Главная
Классические кроссворды
Сканворды
Тематические кроссворды
Календарь
Биографии
Статьи о людях
Афоризмы
Новости о людях
Библиотека
Отзывы о людях
Историческая мозаика
Юмор
Энциклопедии и словари
Поиск
Рассылка
Сегодня родились
Реклама
Web-мастерам

Самое популярное

Интересно
  • Четыре мира вокруг Женевы
  • Португалия: винный рай на окраине материка
  • Монументальный меч Евгения Вучетича

  • Биография Вучетича
  • Памятники эпохе в эпоху памятников
  • Биографии скульпторов
  • Российские скульпторы
  • Знаменитые люди по имени Евгений
  • Кто родился в Год Обезьяны


  • Символы нашей эпохи


    Вокруг огромных монументов «Родина-мать зовет» в Волгограде и Родина-мать в Киеве не прекращаются споры. Одни доказывают, что эти памятники как нельзя лучше отражают величие победы советского народа в минувшей войне. Другие считают, что возводить циклопические сооружения в память о павших, по меньшей мере, неуместно.

    Однажды известного советского скульптора Евгения Вучетича спросили, отчего он так часто обращается в своем творчестве к изображению меча. «Я только трижды обращался к мечу, — ответил скульптор, — один меч подняла к небу Родина-мать на Мамаевом кургане, призывая своих сыновей изгнать фашистских варваров, топчущих советскую землю. Второй меч держит острием вниз наш Воин-победитель в берлинском Трептов-парке, разрубивший свастику и освободивший народы Европы. Третий меч человек перековывает на плуг, выражая стремление людей доброй воли бороться за разоружение во имя торжества мира на планете».

    Вучетич слегка погрешил против истины, представив свои творения не в том порядке, в каком они были созданы. К тому же он не предполагал, что его последним проектом станет киевская Родина-мать, которая вновь поднимет меч, причем едва ли не выше крестов на куполах соборов Киево-Печерской лавры. Отчего же скульптор был так привязан к мечу и почему этот меч неожиданно оказался в руках не воина, а Родины-матери?


    Глобус в руках вождя


    Идея создания монумента в берлинском Трептов-парке, где похоронены около пяти тысяч советских воинов, павших при штурме Берлина, принадлежала Клименту Ворошилову. Сразу же после Потсдамской конференции он предложил поставить там величественный памятник Сталину, причем в руках бронзовый вождь должен был держать некое подобие земного шара. Но скульптор Евгений Вучетич на всякий случай подготовил и другой эскиз памятника, на котором был изображен советский солдат, державший на руках спасенную им немецкую девочку. Сталин, взглянув на эскизы памятника, выбрал второй, но предложил заменить автомат ППШ в руке солдата чем-то более символическим, например, мечом. Он также заметил, что было бы неплохо, если бы этим мечом солдат рубил фашистскую свастику.

    2,5-метровый памятник получился замечательным. Меч, который Вучетич вложил в руку бронзового солдата, был точной копией двухпудового меча псковского князя Гавриила, вместе с Александром Невским сражавшегося против «псов-рыцарей». Правда, сам солдат оказался удивительно похожим на командующего 3-й гвардейской армией генерала Василия Чуйкова, а вовсе не на сержанта Николая Масалова, который действительно вынес немецкую девочку из-под обстрела. И эту девочку скульптор лепил с дочки коменданта Берлина генерала Котикова. Кстати, Вучетич после войны вылепил бюсты едва ли не всех советских военачальников, включая генералов Черняховского, Рыбалко, Конева, Ротмистрова, Катукова, Баграмяна, Ватутина и, конечно же, Чуйкова. Наотрез отказался позировать скульптору лишь маршал Жуков, который был против того, чтобы ему ставили памятники. Скульптору Льву Кербелю, который предложил создать его бюст, маршал отрезал: «Ты лучше делом займись — поставь монумент героям Зееловских высот».

    Жуков был тертый калач — он понимал, что статуи военачальников можно ставить лишь после того, как сооружен памятник верховному главнокомандующему. Но с этим вышла незадача не только в Берлине. Например, в 1947 году Совет министров СССР и ЦК КП(б) Украины постановили «в ознаменование великих этапов истории нашей Родины соорудить в Киеве, на берегу Днепра, два величественных монумента вождям народов — Владимиру Ильичу Ленину и Иосифу Виссарионовичу Сталину — как завещание будущим поколениям». Эскизы 60-метровых монументов направили в Москву, но Сталин их отверг, посчитав, что строительные материалы и рабочую силу лучше использовать на восстановление Киева и возведение нового моста через Днепр. Точно так же он запретил возведение величественных монументов вождю народов в Москве и Сталинграде.


