Главная
Классические кроссворды
Сканворды
Тематические кроссворды
Календарь
Биографии
Статьи о людях
Афоризмы
Новости о людях
Библиотека
Отзывы о людях
Историческая мозаика
Юмор
Энциклопедии и словари
Поиск
Рассылка
Сегодня родились
Реклама
Web-мастерам

Случайная статья

Интересно
  • Рассказы о Швейцарии
  • Крит. Рай для гурманов и шопоголиков
  • Джон Рональд Толкиен. Со-Творение мира

  • 110 лет автору трилогии "Властелин колец"
  • Биография Толкина
  • Властелин сердец
  • Новости
  • Английские писатели
  • Биографии писателей
  • Козероги (по знаку зодиака)
  • Знаменитые люди по имени Джон
  • Великие сказочники


  • Добавить отзыв о человеке

    Создатель "Властелина колец" не единожды, наверное, перевернулся в гробу, увидев, как его любимые герои в лучших голливудских традициях жанра "action" дубасят друг друга кулаками и мечами. А между захватывающими дух сценами мордобоя куда-то зачем-то идут (бредут, ползут, скачут). И, наверное, вздохнув и выругавшись по-староанглийски (все-таки профессор филологии), подумал про себя: "Все ведь было не так".

    Людей, которые ступили в Век Перемен на стезю совершенствования мира, можно условно разделить на две группы: разрушители и созидатели. Разрушителями были политики, стремившиеся побыстрее приспособить мир под свои идеи. Здесь отличились "кремлевский мечтатель" и "архитектор новой Германии". В числе созидателей оказались психологи Фрейд и Юнг, а с ними скромный профессор англосаксонского языка Оксфорда Джон Рональд Руэл Толкиен.

    Психологи открыли перед человеком потаенный мир бессознательного, в постижении которого можно совершенствовать себя. Толкиен же оказался как раз тем человеком, который заглянул в свое бессознательное, а потом описал его в романе. Строго говоря, его вклад в совершенствование мира состоял в том, что он создал свой. И в реальность его со-творения поверили десятки тысяч человек.


    Вначале была музыка...


    "Вначале было слово", - знаем мы с детства. Но ведь могло быть и иначе. "Был Эру, Единый, что в Арде зовется Илуватар: и первыми создал он Айнуров, Священных, что были плодом его дум. И он говорил с ними, предлагая им музыкальные темы: и они пели перед ним, и он радовался. И голоса Айнуров, подобные арфам и лютням, скрипкам и трубам, виолам и органам, и бесчисленным поющим хорам, начали обращать тему Илуватара в великую музыку: и звук бесконечно чередующихся и сплетенных в гармонии мелодий уходил за грань слышимого, поднимался ввысь и падал в глубины - и чертоги Илуватара наполнились и переполнились, и музыка, и отзвуки музыки хлынули в Ничто, и оно уже не было Ничем".

    Мифы и сказания создаются народами на протяжении веков. Толкиен создал свой Миф за тридцать лет. В нем он был и Творцом, и народом, воспевшим творение.

    Но вернемся на сто лет назад. Будущий писатель родился в 1892 г. в столице Оранжевой республики - Блумфонтейне, где находился филиал Африканского банка, в котором работал отец, Артур Руэл Толкиен. Здесь, в отличие от Англии, он получал приличное жалованье и мог позволить себе жениться.

    С точки зрения родных Мейбл Саффилд, это был мезальянс. Невеста принадлежала к почтенному английскому семейству, а жених был потомком выходцев из Саксонии. Красивые легенды об их родстве с Гогенцоллернами не производили на сельских джентльменов ни малейшего впечатления. Но известие об очередной прибавке к жалованью подающего надежды банковского служащего возымело действие.

    Когда Джону было четыре года, мать овдовела и с двумя малышами на руках поселилась в Англии. Ей было очень трудно. Еще труднее стало после того, как она перешла в католичество. Возможно, суровый Бог протестантов, возложивший всю ответственность за поступки на плечи самих людей, перестал устраивать бедную вдову. Ей хотелось слов утешения после исповеди, участия и теплоты.

