Кроссворд-кафе Кроссворд-кафе
Главная
Классические кроссворды
Сканворды
Тематические кроссворды
Календарь
Биографии
Статьи о людях
Афоризмы
Новости о людях
Библиотека
Отзывы о людях
Историческая мозаика
Наши проекты
Юмор
Энциклопедии и словари
Поиск
Рассылка
Сегодня родились
Реклама
Web-мастерам
Генератор паролей

Самое популярное

Интересно

Финляндия. Снежные радости
Гейдельберг. Личная история идеального города

Валерий Чкалов (Valery Chkalov). Почему погиб "сталинский сокол"


Биография Чкалова
На грани риска
Как погиб Валерий Чкалов
Водолеи (по знаку зодиака)
Легендарные летчики
Знаменитые люди по имени Валерий
Биографии летчиков

15 декабря 1938 года погиб Валерий Чкалов. Жизнь легендарного летчика оборвалась при загадочных обстоятельствах. Существует множество версий его гибели. До сих пор не опубликованы документы о причинах катастрофы опытного образца поликарповского истребителя И-180 на московском аэродроме имени Фрунзе. На истребителе И-180 стоял двигатель М-88, сделанный на заводе №29 в Запорожье. А представителем главного конструктора Запорожского авиамоторного завода на тех испытаниях был Евгений Гинзбург. Оказалось, он по-прежнему живет в Запорожье. И сегодня (в свои-то 95 лет!) не остается без дела — трудится председателем совета ветеранов государственного предприятия "Запорожское машиностроительное конструкторское бюро "Прогресс" имени академика Ивченко.

"Да, слишком много необъяснимого в гибели Чкалова, — говорит Евгений Гинзбург. — Может, когда-то выяснится, почему с И-180 сняли жалюзи, хотя, похоже, до испытательного полета они там стояли. А ведь мороз тогда был градусов 25. Мне, мотористу, непонятно и другое: почему Чкалову разрешили взлет с одной бензопомпой на двигателе. По инструкции их должно быть две. Я сообщил об этом ведущему инженеру по испытаниям Лазареву. Он спокойно ответил, что это мера вынужденная, мол, не было места для помпы, от которой работает гидравлика. Спрашиваю: "Почему же такое место не было предусмотрено заранее?". Лазарев промолчал, а потом сказал: "Все считают, что двигатель справится и с одной помпой". Но я-то знал, что М-88 конструировался с расчетом на две помпы. Взял формуляр двигателя, записал: "В связи с отсутствием одной бензопомпы на двигателе полеты запрещаю!". После этого у меня был резкий разговор с директором авиазавода Усачевым, другим начальством. Запугать меня хотели. Ну а мне что? Ведь я не их подчиненный. И как ни заставляли меня, подпись свою в формуляре я не снял. Крика было!.. Лишь Поликарпов ничего мне не доказывал…".

…С 15 декабря 1938-го Евгению Абрамовичу не дает покоя один вопрос: почему погиб Чкалов? Да, есть немало версий. Но Гинзбургу нужны не версии, а точный ответ.

- Евгений Абрамович, вы полагаете, что сам Николай Поликарпов о многом мог бы тогда рассказать?

— В 1937 году Поликарпова назначили главным конструктором авиазавода №156. Здесь в самом начале 1938 года конструктор и предложил проект истребителя И-180, который, по сути, представлял собой дальнейшее усовершенствование И-16. В И-180 явно угадывалось влияние более раннего проекта ЦКБ-25. Французский двигатель "Гном-Рон" к этому времени уже прочно "прописался" на моторном заводе №29 в городе Запорожье, а его "потомок" — двигатель М-88, — хотя и находился в стадии разработки, по своим данным подходил для нового истребителя. Вот под этот двигатель мощностью 1100 лошадиных сил и проектировался И-180, который в кратчайший срок должен был заменить И-16. Технология производства новой машины мало отличалась от таковой на И-16, поэтому внедрение в серийное производство на заводе №21 предполагалось безболезненным. При всем этом главный конструктор предполагал получить на И-180 максимальную скорость 600 километров в час. Такой самолет ждали ВВС, и в апреле 1938 года правительственным решением обязали Поликарпова построить его к концу года. Последующие события, связанные с И-180, требуют и по сей день тщательнейшего расследования ввиду их загадочности и необъяснимости. Именно эта странная цепь злоключений новой машины не позволила ей заменить "старичка" И-16.