    Из одежды только каска


    В 1957 году Евгений Вучетич решил, что в новых скульптурах такой символ, как меч, уже не понадобится, и согнул его в своей знаменитой композиции «Перекуем мечи на орала». Сейчас она находится в Третьяковской галерее, а копия этого памятника была подарена Организации Объединенных Наций и установлена перед штаб-квартирой ООН в Нью-Йорке. Но оказалось, что Вучетич поторопился. Ровно через год был объявлен конкурс на сооружение грандиозного монумента в честь Сталинградской битвы, из чего можно было заключить, что мосты через Волгу уже построены, а участники минувшей войны все как один получили благоустроенные квартиры.

    Вучетич принял участие в конкурсе, представив эскиз памятника Воину-освободителю, который замахнулся мечом на врагов своей Родины. Получилось очень удачно — в Сталинграде этот воин поднял свой меч и только в поверженном Берлине его опустил. Понятно, что воин-освободитель опять походил на Василия Чуйкова. Предполагалось, что памятник будет располагаться на высоте 102, неподалеку от берега Волги. Сейчас утверждается, что именно на этой высоте были самые кровопролитные бои, но это не так. Наиболее ожесточенные схватки происходили на Лысой горе, на территории, известной как «берег Родимцева», и в легендарном Овраге смерти, чуть западнее бывшего завода «Красный Октябрь». И кстати, злополучный татаро-монгольский хан к этой высоте не имел никакого отношения — местные жители называли эту местность «мамай» только потому, что в переводе с языка волжских татар это слово означало просто бугор, холм. Это уже после строительства монумента журналисты стали именовать высоту 102 Мамаевым курганом по аналогии с Малаховым курганом в Севастополе. Собственно говоря, эта высота была примечательна только тем, что на ней во время сталинградского сражения некоторое время находился командный пункт 62-й армии Чуйкова.

    Но в конкурсе поначалу победил вовсе не Вучетич, а молодой скульптор Эрнст Неизвестный, композиция которого учитывала то, что Сталинградская битва унесла жизни 1,5 миллиона человек и была одним из самых кровавых сражений в истории человечества. Его памятник представлял собой скорбные фигуры Родины-матери, в руках которой было свернутое знамя, и коленопреклоненного солдата. Но, по словам Эрнста Неизвестного, Вучетич пожаловался Чуйкову, а тот, в свою очередь, обратился к Хрущеву, в результате чего конкурсная комиссия была вынуждена пересмотреть свое решение. Немедленно нашлись искусствоведы, которые заявили, что коленопреклоненный солдат подозрительно напоминает памятник павшим гитлеровского скульптора Шайбе — этот монумент изображал воина, стоящего на одном колене. В руках у него был тевтонский меч, а из одежды только стальная каска. Все остальное, включая мундир, сапоги и огнестрельное оружие, у этого воина, надо полагать, отобрали остро нуждавшиеся в амуниции партизаны.


    «Догнать и перегнать!»


    Заказ на создание монумента был передан Вучетичу, но Чуйкова, вздымающего ввысь меч псковского князя Гавриила, комиссия порекомендовала поменять на Родину-мать. Дело, в сущности, объяснялось просто — Никита Хрущев в годы войны был членом военного совета Сталинградского фронта и, конечно, не мог допустить, чтобы кто-то присвоил себе его заслуги в разгроме немецко-фашистских захватчиков. Чуйков, кстати, продолжал настаивать на своем, за что и поплатился — в1961 году он был назначен на шутовскую должность начальника гражданской обороны.

    Но этим вмешательство Хрущева в строительство монумента не ограничилось. Побывав в США и увидев статую Свободы, он распорядился, чтобы советская Родина-мать была выше пресловутого символа американской демократии. Это вполне соответствовало лозунгу тех времен: «Догнать и перегнать!». Евгению Вучетичу ничего не оставалось делать, кроме как с готовностью выполнить пожелания руководства. Для начала он увеличил фигуру Родины-матери до 36 метров, что было сравнимо с размером статуи Свободы, но товарищам из ЦК, надзирающим за ходом строительства, этого показалось мало. В результате высоту монумента сделали максимально возможной — 52 метра. А чтобы окончательно посрамить американскую «зеленую леди», в правую руку Родины-матери вложили не факел, а 33-метровый меч весом 14 тонн. Правда, сама затея вооружить женщину мечом псковского князя Гавриила поначалу вызвала споры, ведь на знаменитом плакате Ираклия Тоидзе «Родина-мать зовет» она в правой руке держала всего лишь текст военной присяги. Но искусствоведы очень кстати подсказали, что на картине Эжена Делакруа «Свобода, ведущая народ» у дамы в руке даже не меч, а винтовка с примкнутым штыком.

