Главная
Классические кроссворды
Сканворды
Тематические кроссворды
Календарь
Биографии
Статьи о людях
Афоризмы
Новости о людях
Библиотека
Отзывы о людях
Историческая мозаика
Юмор
Энциклопедии и словари
Поиск
Рассылка
Сегодня родились
Реклама
Web-мастерам

Самое популярное

Интересно
  • Лангедокская колыбель альбигойской ереси
  • Кипр - остров любви
  • Чан Кайши (Chiang Kai-shek). Незадачливый генералиссимус



    Тираны и диктаторы

    Советская пропаганда называла этого человека не иначе как кровавым диктатором, предавшим заветы своего учителя — великого китайского революционера Сунь Ятсена. Сейчас в многочисленных публикациях генералиссимус Чан Кайши представляется выдающимся государственным деятелем и военачальником. Кем же он был на самом деле?

    После опубликования романа Василия Аксенова «Остров Крым» в печати высказывались мнения о том, как было бы здорово, если бы большевики оставили полуостров генералу Врангелю, тем более что на этом настаивала Великобритания, и Ленин вроде бы даже с этим согласился. В доказательство того, что Крым в этом случае купался бы как сыр в масле, приводился пример Тайваня, где уровень ВВП на душу населения сейчас примерно в десять раз выше, чем в Украине. Сравнение генерала Врангеля и генералиссимуса Чан Кайши, Крыма и Тайваня, этих, по выражению Аксенова, «отдаленных братьев», действительно напрашивается само собой. Особенно если не знать историю Тайваня и то, какую роль в этой истории сыграл Чан Кайши.


    Пламенный революционер

    Парадная биография Чан Кайши, в составлении которой он сам принял живейшее участие, представляет собой наглядные этапы формирования пламенного революционера, выдающегося военачальника и государственного деятеля. С юных лет ему пришлось столкнуться с тяготами и лишениями. Чан Кайши даже довелось сидеть в тюрьме, так как его семья не смогла вовремя заплатить налоги. Именно тогда мать назвала его именем Цзеши (Чан Кайши является европейской транскрипцией китайского имени Цзян Цзеши, которое переводится как «утес»). А когда Чан, который решил посвятить свою жизнь борьбе с монархией, выбрал для себя профессию военного, то его мать дала ему новое имя — Чжунчжэн, что в переводе означает «прямой и непреклонный».

    В 18 лет Чан Кайши сдал экзамен и поступил в Баодинскую военную школу, а через год был переведен в Государственную военную школу японской армии в Токио. Там в это время действовала созданная доктором Сунь Ятсеном тайная организация «Китайская революционная лига». Несмотря на то, что китайским курсантам строго запрещалось заниматься политической деятельностью, Чан Кайши вскоре вступил в ряды этой организации. Он произнес слова присяги на верность китайской революции: «Клянусь бороться за изгнание маньчжуров, освобождение Китая, создание республики и установление равных прав на землю!»

    В 1911 году вместе со своим идейным наставником Чан Кайши вернулся в революционный Китай, приняв активное участие в свержении монархии. До последних дней генералиссимуса в его служебном кабинете на видном месте висело письмо Сунь Ятсена со словами: «Моему младшему брату Цзеши. Поднебесная — это наше общее достояние». В 1922 году Чан Кайши был назначен начальником генштаба вооруженных сил созданной Сунь Ятсеном партии Гоминьдан. После смерти Сунь Ятсена, в 1925 году, Чан Кайши возглавил революционное движение на юге Китая и годом позже организовал военный поход на север. Этот поход представлял собой настолько необычное явление, что привлек внимание всего мира. Впереди войск двигались небольшие группы, которые агитировали население, в результате чего города и деревни радушно встречали наступавшую армию. В марте 1927 года отряды Гоминьдана с триумфом вошли в крупнейший город Китая — Шанхай. В результате фактически весь Китай, за исключением Маньчжурии, признал власть гоминьдановского правительства. Северный поход принес маршалу Чан Кайши (в 1928 году ему было присвоено звание генералиссимуса) мировую славу.

    Десять лет спустя Чан Кайши официально получил высшую власть в партии Гоминьдан и фактически в Китайской Республике. С этого времени он считался общепризнанным вождем Китая. Это был пик его военной и государственной карьеры. Соратники Чан Кайши не уставали превозносить его личные качества, заявляя, что такие герои рождаются один раз в 300 или даже 500 лет. Особенно генералиссимусу нравилось, когда его сравнивали с одним из предков — легендарным правителем Чжоу-гуном, государственной мудростью которого восхищался сам Конфуций.


