Главная
Классические кроссворды
Сканворды
Тематические кроссворды
Календарь
Биографии
Статьи о людях
Афоризмы
Новости о людях
Библиотека
Отзывы о людях
Историческая мозаика
Юмор
Энциклопедии и словари
Поиск
Рассылка
Сегодня родились
Реклама
Web-мастерам

Случайная статья

Интересно
  • 10 неизвестных фактов о Голландии и голландцах
  • Настоящая Куба
  • Маргарет Тэтчер. Железная леди, создавшая свой собственный "изм"

  • Легенда о "железной леди"
  • Одинокая Мэгги
  • Железная, бронзовая, разная
  • Не такая, как все
  • Баронесса по прозвищу Зубочистка
  • Биография Тэтчер
  • Единственный мужчина
  • Отзывы о Маргарет Тэтчер
  • Новости
  • Весы (по знаку зодиака)
  • Биографии политических деятелей
  • Кто родился в Год Быка
  • Премьер-министры Великобритании


  • Добавить отзыв о человеке

    «Когда мне было 15 лет, я осознала, что нет ничего такого, чего бы я не могла достичь. Важно только понять, чего я хочу».

    Маргарет Тэтчер


    Кто из фигур ХХ века лично более всего способствовал краху «мировой системы социализма?» Михаил Горбачев, начавший в СССР либеральные реформы, в конце концов закончившиеся крахом сверхдержавы? Иоанн Павел ІІ, еще в самом начале своего понтификата призывавший каждого из католиков и вообще оппонентов коммунизма за Железным занавесом: «Не бойся!»? Интеллектуал и несокрушимый боец Вацлав Гавел? Или электрик Лех Валенса, ставший отцом-основателем массового антикоммунистического рабочего движения в Восточной Европе?..

    Один из лидеров чешской Бархатной революции Вацлав Клаус убежден: «Революция в Центральной и Восточной Европе, которая положила конец коммунизму, началась в 1979 году с победой Консервативной партии на всеобщих выборах, поставившей Маргарет Тэтчер во главе британского правительства. Она атаковала государство, чья все возрастающая экспансия была основной тенденцией всего ХХ века. Это было столетие социализма со всеми его эпитетами и с разной степенью унижения и деградации индивида. И ее борьба против социализма стала первым примером успеха. Она показала, что эту тенденцию можно сломать, что можно вернуться к либеральной политической, экономической и социальной системе».

    Самая старая в Европе система британского парламентаризма внесла в анналы мировой истории немало имен выдающихся премьер-министров. Дизраэли и Гладстон, Черчилль и Питт... Но ни один из них не создал собственный «изм». Есть марксизм и бонопартизм, гандизм и голлизм. Но нет ни дизраэлизма, ни черчиллизма. А Тэтчеризм есть.


    Из бакалейной лавки — в Оксфорд

    Маргарет Гилда Робертс (по мужу Тэтчер) родилась 13 октября 1925 года в крохотном городке Грентам в графстве Линкольншир в Центральной Англии. От провинциального произношения Маргарет так и не смогла избавиться, несмотря на то что покинула родительский дом в возрасте 18 лет и никогда потом в родном графстве не жила. Она стала вторым и последним ребенком (сестра Мюриэл была на четыре года старше) в семье Беатрис и Элфрида Робертсов. Ко времени рождения Мэгги сын сапожника Элфрид был уже владельцем небольшой бакалейной лавки, а Беатрис работала швеей. Семья эта, по свидетельству будущего мужа Маргарет Дениса, была очень пуританской. Они принадлежали не к англиканской, а к методистской церкви; Элфрид был церковным проповедником. Каждое воскресенье семья три раза посещала церковь — утром, днем и вечером. Ни отец, ни мать не курили, никогда не употребляли алкоголя, хотя и держали в доме кагор и вишневку для гостей.

