Кроссворд-кафе Кроссворд-кафе
Главная
Классические кроссворды
Сканворды
Тематические кроссворды
Календарь
Биографии
Статьи о людях
Афоризмы
Новости о людях
Библиотека
Отзывы о людях
Историческая мозаика
Наши проекты
Юмор
Энциклопедии и словари
Поиск
Рассылка
Сегодня родились
Реклама
Web-мастерам
Генератор паролей

Случайная статья

Интересно

Пять лучших экскурсий на Мальте
Бейрут. Город пяти имен

Леонид Марков. Актеру платят за молчание


Российские актеры
Знаменитые Леониды

Народный артист СССР Леонид Марков был поистине народным. Его уважали и любили. Сам он обожал театр, но не доверял кино, хотя его экранные образы в фильмах «Мой ласковый и нежный зверь», «Гараж», «Следствие ведут Знатоки», «Русское поле» помнят все. Марков родился 13 декабря 1927 года в Киргизской АССР. В начале 30-х годов играл детские роли в Саратовском драмтеатре, где служил его отец. Учился в студии при Вологодском театре, потом при Ленкоме, в котором играл до 1960-го. В 1965 году Леонид Марков стал актером Театра имени Моссовета. Сегодня о Леониде Маркове вспоминает один из его друзей заслуженный артист России, актер Театра имени Моссовета Леонид Ивтифьев.

Мы познакомились с Леонидом в 1961 году на съемках фильма «Ночь без милосердия». Фильм был про американских летчиков, антиимпериалистический, срывающий, как говорилось, маску с империализма. Мы оба снимались в массовке, хотя уже в то время он был известным артистом и служил в театре Ленинского комсомола.

В Ленкоме он окончил студию, где преподавали Берсеньев и Серафима Бирман. Как-то раз я его спросил: «Какой самый лучший режиссер был у тебя?», и хотя он работал со многими известными режиссерами – с Хомским, Ровенских, Виктюком, Эфросом – он ответил: «Бирман!» Наверное, потому что она первая заметила его талант и многому научила его.

В Театр имени Моссовета мы пришли одновременно в 1965 году. Его имя уже тогда гремело в театральной Москве. Завадский взял его в расчете на то, что он заменит Мордвинова в «Маскараде». Признаюсь, что марковский Арбенин был мне ближе. Мордвинов играл дворянина – блестящая речь, прямая спина, в общем, барин, аристократ. У Маркова Арбенин был разночинцем, который выбился в люди, и за это его ненавидят в свете.

У Лени была повышенная биоэнергетика. Этому вряд ли можно научиться, это Богом данный талант. С другой стороны, это и есть русская театральная школа. Вот Плятт был полным антиподом Маркову. Плятт был больше французским актером – изящный, прекрасная речь, юмор. А Марков был актер русской школы.

Главный режиссер Театра Советской армии Попов говорил: «Актеру платят за молчание». Это когда актер на сцене держит паузу, молчит и сразу видно – пустой он или нет. Шел в нашем театре как-то спектакль, где Леонид Васильевич играл председателя колхоза. По ходу действия в его колхоз приехал проверяющий из центра и стал его учить жизни. И вот этот проверяющий что-то говорит-говорит Маркову, а тот стоит в кепчонке, с завязанным грязным бинтом пальцем, слушает и молчит. И весь зал смотрел именно на него, а не на того артиста.

Он умел приковывать к себе внимание на сцене. Можно даже сказать, что у него была своя «марковская» пауза. В «Царской охоте» была сцена, когда он пытается снять кольцо, которое подарила ему самозванка, выдающая себя за дочь Петра. Он крутил его, пытался стянуть, две минуты он ходил по сцене и снимал это кольцо. Весь зал просто замер в тишине. Но когда сорванное кольцо полетело за кулисы, зал взорвался овацией.

Две темы, о которых он мог говорит бесконечно, – это женщины и театр. Поклонниц у него было много. А про театр он однажды мне сказал так: «Отруби мне руку, я смогу найти себе место в жизни. Отруби мне ногу, и я приспособлюсь. Но если лишить меня театра, то я умру». Театру он был предан бесконечно.

Можно вспомнить и о том, как он принимал участие в обсуждении спектаклей. Если большинство говорили главному режиссеру какие-то комплименты, то Марков всегда говорил то, что думал, и никогда не врал. Многие потом спрашивали: «А что Марков сказал?»

