    Никулинский суд Москвы заключил под стражу гражданина Узбекистана Бекзада Туйчибоева, одного из подозреваемых по делу о краже памятника актеру Евгению Леонову в образе Доцента, сообщает «Интерфакс».

    2015-10-17. Данелия оправдал мнение Говорухина о краже памятника Леонову
    Георгий Данелия высказался по поводу похищения памятника актеру Евгению Леонову в образе Доцента из снятого по его сценарию фильма «Джентльмены удачи», а также отреагировал на радость режиссера Станислава Говорухина по факту произошедшего. Слова Данелия приводит радиостанция «Говорит Москва».

    2015-10-17. Говорухин обрадовался похищению памятника Леонову
    Режиссер Станислав Говорухин обрадовался похищению памятника актеру Евгению Леонову в образе Доцента из фильма «Джентльмены удачи». Об этом сообщает радиостанция «Говорит Москва».




  • Биография Леонова
  • 10 лет со дня смерти Евгения Леонова
  • Фильмография Леонова
  • Извечный поиск себя
  • Великий трагик Винни-Пух
  • Большой секрет обаяния самого круглого Винни-Пуха
  • Интересные факты
  • Новости
  • Российские актеры
  • Биографии актеров
  • Девы (по знаку зодиака)
  • Знаменитые люди по имени Евгений
  • Интересные факты о людях
  • Интересные факты об актерах
  • Кто родился в Год Тигра



  • Ссылка на эту страницу:

     ©Кроссворд-Кафе
    2002-2016
    Рейтинг@Mail.ru     dilet@narod.ru