    «Всем в жизни я обязана отцу, — писала Маргарет через много лет. — Он привил мне любовь ко всему, что я люблю и во что верю». Хотя Элфрид Робертс не имел даже среднего образования, он, по словам дочери, «был самым лучшим читателем, которого я когда-либо знала». Отец оказывал огромное влияние на своих дочерей. «Нужно постоянно работать, чтобы зарабатывать себе на жизнь», «Никогда нельзя терять самообладание, по крайней мере на людях», «Никогда нельзя говорить о своих провалах и неудачах, конечно, они могут быть, но вспоминать о них на людях нельзя», «Никогда не иди за толпой, не бойся отличаться от нее, а, при необходимости, поведи ее за собой». Эти отцовские принципы Маргарет не просто запомнила, а соблюдала их. Именно отец еще сызмальства категорически запретил ей употреблять выражения: «Я не могу» и «Мне это трудно». И хотя позже политические оппоненты пренебрежительно называли Тэтчер «дочерью бакалейщика», она никогда не стеснялась своего происхождения, а, наоборот, гордилась им.

    Семья не была, конечно, богатой, но и очень бедной назвать ее тоже нельзя. Когда Маргарет исполнилось лет 10, родительский магазин уже был самой большой бакалеей в городке. В нем работало пять наемных продавцов. Но и Мэгги с сестрой, придя со школы, ежедневно по несколько часов торговали в лавке — конфетами и бисквитами.

    Именно бакалея Робертсов, а не местный паб, пивная, была своеобразным политическим клубом Грэнтама, конечно же, консервативного и даже ультраконсервативного направления. Неформальным «председателем» этого клуба был отец Маргарет, авторитетнейший в городке активист Консервативной партии. Кстати, уже после того, как Маргарет уехала из дома, Элфрида Робертса избрали сначала советником мэрии, а потом и мэром Грентама. В возрасте 10 лет Мэгги начала свою политическую деятельность — во время парламентских выборов 1935 года она согласилась разносить по домам агитационные материалы консерваторов. Еще маленькой девочкой Мэгги на вопрос, кем она станет, когда вырастет, неизменно отвечала: «Членом парламента от Консервативной партии». Это вызывало у взрослых снисходительную улыбку — такая судьба в «старой доброй Англии» 30-х годов прошлого века для выходца из скромной семьи из маленького городка казалась невероятной. А главное — Мэгги же девочка, а женщин в британском парламенте в то время практически не было.

    Обеих своих дочерей Робертс отдал в самую лучшую в городке школу, хотя годовая плата за учебу в 12 фунтов стерлингов была довольно ощутима для семейного бюджета. Мэгги училась не блестяще, но очень прилежно. Одевалась скромно и аккуратно. С пяти до 15 лет занималась музыкой, а после этого стала одним из лучших игроков школьной женской команды по хоккею на траве.

    Она всегда казалась старше своих ровесников — и не из-за внешности, а из-за очень солидного, «взрослого» стиля поведения. Подруг у нее не было.

    В возрасте девяти лет Маргарет выиграла общегородской конкурс среди учеников младших классов на самую лучшую декламацию стихотворения. «Тебе повезло», — с улыбкой сказал мэр, вручая ей награду. «Нет, — очень серьезно возразила Мэгги. — Я это заслужила».

    Маргарет закончила школу в 1943 году, в разгар Второй мировой. Самые трагические для Британии дни, когда существовала реальная угроза того, что страну, впервые за тысячу лет, оккупируют иностранцы, уже остались в прошлом. Но большинство парней было на фронте, следовательно, девушкам было несколько легче поступить в престижные университеты. И Мэгги Робертс выбрала ... Оксфорд. Именно этот самый аристократичный университет окончило подавляющее большинство премьеров и политических лидеров Британии. Девушку не остановило даже то, что при вступлении туда на любой факультет по традиции обязательно нужно было сдавать экзамен по латинскому языку, который в ее провинциальной школе вообще не преподавался. Директриса школы советовала ей выбрать для продолжения образования какой-то более скромный университет, или по крайней мере в течение года изучать латынь на специальных курсах. Маргарет отказалась и собственными силами за несколько месяцев выучила латынь. Однако решила поступать не на юридический факультет, где, собственно, и учились почти все эти будущие премьеры, а на химический. И не потому, что так уж любила химию — просто там был самый низкий в Оксфорде конкурс. Несмотря на это не добрала полбалла и вынуждена была с ничем возвращаться домой. Но в октябре 1943-го несколько оксфордских химиков-первокурсников вызвались идти добровольцами на фронт и девушку приняли на одно из освободившихся мест.