- Можно ли назвать эти "злоключения" случайными?

— Судите сами. Первый полет И-180 закончился катастрофой и гибелью Чкалова. На втором экземпляре самолета 5 сентября 1939 года погиб летчик-испытатель Томас Сузи. Уже в процессе внедрения И-180 в серийное производство, средь бела дня 26 мая 1940 года на ровном месте капотирует опытнейший летчик Степан Супрун. Спустя немногим более месяца, 5 июля, летчик НИИ ВВС Афанасий Прошаков, исчерпав все свои возможности по усмирению штопорящего вверх ногами И-180, спасается на парашюте. Нет, вереница неудач, преследующая Поликарпова, вовсе не была случайной. "Короля истребителей" травили самым натуральным образом. Его перегоняли с одного авиационного завода на другой, а работы по перспективным машинам всячески дискредитировались руководством авиапромышленности. В 1939 году Поликарпов продолжал развивать схему истребителя под рядный двигатель жидкостного охлаждения: проект нового высотного истребителя И-200 ("К") под новый перспективный двигатель АМ-37 был готов к осени того же года. В октябре Поликарпова направили в составе группы авиационных специалистов в Германию. Цель командировки — изучение немецкой авиапромышленности. В отсутствие главного конструктора на заводе №1 из сотрудников поликарповского конструкторского бюро создали по указанию сверху новое подразделение — опытный конструкторский отдел (ОКО) для разработки истребителя И-200. Руководить ОКО назначили молодого военпреда завода Артема Микояна — родного брата одного из сподвижников Сталина — Анастаса Микояна. В помощники Микояну определили опытного сотрудника КБ — Михаила Гуревича. Истребитель И-200 был построен и стал впоследствии известен как МиГ-3 — истребитель Микояна и Гуревича.

- А когда Поликарпов приступил к созданию И-185?

— В те дни о Поликарпове говорили как о разжалованном генерале, многие сотрудники завода считали, что по возвращении из Германии его расстреляют. Такое вот тогда было время... Хотя самого худшего не произошло, однако детища своего, как и большей части сотрудников КБ, Поликарпов лишился. Сам конструктор тяжело переживал случившееся. Чтобы как-то сгладить эту неприятную историю, Поликарпова с оставшимися конструкторами перевели на новый завод №51. Хотя и завода-то такого не существовало, просто отгородили кусочек Ходынки с самолетным ангаром и громко назвали новое детище авиазаводом №51 Народного комиссариата авиационной промышленности. Здесь, на новой территории, Поликарпову предстояло собраться с новыми силами, здесь, несмотря на все неприятности, конструктор смог создать еще целый ряд опытных истребителей, которые, вне всякого сомнения, были передовыми машинами. И-185, проект которого появился в начале 1940 года, мог бы стать лучшим советским истребителем периода Второй мировой войны. Однако эта выдающаяся машина начала летать в такое тяжелое для опального конструктора время, что ему подчас приходилось для обеспечения ее полетов сливать бензин из личного автомобиля...

- Но почему такой талантливый авиаконструктор, как Поликарпов, оказался в опале?..

— Действительно, талантливый был конструктор, незаурядный человек, настоящий интеллигент. Любопытно: ни один из созданных им самолетов не позволил назвать своим именем, считая, что создание самолета — это заслуга не одного человека, а плод коллективного творчества. Только после смерти конструктора знаменитый учебный самолет — "небесный тихоход", прославившийся в годы войны, переименовали в ПО-2, то есть "Поликарпов-2". Сегодня конструкторское наследие Поликарпова изучают во всем мире, а тогда всячески дискредитировалось руководством авиапрома, замалчивалось. А почему? Говорили, он ведь — сын священника… Окончил духовное училище, учился в духовной семинарии... А еще Николай Николаевич, придя в авиацию, работал у Игоря Сикорского, который, как известно, уехал в Америку. Хотя сам Поликарпов никуда не уезжал. Много, очень много сделал он для развития нашей авиации. Нельзя винить человека в том, в чем он не виноват: дети не выбирают себе родителей, так же, как и не выбирают страну, где родиться. Важна позиция, занимаемая человеком в зрелые годы, а здесь Поликарпов всегда был на высоте.

