Кроссворд-кафе Кроссворд-кафе
Главная
Классические кроссворды
Сканворды
Тематические кроссворды
Календарь
Биографии
Статьи о людях
Афоризмы
Новости о людях
Библиотека
Отзывы о людях
Историческая мозаика
Наши проекты
Юмор
Энциклопедии и словари
Поиск
Рассылка
Сегодня родились
Реклама
Web-мастерам
Генератор паролей

Случайная статья

Интересно

Франция. Страна вежливых рационалистов
Бейрут. Город пяти имен

Илья Резник. Экстрасенс поэзии


Биография Резника
Новости
Биографии поэтов
Знаменитые люди по имени Илья
Русские поэты
Поэты-песенники
Кто родился в Год Тигра

Добавить отзыв о человеке

«Хоть поверьте, хоть проверьте» — эти строчки из лирической песни «Золушка» в конце 60-х в один миг облетели весь Советский Союз. Пройдет еще немного времени, и из каждого окошка будут доноситься «Маэстро», «Три счастливых дня», «Вернисаж», «Еще не вечер»… А имя автора этих песен станет известно каждому. 4 апреля Илье Резнику исполняется 68 лет. В канун своего дня рождения знаменитый поэт согласился дать интервью журналу «Алеф».

— Илья Рахмиэлевич, вы как-то обмолвились, что происходите из семьи датских интернационалистов. У вас что, имеются датские корни?

— Дело в том, что мои бабушка и дедушка со стороны отца — Рахмиэль Самуилович и Рива Гершевна — в 1934 году приехали в Союз из Дании. Они были интернационалистами, участниками соответствующих движений, ну и решили обосноваться в стране восходящего коммунизма. В Дании они все бросили, в том числе и шестикомнатную квартиру. А в Питере, конечно, стали мыкаться по углам: сперва жили в общежитии, а два года спустя все же добились приема у Сергея Мироновича Кирова, и он выделил им комнату в коммунальной квартире на улице Восстания. Людьми они были простыми: дед работал обувщиком, в основном трудился на дому. Поэтому к нам в квартиру постоянно приходили финансовые инспекторы — бесконечно проводили обыски, несколько раз арестовывали имущество… А моя бабушка была отличной хозяйкой. Как говорится, из ничего могла приготовить вкуснейшие блюда. Вот в этой семье я и вырос.

— Но в вашей официальной биографии значится, что бабушка и дедушка вас усыновили. Как же это случилось?

— Это долгая и непростая история. Дело в том, что мои бабушка и дедушка привезли в Питер моего отца Леопольда и его сестру Иду. Правда, тетя Ида быстренько сообразила, куда она приехала, что это за страна на самом деле, и мотанула обратно в Данию. А мой папа остался и вскоре женился на моей матери. В 38-м родился я. Потом началась война, и несмотря на то, что мой отец был совсем не обучен военному делу, его взяли на фронт. Папа получил два ранения, одно из них — в легкое. Его отправили в свердловский госпиталь. Там он и умер от скоротечной чахотки. А моя мать второй раз вышла замуж и уехала жить в другой город. Вот поэтому бабушка с дедушкой меня и усыновили.

— Вы продолжали общаться с матерью?

— Я не общался с ней долгих десять лет. И возобновил общение только в 1956 году. Простил ей все, даже помогал ей. У нее же был муж — ну ирод самый настоящий, Наум Исаакович, партийный работник. Моя мама родила от него тройню: Марину, Вову и Леру, они сейчас живут в Израиле. Так вот, когда они были маленькими, этот Наум Исаакович рвал их одежду, чтобы только они гулять не ходили. Садист, в общем...

— А в вашей семье соблюдались еврейские традиции?

— Ну конечно! У нас дома всегда была маца. Бабушка готовила из нее разные вкусные блюда. Особенно мне запомнился почему-то бабушкин суп.

— Насколько я знаю, повзрослеть вам пришлось рано — сразу после школы устроились на работу.

— Я же поступил в театральный только с четвертой попытки. Дело в том, что в детстве о театре я не мечтал. Меня воспитал Ленинградский дворец пионеров. Сначала я занимался в кружке механической игрушки, потом плаванием, гимнастикой. Позже — в ансамбле бальных танцев и в драматическом кружке. Сам не знал, чего хочу. И о театре задумался совершенно случайно. Однажды пошел провожать своего приятеля на прослушивание в театральный. И просто так, за компанию, тоже что-то прочитал перед комиссией. Меня, конечно, не допустили даже до второго отборочного тура. И вот так я ходил четыре года, пока не прошел все туры и не выиграл этот конкурс. Случилось это в 1958-м. А до этого все время работал. На кафедре микробиологии в мединституте… Кстати, там же сдавал вступительные экзамены в медицинский, одного балла не хватило. А еще учился в техническом училище и работал на механическом заводе. Между тем в областной ленинградской филармонии у меня были какие-то небольшие роли, а параллельно я грузил декорации. Это тоже была, конечно, очень тяжелая работа. Но в конце концов я все-таки поступил в ЛГИТМиК — Ленинградский государственный институт театра, музыки и кино.