    Она получила просимое, а к тому - и ореол мученицы в глазах собственных детей. Ведь от нее отвернулась вся родня. Мать умерла, когда Джону было всего одиннадцать, и осталась в его памяти идеалом женщины, святой, которой можно поклоняться. Она стала прототипом женских образов во "Властелине колец" и "Сильмариллионе" -- чистых, холодных, недоступных и страдающих полубогинь.

    Но в то же время мать была ниточкой, связывавшей сына с землей, на которой жили поколения ее предков, с вековечными лесами и озерами, с живописными деревушками Беркшира. Мир Саффилдов - мир английской глубинки - в какой-то степени послужил прообразом Хоббитании с ее неспешной, размеренной жизнью и простыми житейскими радостями. А опекун, сидящий на крылечке маленького уютного коттеджа и дымящий трубкой вишневого дерева, - чем не старый Бильбо Бэггинс?

    Очень рано мать, обучавшая Джона языкам, заметила, что он может даже не обращать внимания на смысл слов, поглощенный самим их звучанием. Толкиен впоследствии вспоминал, как в детстве был пленен валлийскими названиями на товарных вагонах, загадочными и прекрасными.

    В последнем классе школы Толкиен часто принимал участие в заседаниях дискуссионного клуба, где дебаты шли на латыни. Однажды, исполняя роль греческого посла к сенату, он произнес речь по-гречески. В роли же варварского посланника удивил всех готским. Но изучение языков было не целью, а средством для достижения чего-то большего.

    Настоящим откровением стали для Джона англосаксонский язык, на котором говорили его предки еще до норманнского завоевания, а также среднеанглийский, на котором написан цикл о Рыцарях Круглого Стола. От простого интереса к языкам Джон Рональд (так стали называть его в школе) перешел к исследованию того, почему эти языки такие, какие есть.

    За каждым словом стоит образ. Особенно яркие образы создают дети. Джон Рональд, прочитав повесть о Сигурде, который убил страшного Фафнира, начал сочинять свою собственную сказку про дракона, предшественника Смауга из "Хоббита". Вот, кстати, одна из трудностей для переводчика, не знающего культурного пространства романов Толкиена: имя дракона производят от английского "smoke" в значении дымить, куриться, а оно от германского "smugan" - протискиваться в нору. И характер другой, и написание.

    Океан слов и стоящих за ними образов стал захлестывать молодого исследователя. Повторялся один и тот же сон, который Толкиен называл "мой комплекс Атлантиды": на него надвигается огромная морская волна, которая вот-вот поглотит лес и зеленые поля. Мальчик все глубже погружался в пучину слов и образов...


    У истоков братства


    Англия - страна германская, а следовательно, в терминах Шпенглера, имеющая фаустовскую, мужественную душу, создавшая культуру, основанную на мужских идеалах. Одним из таковых был идеал Братства. При короле Артуре - это было братство рыцарей Круглого стола, к началу ХХ века оно стало студенческим братством.

    В школе короля Эдуарда несколько юнцов организовали общество, где за чашкой чая обсуждали все на свете: живопись эпохи Возрождения, проблемы естественных наук, музыку Вагнера, поэзию. Из этих посиделок выросла дружба, основанная на общности вкусов, интересов, взаимной симпатии. Когда стала проясняться общая для всех цель, дружба стала братством.

    Джилсон, Уайзмен, Смит и Толкиен сами посмеивались над своим загадочным для непосвященных членством в придуманном ими ЧКБО (Чайный клуб и Барровианское общество), а в душе оставались уверены, что из этого выйдет нечто великое. Но будущее было окутано туманом, и лишь изредка прояснялись какие-то ключевые слова и образы.

    Путешествуя по Швейцарии в последние школьные каникулы, Толкиен купил репродукцию картины немецкого художника. Она называлась "Горный дух" и изображала старика с белой бородой в широкополой шляпе и длинном плаще, сидящего под сосной. Так в его жизни появился Гэндальф. И, кажется, это появление волшебным образом убыстрило ход событий.