- Мы несколько отвлеклись. Теперь можно сказать, что И-180 погиб не по вине запорожских моторостроителей — двигатели М-88 стояли и на ДБ-3, и на ДИ-6. Те же ДБ-3 пролетали всю войну, Берлин бомбили. ДБ-3 пошел в серию. А И-180 — что он собой представлял?

— Истребитель Поликарпова по всем параметрам был хорош! И не в двигателе причина. Вокруг И-180 шла какая-то непонятная игра. Поликарпов явно не хотел спешить, хотя наверняка и на него оказывалось давление со всех сторон. Но как бы там ни было, Поликарпов полетный лист не подписал. Нет, здесь что-то иное. Спешка нужна была кому-то другому. И, наверное, не случайно испытание И-180 поручили именно Чкалову, которого для этого даже из отпуска вызвали. Я до этого несколько лет курировал опытные самолеты, и ни разу без подписи представителя главного конструктора двигателя опытную машину в небо не выпускали. Рискованно было нарушать это правило, да еще тогда. А ведь нарушили! И никто не мог мне объяснить, почему. Я и сейчас упрекаю себя, что в те дни не увиделся с Валерием Павловичем. 12 декабря в пробежке истребителя И-180 (когда у него оборвался кронштейн газа) я не участвовал. А 13-го и 14-го Чкалова на аэродроме не было. И мне не удалось высказать ему свои замечания. Но я был уверен, что Чкалову обо всем доложит Лазарев. Ведущий инженер по испытаниям просто обязан был это сделать. Я также был уверен, что больше никаких пробежек без представителя моторного завода не будет.

- Но кто решился после неудачной пробежки сразу же поднять И-180 в небо?

— Мне и в голову прийти не могло, что кто-то опять прикажет поднимать в воздух И-180, не поставив меня в известность. Мы проводили другие испытания в воздухе. Только приземлились, подбежал механик: "Чкалов погиб!". Я не поверил. Как и на чем он взлетел? "Я же в формуляре написал о невозможности полета!" — говорю Супруну. "Ты знаешь, именно эта запись и может спасти тебя…", — ответил он. После этого всех нас собрали, рассадили по комнатам — писать показания. Я был в комнате с Поликарповым. "Послушайте, — сказал он, — почему нас все время гнали? Почему Чкалову разрешили взлет без жалюзи? Почему ему не показали запись в формуляре, что вы запрещаете взлетать без одной помпы?". А что я мог сказать? Спросил лишь, кто его все это время подгонял. Он не ответил. Потом нас собрали в приемную, человек 25—30. Стали мы ждать, когда кого вызовут. Кстати, комиссий было две. Первую, которую потом называли правительственной, я скорее бы назвал летной. А вторую комиссию возглавлял Всеволод Меркулов, заместитель Лаврентия Берия. Тот, кто после летной комиссии попадал к Меркулову, обратно, как правило, не возвращался. "Черный ворон" их ожидал прямо на аэродроме. Меня на летную комиссию вызвали ночью, в 3 часа, после 12 часов ожидания. До этого волосы у меня были черные. А на комиссию уже пришел с седыми висками, понимал, что эта катастрофа может стоить жизни. Войдя в зал, я увидел, что за столом сидели почти все летчики: председатель комиссии, главный инженер ВВС комдив Павел Алексеев, затем Георгий Байдуков, Александр Беляков, Михаил Громов, Степан Супрун, еще два или три пилота и лишь один моторист, начальник ЦИАМ Каширин. "Что вы можете сказать по катастрофе?" — спросил Алексеев. Я начал отвечать, и тут Супрун предложил сначала зачитать, что я записал в формуляре двигателя. Поднялся Громов и зачитал мою запись. "Есть еще вопросы?" — обратился к комиссии Алексеев. Вопросов не было. И председатель комиссии сказал, что я свободен. Вот вывод комиссии: "15.12.38 г. в 12 часов 58 минут Герой Советского Союза В. Чкалов после нормального полета по кругу на самолете И-180, заходя на посадку, сел вынужденно вне аэродрома на расстоянии 500—600 метров от него, в результате чего произошла гибель летчика и разрушение самолета". Причиной вынужденной посадки назвали отказ мотора в результате его переохлаждения и ненадежной конструкции управления газом. Мотор отказал в такой момент полета, когда благополучный исход его с заглохшим двигателем был невозможен (низкая высота, нет площадки). Летчик до последнего управлял самолетом и пытался сесть (и сел!) не на жилые дома. Он 100—150 метров не дотянул до вспаханного поля. Упал на захламленный металлом двор мастерских. Чкалов был еще жив. Истекал кровью, а к нему боялись подойти: вдруг самолет взорвется. Кстати, нам, мотористам, даже не дали посмотреть на то, что осталось от И-180 и его двигателя.