— В одном из интервью вы назвали Театр имени Комиссаржевской родным. У вас там было много больших ролей?

— Он действительно стал для меня родным театром. Но не могу сказать, что у меня там было много главных ролей. Всего две-три, не больше. Да и в этот театр я попал не просто так. Тогда нужно было пройти так называемый показ перед худсоветом — выдержать своеобразный актерский конкурс, что было, поверьте мне, очень даже нелегко. А потом мне поручили написать песни к двум спектаклям. Конечно, мне это было приятно — ведь в программке моя фамилия числилась уже и как автора стихов… Еще в те времена я исполнял песни Александра Городницкого, которые даже звучали по Ленинградскому радио. Не так давно на авторском вечере в Кремле мы с Александром Моисеевичем вспомнили об этом периоде нашей жизни. Я ему и книжку подарил, где, кстати, его портрет имеется. Он же мой первый учитель песенный. И в какой-то степени этим делом меня заразил именно Городницкий. Ведь от работы в театре у меня было одно лишь чувство неудовлетворенности.

— А что вас не устраивало?

— Да просто понял, что мне скучно быть актером — говорить чужие слова, проживать чужие жизни. В то время я жил уже другим, понимаете? Помню, играл Стеклова в «Большевиках», а в это время писал «Хоть поверьте, хоть проверьте». Кстати, а вы знаете, что песня «Золушка» изначально называлась «Сон в летнюю ночь»? Дело в том, что композитор Игорь Цветков пришел к нам в театр писать музыку для исторического спектакля «Первая глава». И спрашивает у меня: «Илья, у тебя стихи есть какие-нибудь?» Показал ему стихи под названием «Сон в летнюю ночь» — это и было «Хоть поверьте, хоть проверьте». Однажды он позвонил мне из кукольного театра, где тоже музыку писал, и говорит: «Послушай». Я слушал в телефонную трубку музыку Игоря на эти стихи, и это было замечательно. Потом уже я назвал песню «Золушка». Первой ее исполнила Таисия Калинченко. Потом она забеременела, песня перешла к Людочке Сенчиной и стала ее визитной карточкой.

— Ну а вы в свою очередь проснулись знаменитым?

— Нет. У меня вообще такого не было, чтобы все случилось в один миг. Все складывалось постепенно. Тогда я жил в Ленинграде, и «романовский» Питер зажимал меня. Даже когда у меня был первый творческий вечер, где участвовали Эдита Пьеха, Ирина Понаровская, Сергей Захаров, романовское окружение, то есть питерские власти, даже не разрешило мне написать на афише «творческий вечер», а только — «эстрадный концерт». Непростые у меня были отношения с антисемитской командой Романова. И мне приходилось как-то выходить из положения. Ведь песни — они же рвались из меня, несмотря ни на что. Куда их девать-то было?

— Илья Рахмиэлевич, говорят, вы за пять минут можете написать стихотворение на любую тему. Это правда?

— Дело в том, что поэты в основном чиркают, чиркают и чиркают, пока не дойдут до сути или до фразы. И выставляют напоказ миру свои черновики: вот, мол, какие они работяги, и сколько же они трудятся, прежде чем найти строчку «Солнце встало на опушке…» У меня мышление ясное, и поэтому я прихожу к конечному результату быстро. Это состояние духа и моего творческого организма. Как мне сказал один человек, которому я сейчас пишу шансоны: «Я разгадал вашу тайну. Вы экстрасенс поэзии».

— Видите, как метко.

— Да, метко, он прав. Я настраиваюсь, погружаюсь в заданный мир. Проживаю жизни своих персонажей, полностью погружаюсь в события, которые с ними происходят.

— Как вы считаете, что такое еврейский юмор?

— Это в первую очередь, когда смеются над собой. С еврейской темой я соприкоснулся в 78-м году, когда писал пьесу в стихах «Черная уздечка белой кобылице» для московского Камерного еврейского музыкального театра (КЕМТа). К ней замечательную музыку написал Юрий Шерлинг.

— О вашей дружбе с Аллой Борисовной Пугачевой ходили легенды. Говорят, вы жили у нее в квартире, когда только перебрались из Ленинграда в Москву?

— Жил, жил…

Из книги Ильи Резника «Алла Пугачева и другие»:

«Из Ленинграда в Москву мы перебрались в августе 1984 года. Квартира была просторная, в самом центре, на улице Горького. Правда, не наша, но чувствовали в ней мы себя как дома… Две семьи — пугачевская и моя — жили в дружбе и согласии. А в январе мы наконец получили свою собственную квартиру и, попрощавшись с гостеприимным кровом, уехали в Крылатское. Давно уже миновали дни нашего коммунального бытия, но мы и теперь с легкой грустью вспоминаем о них, о нашем импровизированном домашнем театрике, о незабываемой встрече Нового года, о ночных бдениях у рояля и о том, как хором пели «Эй, вы там, наверху!» И как заставляли Раймонда Паулса танцевать с нами под его же музыку.