    Когда Толкиен стал студентом Оксфорда, нашлось, наконец, слово, вокруг которого стала выстраиваться целая система образов. Это слово - Эарендил.


    "Привет тебе, Эарендил..."


    Слово пришло из сборника англосаксонских духовных стихов: "Привет тебе, Эарендил, светлейший из ангелов, над средиземьем людям посланный". Толкиен писал, что за этим чувствовалось что-то необычайно древнее, удивительное и прекрасное.

    Первоначально "Эарендил", видимо, означал Венеру - звезду моряков. Так родилось первое сказание - о мореходе, скитающемся по волнам, а затем ставшем вместе со своим кораблем звездой.

    Примерно в это же время Толкиен увлекся финским языком. Он прочитал "Калевалу" и был восхищен музыкальностью эпоса, а также самой связью язык - мифология. На основе финского он начал создавать свой собственный язык, который называл "моим дурацким эльфийским".

    Но у языка должен быть носитель - народ. Значит, необходимо было создать мифологию. Круг замкнулся: и где-то в Предначальную эпоху Илуватар начал задавать музыкальные темы Айнурам.

    И тут случилась война. Вначале в реальной жизни Толкиена, а затем в мире, который он исследовал.

    На войне погибли двое из школьной четверки. Это была страшная потеря: погибли не просто друзья, погибли члены Братства. В последнем письме Смит писал: "Мое главное утешение - что, если меня ухлопают сегодня ночью.., на свете все же останется хотя бы один член великого ЧКБО, который облечет в слова все, о чем я мечтал". Это стало завещанием, и Толкиен должен был его выполнить.

    Самого его сохранила, верно, судьба. Он сражался во Франции, а положенный отпуск все откладывался. Толкиен вдруг понял, что скоро погибнет. Вскоре он заболел окопной лихорадкой, и полуживого его вывезли в английский госпиталь.

    И тут произошло то, что называют психосоматикой: накануне отправки на фронт опять поднялась высокая температура, все началось по новой. Толкиен честно лечился, выполнял предписания врачей, но через некоторое время все повторялось. Естество противилось тому, чтобы стать пушечным мясом на мировой бойне.

    На фронт он больше не попал и начал записывать то, что впоследствии назовет "Сильмариллион". А еще он женился. В его жизни и в его мифологии появились самые поэтичные и пронзительные страницы.


    Жеста о Берене и Лучиэнь


    Они жили по соседству. Джон Рональд был шестнадцатилетним подростком. Эдит Брэтт было девятнадцать. Со временем молодые люди привыкли проводить свободное время в обществе друг друга: гуляли по окрестностям, заходили в маленькие кофейни. Иногда она играла на фортепьяно, хотя это очень нервировало хозяйку.

    О вполне невинных встречах узнал опекун Джона и в категоричной форме приказал прекратить интрижку с "этой девицей". Толкиен подчинился. Долгие пять лет влюбленные переписывались и лишь изредка видели друг друга издали.

    На следующий день после своего совершеннолетия Толкиен написал Эдит письмо с предложением руки и сердца. Его не смутило, что она была помолвлена с другим. Помолвку расторгли, и Эдит стала невестой Джона. Они поженились в 15-м г., когда Толкиен в очередной раз лечился перед отправкой на фронт.

    Рядом с Джоном Рональдом, как прежде мать, снова появилась женщина-жертва. Эдит должна была перейти в католичество и порвать все связи с миром, в котором она привыкла жить. Она чувствовала страх перед католическим храмом в Бирмингеме и одиночество, когда от нее отвернулись родные. Теперь оставался только один Джон Рональд. А у того, кроме Эдит, были еще Оксфорд, друзья, вечерние заседания, часто заканчивавшиеся пирушками, и напряженная интеллектуальная работа по созданию своего мира. И здесь Эдит не было места.