    Может ли женщина стать политическим лидером?

    Сейчас этот вопрос кажется даже смешным. Конечно же, да. А в Великобритании в 40-е годы прошлого века? У оппонентов консерваторов — лейбористов — было несколько женщин-членов парламента. Консерваторы же продолжали считать, что политика — сугубо мужское дело. В Оксфордский союз консерваторов, школу которого прошли в студенческие годы все будущие премьеры-консерваторы, учившиеся в этом университете, женщин просто... не принимали. Тем не менее в Оксфорде существовала другая, пусть и не такая авторитетная, организация — Ассоциация консерваторов, куда Маргарет вступила в первый же месяц учебы.

    Оксфорд в то время уже совсем не был цитаделью консерваторов. Наоборот, в годы учебы Маргарет тон среди политически активных студентов задавали либералы, социалисты и разнообразнейшие левые. Соседкой будущего премьера по комнате в общежитии все годы учебы была студентка-коммунистка. Консерваторы в студенческой среде казались старомодными и не имели авторитета. Кое-кто из первокурсников-консерваторов в связи с этим отошел от политики или даже радикально поменял свои убеждения. Но не такой была наша героиня. Постоянно сталкиваясь с политическими оппонентами, она не только не смягчила своих взглядов, но и стала еще более ортодоксальным консерватором.

    Маргарет изучала химию усердно, однако без чрезмерного энтузиазма. Посещала все лекции, выполняла все практические задания, но в результате получила диплом только ІІ степени. «Я никогда не рассчитывала на диплом І степени, надеясь, что в будущем не буду заниматься химией профессионально, — писала она через много лет. — Слишком много времени я уделяла политике». Кроме занятий по своей специальности, Маргарет посещала лекции и практические занятия по ораторскому искусству. Уже на третьем курсе мисс Робертс стала президентом оксфордской Ассоциации консерваторов. «Мы все ее не любили, но уважали, — вспоминал позже один из ее коллег по Ассоциации. — Она всегда была очень несговорчивой и жестокосердной. И вместе с тем отличалась деловыми качествами, активностью и воинствующим консерватизмом». Такой, вызывающей уважение, но не симпатию, Маргарет осталась на всю жизнь. В последний год ее премьерства представительный социологический опрос засвидетельствовал, что 63% британцев уважают Тэтчер, но вместе с тем 67% ее не любят.

    В 1946 и 1948 годах Маргарет, представительницу оксфордского студенчества, приглашали как гостя на общенациональные конференции Консервативной партии. Это стало ее первым шагом в большой политике.

    В 1948 году молодая выпускница Оксфорда была впервые выдвинута кандидатом в парламент от Консервативной партии. Однако это было скорее формальным шагом. В Великобритании и тогда существовала, и до сих пор существует сугубо мажоритарная избирательная система. В округе Дартвуд Маргарет никто не знал, средств на избирательную кампанию ей практически не выделили, а главное, большинство избирателей в округе традиционно поддерживала лейбористов. Следовательно, Маргарет не имела реальных шансов на победу. Она и проиграла. Однако набрала голосов намного больше, чем могли рассчитывать консерваторы. Уже тогда руководители партии обратили внимание на ее крайне агрессивный стиль полемики. «Выбирайте между партией свободы и партией рабства» (имелись в виду лейбористы) — под таким лозунгом проходила избирательная кампания будущего премьера. В 1950 и 1951 годах Маргарет еще дважды выдвигали кандидатом в парламент от консерваторов. Но опять в сугубо «лейбористских» округах. И она проиграла еще два раза.

    По окончании университета Маргарет начала работать в химической лаборатории в графстве Эссекс. Работала прилежно, но без выдающихся успехов — больших способностей к химии, по свидетельству коллег, не имела. Зато сотрудники дали дочери бакалейщика из глубокой провинции ироническое прозвище Герцогиня — за высокомерную манеру поведения. Они не знали, что через несколько десятилетий за выдающиеся заслуги перед страной Маргарет действительно получит дворянский титул, правда, не герцогини, а «только» баронессы. Вместе с тем за три года работы в лаборатории Маргарет ознакомилась с проблемами промышленности и завязала личные контакты с некоторыми бизнесменами. Параллельно она получала второе высшее образование — юридическое. «Мне это необходимо для моей политической деятельности», — откровенно признавала Маргарет.