    С мечом, кстати, возникли проблемы. Выяснилось, что проектировщики не учли данные многолетних наблюдений за розой ветров. Получилось, что меч оказался развернутым плашмя по отношению к ветру. Природа буквально выхватывала его из рук Родины-матери. Пришлось срочно делать в нем несколько отверстий. Были и другие проблемы, в результате чего строительство мемориала затянулось на восемь лет и пять месяцев. Хотя толщина железобетонных стен скульптуры составляет всего 25 — 30 сантиметров, на ее сооружение было затрачено 5,5 тысячи тонн высококачественного бетона и 2,5 тысячи тонн стали. 15 октября 1967 года мемориал был торжественно открыт. Идейного вдохновителя мемориала Никиту Хрущева на церемонию открытия не пригласили.


    «Зачем нам баба с веником?»


    После того как мемориал «Защитникам Сталинграда» был создан, Евгению Вучетичу пришла в голову замечательная мысль построить аналогичные мемориалы во всех городах-героях, в первую очередь в Москве, на Поклонной горе. В ЦК КПСС эта идея была горячо поддержана, но начать решили не с Москвы, а с Киева. Возможно, Киев выбрали потому, что там пустовало место, где, по проекту 1947 года, должен был возвышаться памятник Сталину. Проект Вучетича представлял собой 80-метровую бронзовую с позолотой фигуру женщины, в руках которой щит с надписью «Без страха в гости к нам не жалуйте» и поднятый меч. Ее платье должны были украшать барельефы на темы минувшей войны. Кроме того, у подножия статуи предполагалось создать водный поток со скульптурной группой, демонстрировавшей форсирование Днепра.

    Однако этот проект так и не был реализован. В 1974 году Евгений Вучетич умер, и создание монумента перепоручили украинскому скульптору Василию Бородаю. Тот начал с того, что отказался от скульптурной группы у подножия Родины-матери. При этом он произнес фразу, на которую защитники идеи Вучетича не нашлись что ответить. «Представьте себе, — сказал Бородай, — как смотрелись бы 30-метровые полуголые воины, которые карабкаются на днепровскую кручу к 80-метровой золоченой бабе!» А вот меч из рук Родины-матери ему убрать не удалось, как он ни старался. Первому секретарю компартии Украины Владимиру Щербицкому безуспешно предлагали заменить меч на чашу с вечным огнем, на ребенка или лавровую ветвь. По поводу ветви Щербицкий недоуменно спросил: «Зачем нам баба с веником?» Василий Бородай предлагал и компромиссные варианты — наложить лавровую ветвь по всей длине меча или положить меч, обвитый ленточкой победы, горизонтально на вытянутых вверх руках женщины. Но Щербицкий был непреклонен. Удалось лишь слегка изменить положение рук Родины-матери — в проекте Вучетича ее руки были не просто подняты, но выброшены вперед, что придавало скульптуре воинственный вид. Что касается меча, то его сделали на три метра короче.

    Все остальные отклонения от проекта были вызваны соображениями экономии. Строители, например, отказались от очень прочного, но дорогого титана, решив использовать нержавеющую сталь. Однако общая стоимость проекта все равно оказалась чудовищной. Кроме художников и скульпторов, над созданием монумента трудились специалисты шести проектных, четырех строительных институтов и организаций, нескольких заводов. Над сборкой — около 500 рабочих, в том числе 70 сварщиков (длина сварочного шва монумента составила 29 км). Материалы о том, как велись работы по его возведению, напоминают сводки с фронта. В домике командующего Киевским военным округом рядом с мемориалом каждый четверг на протяжении пяти лет проходили планерки под председательством первого секретаря Киевского горкома. Стройматериалы для памятника порой снимались со строительства школ и больниц. Высотный кран БК-1000, который был использован при монтаже циклопического сооружения, сняли со строительства домны в Донбассе.

    9 мая 1981 года мемориальный комплекс был открыт, причем в церемонии участвовал генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев. Интересно, что накануне его визита в Киев строители мемориала узнали, что он будет награжден пятой звездой Героя. А в зале Победы уже были высечены имена всех 12 тысяч человек, ставших в годы войны Героями Советского Союза. На первом месте стояла фамилия маршала Жукова — у него было четыре звезды Героя. Пришлось за одну ночь переделать надписи на мраморных досках, перемещая на первое место Брежнева.


    МИХАИЛ ВОЛОДИН
    Первая крымская N 219, 4 АПРЕЛЯ/10 АПРЕЛЯ 2008


    Добавить комментарий к статье



  • Биография Вучетича
  • Памятники эпохе в эпоху памятников
  • Биографии скульпторов
  • Российские скульпторы
  • Знаменитые люди по имени Евгений
  • Кто родился в Год Обезьяны



  • Ссылка на эту страницу:

     ©Кроссворд-Кафе
    2002-2016
    Рейтинг@Mail.ru     dilet@narod.ru