Мне кажется, что кино он не очень доверял. Зритель в театре давал ему энергию, на сцене он был проще и естественнее, чем перед камерой. Из всех фильмов, в которых он снялся, на моей памяти, выделял почему-то «Русское поле».

Как относился к своему успеху? Леонид Васильевич был очень эмоциональным человеком, но при этом и весьма сдержанным. Конечно, ему, наверное, нравилось, что его любили зрители. Актерская профессия очень тщеславная, но в нем не было этого тщеславия.

В жизни он был сложный. Но я могу сказать, что хорошего было в нем больше, чем плохого. Да, любил выпить, в компании мог очень болезненно подколоть кого-нибудь, припомнить что-то не очень приятное. Но мог и извиниться, позвонить утром и сказать: «Прости меня, это не я, это водка во мне говорила».

В нем было непомерное, колоссальное мужское начало. Наверное, поэтому многие называли его секс-символом. Ну что такое, к примеру, Бельмондо? Он брал внешностью – накачанный, улыбка. А Марков брал нутром.

По большому счету близких друзей у него не было. Я не хочу примазываться и утверждать, что был его закадычным другом. Он был самодостаточным человеком. Кому-то он доверял больше, кому-то меньше. Мне он доверял. «Я знаю, – говорил он мне, – ты меня не предашь. Я тебя проверял». Как уж он там меня проверял – не знаю.

Сказать, что у него были завистники, нельзя. Но было несколько случаев, когда его поведение разбирали то ли на парткоме, то ли на месткоме. Дело было на гастролях. Он выпил и немного пошумел в гостинице. Ну с кем не бывает? А кто-то доложил начальству, и его поведение разбирали.

В Театре Моссовета он получил звания – сначала заслуженного, потом народного. Кстати, перед тем, как ему дали народного артиста СССР, на его спектакль, где он играл Порфирия Петровича в «Петербургских сновидениях», приезжал Горбачев. По-моему, даже два раза приезжал.

Когда он получил первое звание, театр дал ему однокомнатную квартиру. До этого он жил в обычной коммуналке на проспекте Вернадского. А когда учился в студии Ленкома, жил в какой-то темной комнате при Ленкоме.

В быту он был очень неприхотливым. Из еды любил готовить очень густой борщ. Мебель в квартире была вся копеечная, старенький, вечно мигающий телевизор. Помню как-то увидел у него шикарное кожаное пальто. «Откуда?» – спрашиваю. А он мне рассказал, что это сшил ему один зритель-поклонник – за деньги, конечно, – когда увидел в чем он ходит. Его вторая жена Лена создала ему человеческие условия – у него появилась прекрасная квартира, дорогие костюмы. Он же никогда не пользовался своей популярностью в личном плане, чтобы достать какой-нибудь дефицит или получить какую-то выгоду.

Чего скрывать, он мог быть разгульным и в то же время очень ранимым человеком. В нем потрясающе совмещались несовместимые вещи. Внешне он казался сильным, а ему могли нахамить, и он терялся, не знал, как ответить.

На гастролях он часто приглашал всех в свой «люкс» и вытаскивал из холодильника гору – все, что есть – еду и выпивку. В ресторане ВТО на Горького вокруг него всегда собиралась большая компания. Он не был жмотом, и если у него были деньги, он всегда всех угощал. Он мог занять денег у тебя, на них же тебя угостить, а на следующий день вернуть их.

Был такой период, когда он на два года ушел в Малый театр. Но там он не прижился и вернулся. Там он играл главную роль в горьковском «Зыкове» и вдохнул в спектакль такую жизнь! Он всех артистов просто заразил своей энергией.

Уже 13 лет его нет с нами, но в театре его помнят до сих пор. У меня в гримерной висит его фотография, которую он мне подарил. Наверное, недаром говорят, что пока помнишь человека – душа его рядом.


Андрей Морозов
Независимая Газета 17.12.2004
Актеру платят за молчание


Добавить комментарий к статье




Российские актеры
Знаменитые Леониды


Ссылка на эту страницу:

 ©Кроссворд-Кафе
2002-2018
Рейтинг@Mail.ru     dilet@narod.ru