- Известно, что виновниками были "определены" главный конструктор Поликарпов, его зам Томашевич, директор завода Усачев, начальник летно-испытательной станции полковник Порай. Акт расследования катастрофы комиссия подписала единогласно и доложила руководству страны…

— Не забывайте, что это было в декабре 38-го. Чкалова любил весь народ и сам Сталин, назвавший Валерия Павловича "великим летчиком нашего времени". Конечно, комиссия тех лет просто не могла написать иначе. Это понимал и Сталин. Может, именно поэтому не был репрессирован Поликарпов. Супрун говорил мне, что на объяснительной Поликарпова рукой Сталина было написано: "Не трогать!". Виновными определили Томашевича, Усачева, Порая и многих других. Уже после смерти Сталина дела на них были прекращены. Итак, можно согласиться, что причина катастрофы — в штурмовщине, желании руководителей завода и КБ быстрее отчитаться перед партией. Ведь И-180 был лучше недавно появившихся в небе Испании немецких "Мессершмиттов-109". И-180 хотели "довести" к концу 38-го, спешили. Но только ли технические причины вызвали катастрофу? Например, мне непонятно, зачем понадобилось снимать одну бензопомпу с двигателя, когда механизм шасси потом специально "законтрили"? Значит, освобождать место таким образом для гидравлики, в чем меня убеждал Лазарев, не было необходимости. И если бы летчик мог хотя бы убрать шасси, чтобы уменьшить лобовое сопротивление самолета, все закончилось бы иначе… А с двумя бензопомпами наш двигатель М-88, скорее всего, и не заглох бы. Мы и рассчитывали двигатель на расход топлива двумя помпами.

- Неужели это было спланированное убийство?

— Некоторую ясность мог бы внести ведущий инженер по испытаниям Лазарев. Его докладная не была показана ни одной комиссии. В тот день у Лазарева вдруг поднялась температура, его увезли в Боткинскую больницу. Так нам сказали, когда мы не увидели Лазарева после катастрофы. А на второй день его сбросили с электрички. Он умер, не приходя в сознание. Никто до сих пор не знает, куда исчез в тот день борт-механик самолета И-180 Куракин. Он тоже многое мог рассказать. Например, почему 12 декабря при пробежке И-180 оборвался кронштейн газа. Слишком много необъяснимого. Так, через пять лет после ареста выпустили начальника главка наркомата авиапромышленности Беляйкина. Через день он был убит в своей квартире.

- Я был хорошо знаком с Валерием Павловичем. Как-то он рассказывал об испытаниях И-16. В полете неожиданно оборвался трос газа. Мотор заглох, самолет стал падать. Но тогда Чкалов сумел посадить самолет.

- Получается, за ним охотились? Почему?

— Сын Чкалова говорил мне, что отец в те годы на ночь прятал под подушку наган. Игорь Валериевич не отрицает, что катастрофа И-180 подстроена. Он рассказывал о непростых отношениях отца с "вождем". Сталин ведь предлагал Чкалову пост наркома НКВД. А потом этот пост занял Берия… Когда был процесс Бухарина—Рыкова, Чкалов, убежденный в их невиновности, ходил к Сталину. Тот сказал: занимайся своим делом. Чкалов ушел, хлопнув дверью. А Сталин этого не любил.


Беседовал Александр Аблицов (Запорожье)
"Киевский телеграфЪ" 7 - 13 декабря 2007


Добавить комментарий к статье




Биография Чкалова
На грани риска
Как погиб Валерий Чкалов
Водолеи (по знаку зодиака)
Легендарные летчики
Знаменитые люди по имени Валерий
Биографии летчиков


Ссылка на эту страницу:

 ©Кроссворд-Кафе
2002-2018
Рейтинг@Mail.ru     dilet@narod.ru