Главная
Классические кроссворды
Сканворды
Тематические кроссворды
Календарь
Биографии
Статьи о людях
Афоризмы
Новости о людях
Отзывы о людях
Историческая мозаика
Юмор
Энциклопедии и словари
Поиск
Рассылка
Сегодня родились
Реклама
Web-мастерам

Случайная статья

Интересно
  • Швейцария: Молочные реки и сырные берега
  • Хорватия - страна для путешественников
  • Барон Унгерн. Дух смерти и разрушения

  • Знаменитые Романы


  • Звезда его не закатилась


    Имя барона Унгерна стало легендой, его упоминают писатели, мистики, националисты, романтики. В этих легендах из жестокого безумца он превратился в одинокого и бесстрашного героя, символизирующего могучего бога войны. И бессмертного.

    Неподалеку от Таллина, возле старой советской базы ВВС, находятся развалины замка Унгру. Его строил в 1893 — 1899 гг. барон Эвальд Унгерн фон Штернберг, бывший председателем правления ревельского банка. Но в замке никто никогда не жил, барон обанкротился незадолго до окончания работ. Унгерны, которые принадлежали к самым знатным аристократическим семьям Лифляндии (Прибалтики), владели этими землями с 1532 г. Старые грамоты основателем рода называют Ганса Унгерна, вассала рижского архиепископа, жившего в XIII в., рыцаря Тевтонского ордена. Широко был известен Генрих Унгерн по прозвищу Топор, не знавший равных на рыцарских турнирах, пока в Кадисе некий испанский гранд не разрубил его шлем вместе с головой. В 1653 г. шведская королева Христина даровала Унгернам титул баронов фон Штернберг и утвердила герб — лилии и звезды — с девизом: «Звезда их не знает заката».


    Родовые мифы


    В XIX в. имя баронов прогремело на всю Европу благодаря деду нашего героя Отто Рейнгольду Людвигу Унгерн фон Штернбергу. Он родился в 1744 г. в Лифляндии, учился в Лейпциге, путешествовал по миру, добрался до Индийского океана, где в Мадрасе его арестовали английские власти, заподозрив в шпионаже. Все закончилось высылкой в Европу. Барон служил последнему польскому королю Станиславу Понятовскому, а после раздела Польши в чине камергера неплохо устроился в Петербурге. В 1781 г. он купил у товарища по университету Карла Магнуса Штернброка имение Гегенхельм на острове Даго (Хийума), где и жил до 1802 г. В этом году его арестовали по обвинению в пиратстве. Заявили, что барон выстроил у себя ложный маяк, и в бурные ночи корабли, видя свет и слыша колокол, шли на камни. Грузы барон, отныне получивший прозвище Кровавый, присваивал, оставшихся моряков убивал. Все раскрылось благодаря гувернеру сына барона, увидевшему расправу над капитаном-голландцем. Несмотря на то, что шли наполеоновские войны, о процессе писали все газеты Европы. Барона называли «преступником века», а его пиратская история послужила основой для романтических и приключенческих романов. Самого же барона выслали в Тобольск, где он и умер через 10 лет.

    После Первой мировой войны венгр Чекеи, в детстве зачитывавшийся романом Мора Йокая «Башня на Даго», познакомился с материалами процесса. С удивлением он узнал, что никакого маяка и колокола не было, «кровавый» барон всего лишь вылавливал грузы с разбившихся судов, никого не убивал, а истинной причиной свалившихся на него бед стала ссора с бывшим владельцем имения, который к тому времени стал генерал-губернатором Эстляндии. Но легенда о бароне-пирате осталась. А в ХХ веке прославленный род подарил миру еще одного героя.


    Достойный славы предков


    29 декабря 1885 г. в австрийском Граце у семейной пары путешествующих лифляндских баронов родился сын, его назвали Роберт Николай Максимилиан Унгерн фон Штернберг. Через 2 года семья вернулась в Ревель (Таллин). Мальчик рос крайне непослушным, и ни одна гимназия не хотела его принимать. В 1896 г. он поступил в морской кадетский корпус Санкт-Петербурга. Перед поступлением, согласно тогдашним правилам, он сменил имя, став Романом Федоровичем. Моряком Унгерну стать не довелось. За год до выпуска началась война с Японией, и он записался добровольцем в пехотный полк, рядовым. В боях участие принимать не пришлось, но по окончании войны он поступил в Павловское пехотное училище, одно из самых элитных учреждений страны. Закончив училище, в 1908 г. был зачислен в казачье сословие и в чине есаула отправился служить в Забайкалье, в Даурию. Здесь он смог полностью реализовать себя. Прославился как наездник и дуэлянт. Однажды заключил пари, что пройдет за определенный срок от Даурии до Благовещенска (это свыше 600 верст), не зная дороги, без проводника, карты и провианта, только с винтовкой и лошадью, — и пари выиграл. Тогда же он познакомился с сотником Семеновым. Наполовину бурят, знавший несколько местных языков, разбиравшийся в буддизме сотник открыл прибалтийскому барону новый, незнакомый мир. Унгерн, лютеранин по вероисповеданию, с жадностью знакомился с необычным миром восточной мистики. В то время в русском и европейском обществе процветала своеобразная мода на Восток. Слова «Шамбала», «карма», «Тибет», «сансара», имена Блаватской, Гурджиева звучали во всех салонах, символ солнца, «сувастика» (свастика), широко использовался в декоре. Распространялись идеи о новой истине, которая освежит Европу, и новом мире, который подарит новых завоевателей и императоров.