    По сути, для Толкиена существовали три мира, которые не пересекались между собой. Надежный и уютный Дом, где ждут жена и четверо детей и куда можно всегда вернуться; мужское Братство, где собираются друзья, обсуждающие важные для Толкиена мысли; и мир Средиземья, в котором он жил по ночам.

    Толкиену и в голову не приходило, что в этом раскладе Эдит может что-то не устраивать: ведь он ее очень любил. Десятки профессорских жен жили примерно такой же жизнью, занимаясь делами благотворительности и отдавая светские визиты. Но она - живая и неповторимая - с трудом вписывалась в предложенную схему.

    Она стала для Толкиена, как и мать, прототипом эльфийских царевен, в которых иногда влюблялись смертные. Лишь трижды они спускались с пьедестала, чтобы разделить судьбу своего избранника. Может быть, четвертой, в представлении Толкиена, была его Эдит, когда она танцевала и пела перед ним в зарослях болиголова на опушке леса в Уоррике.

    Именно такой изобразил Толкиен эльфийскую царевну Лучиэнь, когда ее увидел смертный Берен. В Мифе этот союз поверг на долгое время Извечного Врага и принес мир Средиземью. Об этой любви Толкиен написал даже отдельное сказание - жеста, которое поют эльфы во "Властелине колец".

    По завещанию Толкиена, на их с Эдит могилах на оксфордском кладбище, кроме христианских имен, стоят и эльфийские.


    Оксфорд


    Когда закончилась война, Толкиена пригласили редактировать Новый словарь английского языка. Здесь он проявил себя с наилучшей стороны, дотошно исследуя несколько слов на одну из последних букв английского алфавита - "w".

    Через два года он получил должность преподавателя в университете Лидса и перебрался туда с семьей. Еще через пять лет он вернулся профессором в Оксфорд и оставшиеся до пенсии годы преподавал там.

    Преподавать в колледже было довольно скучно. Во-первых, из-за постоянных интриг. Толкиен тоже поначалу немного поинтриговал, потом успокоился и написал две, ставшие классическими, работы в области сравнительной филологии.

    Первая - о средневековом перечне наставлений отшельникам, где он доказал, что до норманнского завоевания уже существовал литературный язык, а следовательно, литературная традиция.

    Вторая работа представляла собой новое издание поэмы об одном из рыцарей Круглого Стола. Сам текст составлял меньшую часть книги, остальное занимали словарь и комментарии.

    Вот, пожалуй, и все. Остальные планы остались нереализованными: все как-то времени не хватало. Существовали, конечно, лекции... Но это было уже не очень интересно - повторять то, что он уже давно для себя понял. Он скучал, говорил очень неразборчиво, казалось, что главным для него было понимание себя самого, а до слушателей ему дела не было.

    Все это дало повод одному из коллег съязвить после выхода "Властелина колец" в том смысле, что теперь-то стало ясно, чем, собственно, профессор Толкиен занимался в течение последних тридцати лет.

    В Оксфорде было создано еще одно Братство. Толкиену постоянно требовался круг общения, где он мог бы в неформальной обстановке излагать свои мысли, вступать в полемику, шутить и просто приятно проводить время (и здесь с дикцией у него все ладилось).

    Такой кружок был не просто данью времени: люди, пережившие войну, особо остро чувствовали хрупкость жизни, и им постоянно было необходимо "чувство локтя".

    Пасмурными оксфордскими вечерами под треск поленьев в камине и круговую чашу Толкиен рассказывал о Средиземье, история которого поглотила все его мысли.


    Явление хоббита


    Начав еще в последнем классе школы с неясных образов будущего мира, Толкиен спустя 15 лет подошел к связной мифологии выдуманных народов. Тема несовершенства этого, реального, и совершенства сотворенного мира была вскоре забыта. В мире Толкиена некоторые герои тоже сироты, а вся история состоит в чреде непрерывных войн Сил Света с Извечным Врагом.