    «Одна страна, одна партия, один вождь!»

    Падение власти Чан Кайши, которое произошло в 1949 году, было неожиданным, но только не для тех, кто знал его неприкрашенную биографию. Он родился в 1887 году в весьма состоятельной семье — его отец был управляющим отделения государственной соляной монополии и крупным виноторговцем. Юный Чан, судя по всему, не выказал ни малейших способностей к тому, чтобы продолжить дело отца, отчего и назван был Чжунчжэном, что можно также перевести как «тупой и упрямый». В военное училище он был определен только потому, что ни на что другое не годился. Что касается его обучения в токийской военной школе, то это были всего лишь краткосрочные курсы подготовки офицеров китайской армии, не имеющих права служить в вооруженных силах Японии. Чан Кайши, кстати, по окончании школы наглядно продемонстрировал уровень этой подготовки — его первый опыт руководства войсками Гоминьдана закончился бесславно. Между прочим, после этой неудачи будущий генералиссимус решил забросить революцию и заняться бизнесом. В Шанхае он попробовал себя в качестве биржевого маклера, но, как и следовало ожидать, быстро обанкротился.

    Трудно сказать, действительно ли Сунь Ятсен назвал Чан Кайши младшим братом, ведь разница в возрасте между ними была 21 год, но совершенно очевидно, что вождь китайской революции не считал неудачливого военного своим наследником. В 1923 году он даже отослал Чан Кайши в Советскую Россию в надежде, что там его научат, как защищать завоевания революции. Судя по всему, эта надежда оправдалась. Есть даже предположение, что во время своего пребывания в России Чан Кайши заручился поддержкой Сталина и в дальнейшем действовал строго в соответствии с указаниями генсека ВКП(б), получая от него необходимую помощь. Те походы, которые прославили Чан Кайши, были успешными в основном благодаря тому, что ими в действительности руководили военные советники во главе с героем Гражданской войны Василием Блюхером.

    Но Чан Кайши решился в 1927 году на кампанию очищения Гоминьдана от коммунистов. И в советских газетах его немедленно объявили предателем и отщепенцем. Даже его сын Цзян Цзинго, который в то время учился в СССР, опубликовал в газете «Правда» открытое письмо. В нем были такие строки: «Я сделал то, что ты говорил мне раньше. Я стал революционером! И поэтому я — твой враг. Чан Кайши, честное слово, коммунисты с каждым днем крепнут силами для будущей борьбы. Извини, пожалуйста, но мы легко разделаемся с тобой. Борясь с капиталистами, убрать с дороги тебя, их пешку, не так трудно».

    В этой истории примечательно, что Чан Кайши клеймили на страницах советских газет Троцкий и его соратники, а вовсе не Сталин. Кстати, Цзян Цзинго вскоре после опубликования своего письма был направлен на, как тогда говорили, «перековку» — продолжительное время он трудился разнорабочим в подмосковном совхозе и на золотых приисках в Алтае. Примечательно также, что Чан Кайши выступил против Мао Цзедуна, который, с точки зрения Сталина, был явным троцкистом. А лозунг, который выдвинул Чан Кайши: «Одна страна, одна партия, один вождь!», был, скорее всего, позаимствован именно в СССР. Это, конечно, не соответствовало идее Сунь Ятсена, создавшего Гоминьдан. В названии этой организации иероглиф «го» означает государство, «минь» — народ, а «дан» — партия.

    Чан Кайши, таким образом, отождествил себя с народом, причем сделал это совершенно искренне. Он вообще был крайне высокого мнения о себе. Особенно это проявилось в годы Второй мировой войны, когда Чан Кайши почувствовал себя одним из мировых лидеров, способных вести независимую политику. Расплата последовала незамедлительно — хитрый Мао Цзедун заручился поддержкой СССР и в скором времени вытеснил Чан Кайши и всю партию Гоминьдан, насчитывавшую два миллиона душ, на остров Тайвань.


    Кровавый диктатор

    Этот остров, который находится от континентального Китая на расстоянии 130 км, стал частью Поднебесной империи чуть более двух веков назад. До этого Тайвань делили между собой португальцы, давшие острову название Формоза, то есть «прекрасный», а также испанцы и голландцы. Началом индустриализации Тайвань обязан Японии — к ней остров отошел по условиям договора 1895 года, подписанного после завершения японско-китайской войны. Японцы построили железные дороги, электростанцию и промышленные предприятия. Численность населения острова составляла почти 3 млн. человек. И этому населению как-то удалось прокормить двухмиллионную армию пламенных китайских революционеров.