    В 1911 г. в Китае произошла Синьхайская революция, свергнувшая маньчжурскую династию Цин. Вскоре страна развалилась на отдельные регионы, в которых властвовали диктаторы-генералы. Унгерн в августе 1913 г. уехал в западную Монголию, где примкнул к отрядам Джа-ламы, разбойника и монаха-тантриста, воевавшего с китайским генералом-революционером. Особой славы Унгерн не успел добыть, начальство приказало вернуться. Через год началась Первая мировая война. Унгерн был одним из тех тысяч русских немцев, кто сражался за родину против Германии. Командиром эскадрона он участвовал в восточно-прусском походе генерала Самсонова, сумел вывести людей из окружения, за храбрость был награжден орденом Святого Георгия и Святой Анны III степени, был четырежды ранен, получил звание войскового старшины (подполковника). О его вылазках в тыл врага рассказывали легенды. Однако непосредственные начальники барон Врангель и генерал Крымов не продвигали Унгерна по карьерной лестнице, зная о такой его черте, как неконтролируемый взрывной характер, и были правы. В начале 1917 г. Унгерн прибыл в Петербург на съезд георгиевских кавалеров. Адъютант коменданта отказался предоставить ему квартиру. Пьяный барон-фронтовик избил «тыловую крысу». Его арестовали, и трибунал разжаловал подполковника в есаулы (лейтенанты). Но вскоре грянула революция.


    Кровавый герой


    Унгерн и Семенов принимали участие в корниловском мятеже, но и они не были в состоянии удержать казаков (кстати, один из знаменитых туркменов — телохранителей Корнилова стал позднее известным басмачом, его голову на золотом блюде преподнесли в дар Калинину, приехавшему в Ташкент, узбекские коммунисты). Осенью 1917 года Семенов и Унгерн были посланы на Дальний Восток для вербовки добровольцев в русскую армию. Но в это время, после Октябрьской революции, они задумались о своей судьбе. У власти не было личностей, страна развалилась, и они восприняли это не как трагедию, а как шанс изменить судьбу, войти в историю. Опираясь на свои подразделения, взяли под контроль громадную территорию Забайкалья. Унгерну досталась Даурия. Здесь он создал свою вотчину, начав привлекать на службу представителей местных народов — бурят, казаков, монголов, башкир, корейцев. Но командовали, разумеется, русские офицеры. Очень скоро Унгерн прославился своей жестокостью. Единственным наказанием он признавал смерть, причем в разных ее видах. Заподозренные в симпатии к красным не могли рассчитывать на пощаду, но и свои не чувствовали себя в безопасности. Проворовавшиеся интенданты были казнены публично и с особой жестокостью. Очень скоро все обратили внимание, что жестокость Унгерна отдает садизмом. И все же он был безграничным властителем до лета 1920 г. А затем пришло время его триумфа.

    Китай, все еще находящийся в состоянии смуты, тем не менее продолжал экспансию. Армия гаминов (от китайского гэмин — революционер) захватила Халха-Монголию (Внешнюю, то есть современную). Богдо-Гэгэн, живой Будда, светский и духовный правитель страны отрекся от престола и был взят под домашний арест. Страну ожидала ассимиляция. Часть населения начала оказывать сопротивление. В это время Унгерн под давлением Красной Армии был вынужден уйти в Китай. Здесь, в Харбине, он сформировал Конно-Азиатскую дивизию. Унгерн был не просто случайным авантюристом-садистом, он вынашивал план на грани безумия. Европа погибла, ослабленная демократией, спасение принесет желтая раса. Опираясь на духовную силу буддизма (ламаизма), он, Унгерн, станет новым Чингиз-ханом, создавшим империю от Тихого и Индийского океана до Астрахани и Казани. Ядром станет Монголия.