    Трудно выдумать что-то совсем новое: вот и у Толкиена один из Айнуров откололся от общего хора, замыслив свою собственную мелодию. Он был низвергнут с небес и стал строить козни против замыслов Айнуров, создававших мир Средиземья.

    Это очень добротная мифология с сюжетами творения мира, Солнца и Луны, земной тверди, деревьев и цветов и, наконец, живых существ - эльфов, гномов, хоббитов, людей.

    У каждого народа - свой детально разработанный язык, у эльфов даже два (кстати, сам Толкиен вел дневниковые записи на эльфийском). У каждого народа - своя книга царств с именами королей и правителей. И каждая история была искусно вплетена в другие.

    Когда "Сильмариллион" был уже почти закончен, Толкиен увлекся новым замыслом. Дело, как говаривал еще один литературный персонаж, оказалось житейским.

    В семье подрастали детишки. По вечерам, если папа был дома, они требовали сказок. Папа пошел по самому легкому для себя пути и придумал сказку сам.

    Здесь пригодилось все, что он когда-то видел, читал, слышал. А главное, за хоббитом Бильбо Бэггинсом стоял сам Толкиен, респектабельный джентльмен средних лет в ярких жилетках, обожающий курить трубку и есть грибы. В жизни Толкиен не бросался ни в какие авантюры, но свое "второе я" отправил в компании гномов отбирать сокровища у дракона, чем повеселился на славу.

    Сказка явно детская, в отличие от продолжения. Она дурашлива, иронична и местами назидательна, поскольку написана не просто англичанином, но английским папой. По чистой случайности рукопись оказалась на столе в одном из издательств. Редактор отдал ее на прочтение своему десятилетнему сынишке, получив от того положительную рецензию. Книга была напечатана и понравилась не только детям, но и взрослым. В издательстве потребовали продолжения.

    Толкиен был крайне недоволен. Делом своей жизни он считал "Сильмариллион", а не детскую безделку. "Сильмариллион" же печатать отказались. Скрепя сердце Толкиен взялся за продолжение. Спустя некоторое время случилось то, что иногда случается с писателями: литературные герои зажили самостоятельной жизнью и повели своего создателя за собой. А самое главное - Толкиен уловил связующую нить между своим Мифом, Сказкой о хоббитах и Эпосом, во что понемногу стало превращаться его новое творение.

    Причин этому, вероятно, несколько. Сам Толкиен становился старше и мудрее, хоббиты оказались не так просты, как виделось на первый взгляд, а еще - мир стоял на пороге Мировой войны.


    Кольцо Всевластья


    Многих, наверное, в эти годы посещали мысли о границах дозволенного в отношениях между народами. Нарушение этих границ приводило к войне. Трудность заключалась в том, что все без исключения вожди охмуряли свои народы речами о высшем благе, и в такой ситуации наиболее весомым аргументом была сила. Многие правители хотели бы обладать такой силой, чтобы заставить всех вокруг жить счастливо.

    В реальном мире такой силы, к счастью, не нашлось. В мире Толкиена нашлось кольцо Всевластья, выкованное Черным Властелином на погибель всех живущих. И сразу встал вопрос, можно ли воспользоваться кольцом Врага для борьбы с ним? Вопрос актуальный для всех миров, будь то сказочных или реальных.

    Примерно в это же время на него вполне однозначно ответил Е. Шварц, показав, в кого превращается убийца Дракона. Это понимал и Толкиен, заставив практически всех своих героев отречься от всесилия Кольца. Лишь один из хранителей, Боромир, настаивал на возможности его использования против сил зла. Но для Толкиена этот путь гибелен, и недаром Боромир погибает.

    В реальном мире "путь Боромира" демонстрируют все без исключения народы, а это ведет, по мысли Толкиена, лишь к усилению общего зла.

    Вполне либеральная идея: дайте народам свободно развиваться без постоянного "всевластного" вмешательства, будь то собственного государства или внешнего агрессора. И очень смелая для своего времени, потому что осознание ее в реальном мире придет гораздо позже. Пока ее можно было продемонстрировать только в литературном произведении и в новом жанре - фэнтэзи.