    В 1950 году она познакомилась с владельцем химической фабрики Денисом Тэтчером, а в следующем году вышла за него замуж. Денис был на 10 лет старше своей невесты и таким же убежденным консерватором, как и она. Во время Второй мировой майор Тэтчер был награжден Крестом Британской империи (приблизительный аналог — звание Героя Советского Союза). Перед венчанием Маргарет перешла из пуританской методистской церкви в англиканство, к которому традиционно принадлежит большинство англичан, в частности и ее муж. Тем не менее, от воинствующих методистских взглядов не отказалась. На всю жизнь Денис стал, можно сказать, «надежным тылом» Маргарет. Он всячески поддерживал ее политические амбиции. Маргарет уже никогда не приходилось работать только для того, чтобы заработать себе на кусок хлеба. Сразу после свадьбы она оставила химическую лабораторию, переехала в дом мужа в графстве Кент и начала адвокатскую практику. Правда, без особых успехов.

    В 1953 году Тэтчер родила двух близнецов — дочь Кэрол и сына Марка. На некоторое время она превратилась в маму-«декретницу», В соответствии со своими методистскими и консервативными убеждениями. Впрочем, и позже, когда она уже была членом парламента, а потом и премьером, Маргарет считала необходимым достойно выполнять свои обязанности жены и матери. Она всегда готовила горячий завтрак для мужа и детей, сама убирала в доме. Правда, через десятилетия Кэрол, к тому времени ставшая журналисткой, опубликовала художественную книгу, где под выдуманной фамилией обрисовала семейную жизнь Тэтчеров во времена своего детства. Мать главной героини предстает в этой книге очень жесткой, даже жестокой личностью, очень хорошо умеющей требовать, но не способной дать своим детям хотя бы капельку душевного тепла. Эта книга, написанная родной дочерью, стала одним из основных козырей оппонентов Тэтчер и ее Консервативной партии во время очередных парламентских выборов.

    В 1955 году Тэтчер выразила желание опять выдвигаться кандидатом в парламент. Руководство консерваторов отказало ей, хотя поблизости, в Кенте, были два «подходящих» округа. Произошло так, по убеждению самой Тэтчер, из-за обыкновеннейшего мужского шовинизма. Мужчины-политики просто не поверили, что молодая женщина с двумя двухлетними малышами на руках способна с полной отдачей провести напряженную предвыборную кампанию.

    И только в 1959 году Маргарет Тэтчер наконец стала членом Палаты общин Британского парламента от округа Финчли на северной окраине Лондона. От этого же округа она и в дальнейшем каждый раз избиралась в парламент. Так в возрасте 34 лет она осуществила свою детскую мечту и стала политическим деятелем общенационального масштаба.


    Воровка молока

    Нельзя сказать, что парламентская деятельность Тэтчер сразу пошла триумфально. Первая парламентская речь, которую она произнесла по поручению партийного руководства, была направлена против лейбористов и защищала право журналистов присутствовать на заседаниях местных советов. Муниципалитет Финчли официально отмежевался от позиции своего члена парламента. Потом Тэтчер стала основным мотором парламентской кампании консерваторов против повышения налога на доходы корпораций. И получила от прессы ярлык
    «реакционерки».

    Тем не менее, уже в октябре 1961 года, всего лишь через два года работы в парламенте, консервативный премьер Макмиллан предложил ей должность парламентского секретаря министерства по делам пенсий и социального страхования ( типа нашего заместителя министра). Это был впечатляющий прыжок в карьере. Макмиллан, например, 14 лет проработал рядовым членом парламента, прежде чем получил первую должность в правительстве. На новой должности главной идеей Тэтчер стала борьба ... против повышения пенсий. «Рассматривая проблему, — утверждала госпожа секретарь, — нужно учитывать не только интересы тех, кто получает пенсии, но и тех, из чьих карманов они, в сущности, выплачиваются». Еще меньше симпатий к Тэтчер вызвала ее инициатива возобновить упраздненное уже к тому времени наказание розгами за мелкие правонарушения для молодых преступников. Тэтчер стала известной. Но это была скорее отрицательная «слава».