    Считается, что Чан Кайши немедленно по прибытии на остров провел аграрную реформу по принципу Сунь Ятсена — «каждому пахарю — поле», что якобы позволило благодарным тайванцам резко увеличить урожайность полей. Это, конечно, не так. На самом деле аграрная реформа на Тайване началась еще в 1945 году, когда остров вновь отошел к Китаю, и осуществлялась настолько удачно, что через два года возмущенные тайванцы подняли восстание. По прямому указанию Чан Кайши при подавлении этого восстания были убиты тысячи людей. Когда гоминьдановцы высадились на остров, реформа была продолжена. Заключалась она попросту в том, что у местного населения земля отнималась и передавалась в собственность Чан Кайши и его сторонников.

    Эта реформа, конечно же, не вдохновила крестьян на трудовые подвиги. Она лишь настроила местное население против чужаков. Но одновременно с аграрной реформой Чан Кайши ввел на острове военное положение, запретив все демонстрации, пикеты, забастовки, не говоря уже о создании оппозиционных партий. Нарушители карались по законам военного времени. Советская пропаганда, утверждавшая, что Чан Кайши создал на Тайване кровавый диктаторский режим, была не так уж далека от истины.

    И к «экономическому чуду», которое случилось на Тайване в 70-х годах прошлого века, Чан Кайши не имел никакого отношения. На самом деле первые годы после высадки на остров он и его сторонники продержались благодаря тому, что прихватили с собой из континентального Китая огромное количество культурных и исторических ценностей, а также весь китайский золотой запас. Позже, когда награбленное добро подошло к концу, Чан Кайши регулярно помогали из-за океана. С 1950 по 1965 год Тайвань получил от США свыше $1,5 млрд.


    Персонаж анекдотов

    Этот остров до сих пор был бы всего лишь непотопляемой базой Пентагона, если бы в апреле 1975 года генералиссимус Чан Кайши не почил в бозе. Пост президента Тайваня унаследовал его сын. Тот самый, который прошел суровую школу перековки в СССР, после чего всю оставшуюся жизнь испытывал лютую ненависть к коммунистам вообще и к троцкистам в частности. За 13 лет своего правления он сделал, в сущности, одно — покончил с чудовищным воровством, которое всемерно поощрял его папаша. Благодаря этому на остров пришли щедрые инвестиции из США и Японии. Инвесторов можно было понять, ведь зарплата тайваньского рабочего составляла всего 7% от ставки его американского коллеги.

    После смерти Чан Кайши в столице Тайваня был открыт мемориал его имени. Кроме того, имя генералиссимуса было присвоено международному аэропорту и одной из центральных улиц Тайбэя. Но совсем недавно власти Тайваня решили вычеркнуть это имя если не из истории острова, то, во всяком случае, из списка его достопримечательностей. Музей Чан Кайши, по странному стечению обстоятельств, переименован в Мемориал тайваньской демократии, а многочисленные памятники генералиссимусу исчезли с лица земли.

    Кажется, уходит в политическое небытие и славная партия Гоминьдан, стоявшая у истоков революции в Китае. Она с треском проиграла парламентские выборы, и у нее, скорее всего, нет никаких надежд на то, чтобы взять реванш. Ни один политик на Тайване, если он в здравом уме и твердой памяти, не объявит себя продолжателем дела Чан Кайши, так как генералиссимус, любовавшийся собственными скульптурными и живописными изображениями, уже служит персонажем многочисленных анекдотов. В континентальном Китае имя этого человека вообще вызывает презрение. И китайцы с огромным удивлением читают появляющиеся за рубежом публикации, превозносящие заслуги этого, в общем-то, ничем не примечательного человека.

    Пожалуй, единственное, в чем он достиг замечательных успехов, так это в сложнейшей технике китайской каллиграфии. Генералиссимус собственноручно написал и повесил у себя в кабинете изречение древнего мыслителя Мэн-Цзы: «Жить, ощущая себя человеком Поднебесной во всей ее широте; занимать в Поднебесной положение того, кто известен своей справедливостью; идти по тому великому пути, который предусматривает Поднебесная». Кто знает, выбери Чан Кайши не политику, а каллиграфию, может быть, и был бы его путь великим.


    ЕВГЕНИЙ КНЯГИНИН
    Первая крымская N 184, 27 ИЮЛЯ /2 АВГУСТА 2007


    Добавить комментарий к статье




    Ссылка на эту страницу:

     ©Кроссворд-Кафе
    2002-2016
    Рейтинг@Mail.ru     dilet@narod.ru