    В чем привлекательность жанра, по сути предложенного Толкиеном? Почему у него оказалось так много последователей и поклонников? Ведь вопросы, на которые пытаются дать ответ герои романа, стары, как мир.

    О чем же "Властелин колец"?

    О жизнерадостных хоббитах, которые мирно жили в своей Хоббитании, любили до упаду повеселиться и до отвала покушать.

    О лесах и пещерах, реках и горах, о деревьях, которые под водительством онтов-древопасцев могут постоять за себя и отомстить обидчикам.

    О любви и долге, о человеке, который должен выдержать смертельные испытания, чтобы вернуться в свои владения победителем и государем.

    О познании и преодолении себя, о необходимости пройти испытание Кольцом, что не каждому это удается.

    О красоте мира, которую каждый творит для себя сам, - стоит лишь повнимательнее всмотреться.

    О том, что никто не имеет права распоряжаться жизнью другого, ибо всевластье - от дьявола.

    Горы папирусов, свитков, бумаги были исписаны, показывая все пороки человеческие. К началу ХХ века, кажется, люди уже не верили ни во что, потому что в книгах - все те же мерзости, что и в жизни.

    Толкиен распахнул дверь в мир, где существуют дружба, любовь, верность и никто над ними не смеется. Где все зависит от тебя, от силы твоего духа и честности перед самим собой. Где все это останется, даже если из мира на свою далекую родину уйдут эльфы, а с ними волшебство.

    Именно такая уверенность была необходима людям после многолетней кровопролитной Мировой войны. Именно поэтому роман Толкиена появился почти одновременно в книжных магазинах многих стран. Люди, молодые и не очень, стали играть во "Властелина колец", примеривая на себя различные образы, проходя испытания, демонстрируя свои лучшие качества. Продолжая со-творить тот мир.

    В этом - еще одно из очарований выдуманного мира. Эпопея и завершена, и нет. Завершена, потому что мы держим в руках книгу. Нет - потому что у всех нас, ее прочитавших, есть возможность стать творцами. А если не получается, всегда можно позвать на помощь:

    
     "Песня звонкая, лети к Тому Бомбадилу,
     Отыщи его в пути, где бы ни бродил он!
     Догони и приведи из далекой дали!
     Помоги нам, Бомбадил, мы в беду попали!"
     И помощь обязательно придет. В мире "фэнтэзи" не может быть иначе. 
    
    


    Елена Травина
    Аналитический еженедельник "Дело" 10/6/2002


    Добавить комментарий к статье


    Добавить отзыв о человеке    Отзывов пока нет.


    Последние новости

    2016-10-20. Неизданная повесть Толкина о любви человека и эльфийки выйдет в мае
    Неизданная «Повесть о Берене и Лютиэн» английского писателя Джона Толкина будет опубликована в мае 2017 года, сообщает The Guardian.

    2015-08-11. Раннюю работу Толкина впервые издадут в виде книги
    Ранняя работа Джона Толкина впервые в виде книги выйдет в Великобритании 27 августа. Над рукописью «История Куллерво» (The Story of Kullervo) писатель работал в 1914 году, когда еще учился в Оксфордском университете. Об этом сообщает издание The Verge.

    2015-06-05. Первое издание «Хоббита» ушло с молотка за 137 тысяч фунтов
    Первое издание произведения британского писателя Джона Толкина «Хоббит» с автографом автора ушло с молотка на аукционе Sotheby's в Лондоне за рекордные 137 тысяч фунтов стерлингов, передает РИА Новости.




  • 110 лет автору трилогии "Властелин колец"
  • Биография Толкина
  • Властелин сердец
  • Новости
  • Английские писатели
  • Биографии писателей
  • Козероги (по знаку зодиака)
  • Знаменитые люди по имени Джон
  • Великие сказочники



  • Ссылка на эту страницу:

     ©Кроссворд-Кафе
    2002-2016
    Рейтинг@Mail.ru     dilet@narod.ru