— Некоторые утверждают, что песни Пугачевой были автобиографичны. Вы писали для нее песни, исходя из событий ее жизни?

— Ерунда это все. Она пела то, что я сочинял, а не то, что у нее происходило в жизни. Хотя иногда, правда, совпадало… Например, песня «Три счастливых дня». Она тогда ездила в Париж на три дня. И я написал для нее эту песню. Но она ее петь поначалу не хотела. Мы переделали ее для Жанны Агузаровой. И только потом Алла спохватилась.

— А правда, что в начале 90-х вы хотели эмигрировать?

— Да нет, что вы. Просто два года мы гастролировали в Штатах. Тяжелые были времена. Я доверился одному немцу-продюсеру, который обещал золотые горы, а потом бросил нас. И мне пришлось кормить всю труппу — писать для наших эмигрантов. Так родилась песня «Кабриолет» для Любы Успенской. Несмотря на трудности жизни, мыслей остаться там навсегда все равно даже не возникало. Да и что мне там делать?

— По родине скучали? Кстати, а сегодня не скучаете по родному Питеру?

— А меня там до сих пор не жалуют. Разве что полгода назад в Политехническом у меня была хорошая встреча с поклонниками. А чтобы на концерт позвали или еще что — такого нет. Мы с Ильей Глазуновым даже обсуждали, почему на 300-летие С.-Петербурга нас не позвали. А ведь мы блокадные ребята…


ИЗ ДОСЬЕ «АЛЕФА»

Из воспоминания Ильи Резника: «Когда я был на спектакле в театре «Ромэн», в антракте ко мне подошел жутко энергичный человек (Юрий Шерлинг. — Ред.) и сказал: «Будем делать еврейский театр». Написанная Ильей Резником в рамках этого сотрудничества пьеса «Черная уздечка белой кобылице» началась с создания образа сумасшедшего по прозвищу Агиц-ин-паровоз («Дым в паровозе»). 70 страниц стихов были написаны за полтора года.

Илья Резник много раз бывал в Израиле, у него там жил сын, главный редактор газеты «Курьер». В Хайфе живут две сестры и брат Ильи Рахмиэлевича. Мать поэта похоронена в Хайфе. В память о матери Илья Резник написал песню «Мама», которая впервые была исполнена в Израиле.


ПОДРОБНОСТИ

Илья РЕЗНИК родился 4 апреля 1938 года в Ленинграде. Окончил Ленинградский институт театра, музыки и кинематографии (1962), в течение семи лет работал артистом Театра имени Комиссаржевской. С 1967 по 1971 годы писал тексты для музыкальных пародий Виктора Чистякова. Первая песня на его стихи («Золушка») прозвучала в 1969 году в исполнении Людмилы Сенчиной. Писал тексты песен к нескольким постановкам театра («Золушка», «Сказка о четырех близнецах», «Если бы небо было зеркалом»). Песни на стихи Ильи Резника исполняли Алла Пугачева, Лайма Вайкуле, Ирина Понаровская, Валерий Леонтьев, Эдита Пьеха, Евгений Мартынов, Николай Караченцов и многие другие. Среди композиторов, писавших музыку на его тексты, – Исаак Дунаевский, Юрий Саульский, Андрей Петров, Раймонд Паулс. Наиболее популярные произведения: «Маэстро», «Паромщик», «Старинные часы», «Вернисаж». Его песни звучат более чем в 40 художественных фильмах. Помимо песен, Илья Резник является автором либретто к опере-мистерии «Черная уздечка белой кобылице» (1979) и мюзиклу «Распутин» (1992). Опубликовал несколько книг: «Алла Пугачева и другие», «Жизнь моя — карнавал! Бриллиантовые песни» и «Мужик». Лауреат национальной музыкальной премии «Овация» (1995).


Бася Гринберг
АЛЕФ / Международный еврейский журнал 2006


Добавить комментарий к статье


Добавить отзыв о человеке    Отзывов пока нет.


Последние новости

2015-12-01. Илья Резник опроверг слухи о своей срочной госпитализации
Поэт-песенник Илья Резник заявил, что чувствует себя прекрасно, сообщает во вторник, 1 декабря, ТАСС. Так он прокомментировал информацию СМИ о своей срочной госпитализации.

2013-05-31. Илья Резник отнял название у 30-ти детских садов
В Зеленогорске Красноярского края детский сад "Маленькая страна" лишился привычного названия.

2013-04-04. Илья Резник стал народным артистом Украины
Президент Украины Виктор Янукович подписал указ о присвоении поэту Илье Резнику (РФ) почетного звания "Народный артист Украины".





Биография Резника
Новости
Биографии поэтов
Знаменитые люди по имени Илья
Русские поэты
Поэты-песенники
Кто родился в Год Тигра


Ссылка на эту страницу:

 ©Кроссворд-Кафе
2002-2018
Рейтинг@Mail.ru     dilet@narod.ru