    С отрядом в тысячу всадников при четырех орудиях и десятке пулеметов барон подошел к Урге (Улан-Батору), где стоял двенадцатитысячный гарнизон с артиллерией и провиантом. К этому времени Унгерн сменил веру, став буддистом. Он объявил себя защитником ламаизма. К нему стекались как одинокие пастухи, так и князья со своими отрядами, далай-лама прислал группу тибетских гвардейцев. Два штурма не дали результата, победу принесла психологическая война. В окруженный город проникали слухи, что Унгерн — это земное воплощение Дхармапалы-духа, защитника буддизма, беспощадного к врагам. Унгерн никогда не был трусом. Однажды средь бела дня он появился в осажденном городе, подъехал к дому китайского губернатора, приказав слуге подержать повод своего коня, вошел во двор, осмотрелся, а потом как ни в чем не бывало уехал. Проезжая мимо тюрьмы, он ударил тростью заснувшего китайца-часового, приказав лучше нести службу. Потрясенные гамины даже не организовали погоню. Через несколько дней тибетские гвардейцы и буряты похитили слепого Богдо-Гэгэна прямо из дворца, передавая его из рук в руки до самого леса. После этого из города сбежал китайский генерал с тремя тысячами кавалеристов. 2 февраля 1921 г. после жестокого штурма Унгерн вошел как освободитель в Ургу. Монголия навсегда стала независимой. Через несколько дней торжественно вступил на трон Богдо-Гэгэн. Он объявил Унгерна Цаган-Бурханом (богом войны) и впервые со времен Чингиз-хана дал звание «великого командующего, возродившего государство, батора». Унгерн получил право носить халат желтого цвета, ему вручили рубиновый перстень со священным символом — свастикой, отныне ставшей отличительным знаком его воинов.

    Популярность барона была невероятной. О нем ходили легенды. Он не пил и не курил, не употреблял наркотиков, никто не видел его с женщиной. Шепотом рассказывали о его жестокости: колдунья сказала, что видит его в реке крови и что он убьет ее. После этого гадания барон, усмехнувшись в рыжие усы, вышел из юрты, но сделав несколько шагов, нахмурился, вернулся и застрелил старуху: «Предсказания должны сбываться». Трупы казненных бросали на съедение животным, а рыжий демон бесстрашно ездил среди них на своем вороном коне. Он подружился с филином, жившим в роще, и однажды заставил ветеринара лечить заболевшего друга. Бог войны, дух смерти и разрушения не мог сидеть на одном месте.


    Путь к смерти


    Унгерн решил вернуться к своей идее о создании империи. Монголы новой войны не хотели, но барон настоял. 21 мая 1921 г. он перешел границу, сея смерть и ужас. Однако регулярная армия нанесла ему поражение. Барон вернулся в Монголию, но ситуация изменилась: пастух, потомок знатного рода Сухэ-Батор возглавил монголов в борьбе за новое государство. Конечно, для Унгерна новый вождь не представлял серьезной угрозы. Между тем Сухэ-Батор обратился за помощью к Красной Армии. После тяжелейшего перехода через пустыни советско-монгольские отряды 6 июля 1921 г. штурмом взяли Ургу. Унгерн отступил, он решил повести свою армию в Тибет на службу к далай-ламе. Но его собственные подчиненные устроили заговор. Они устали от войны, хотели разделить немалое богатство и начать новую жизнь. Во время мятежа погиб, спасая барона, его ближайший помощник генерал Резухин, а Унгерн успел уйти в монгольский дивизион. Тогда на лагерь напали красноармейцы под командой Рокоссовского (будущего маршала). Бывшие подчиненные связали Цаган-Бурхана и, кланяясь, покинули своего бывшего бога войны. Через несколько часов его нашел разъезд красных. Под сильнейшей охраной барона отвезли в Новониколаевск (Новосибирск). У границы пойманного врага встречали с чувством страха и злобы, а далее с любопытством и самодовольством. 15 сентября 1921 г. трибунал приговорил барона Унгерна к расстрелу, вечером приговор привели в исполнение. Барон, не произнесший ни слова, за несколько часов зубами разломал орден Святого Георгия и проглотил его. На казнь он вышел в своей шинели с круглым воротником священно-желтого цвета.

    В 70-е годы один московский студент, проходивший практику в Бурятии, помог местному старику. В благодарность тот пообещал подарить талисман, защищающий от смерти. «Такой был у Унгерна, и потому он спасся», — сказал старик. Студент удивился: Унгерна расстреляли 50 лет назад. Старик молча улыбнулся: зачем объяснять глупому белому человеку, что бог войны бессмертен.


    ВЛАДИМИР ДЖАРАЛЛА
    Первая крымская N 62, 18 ФЕВРАЛЯ/24 ФЕВРАЛЯ 2005


    Добавить комментарий к статье



  • Знаменитые Романы



  • Ссылка на эту страницу:

     ©Кроссворд-Кафе
    2002-2016
    Рейтинг@Mail.ru     dilet@narod.ru