    Выборы 1964 года консерваторы проиграли. В «теневом кабинете» Тэтчер была последовательно заместителем министров жилищного строительства, финансов, транспорта. В 1967 году стала «теневым» министром образования — первой женщиной-министром в истории Британии. В 1970 году, когда консерваторы вернулись к власти, Тэтчер из теневого превратилась в настоящего министра образования. Здесь она повела отчаянную борьбу против предпринятой предыдущим, лейбористским, правительством реформы системы среднего образования, которая предусматривала ликвидацию привилегированных государственных школ и введение единых требований и прав для всех выпускников. Хотя госпожа министр предлагала сократить государственные затраты на среднее образование на целую треть, она защищала сохранение дотаций из бюджета для самых привилегированных частных школ. Возмущение оппонентов усиливало и то обстоятельство, что ее сын Марк именно тогда учился в Харроу — самой дорогой в Британии школе для мальчиков, основанной в XVІ веке. Тэтчер на треть повысила стоимость школьных завтраков и ввела плату за молоко, которое до тех пор бесплатно раздавалось ученикам младших классов государственных школ. В 1972 году сотни учителей демонстративно покинули зал, где проходила общенациональная учительская конференция, когда началось выступление Тэтчер. Пресса окрестила ее «самой непопулярной женщиной в Великобритании» и приклеила прозвище «воровка молока». Даже ее верный Денис осторожно предлагал жене оставить политику.

    Тем не менее, далеко не у всех британцев Тэтчер и ее действия вызывали возмущение и неприятие. Корень всех тогдашних проблем Великобритании она усматривала «в растущей власти государства над личностью, в слишком большом вмешательстве правительства в жизнь частных лиц, в слишком большом бюрократизме». И многие соглашался с ней. Тэтчер постепенно становилась одной из самых заметных фигур в Консервативной партии, лидером ее правого крыла.

    В 1974 году консервативное правительство Хита проиграло генеральную битву с профсоюзами — общенациональную шахтерскую забастовку. Это была крупнейшая победа британских тред-юнионов за всю историю страны. «Кто правит страной: правительство или толпа?», — патетически восклицал Хит. Он пошел на досрочные парламентские выборы, надеясь получить от нации мандат с чрезвычайными полномочиями для «оздоровления» ситуации. Но консерваторы потерпели сокрушительное поражение — впервые в истории лейбористы получили абсолютное большинство мест в парламенте. Неудачник Хит должен был оставить должность не только премьера, но и лидера партии.

    Консерваторы переживали свои «Канны» и несколько ведущих лидеров отказались возглавлять «разбитое войско». Лидером Консервативной партии стала Маргарет Тэтчер — исключительно «благодаря своей храбрости и отваге», по словам Гарольда Вильсона. Все обозреватели соглашаются — годом раньше, или годом позже победа Тэтчер была бы в принципе невозможна. Человек из глухой провинции, не имеющий никаких семейных и дружеских связей в кругу британской политической и экономической элиты, она так и не смогла к тому времени стать для нее своей. А к тому же еще и женщина. Женщина, посягнувшая на то, чтобы возглавить самую консервативную партию в самой консервативной стране Европы. Газета «Санди Телеграф» дала уничижительную характеристику новому лидеру консерваторов: «Госпожа Тэтчер довольно хорошенькая женщина, немного провинциального типа, с милым ротиком, приятными зубами и большими круглыми глазами, как у куклы. Она похожа на коробку с конфетами, перевязанную голубыми лентами с двумя блестящими бантиками». За два столетия до того, когда Екатерина ІІ захватила российский престол, большинство тогдашних аналитиков тоже считало ее абсолютно случайным лицом у власти и предрекали, что ее правление долго не продлится и, конечно же, не будет отличаться ничем особенным. Однако журналист Герберт Смит осознал историческое значение избрания Тэтчер лидером партии: «Это решение, возможно, самый радикальный поворот Консервативной партии, который она делала когда-либо за свою многовековую историю. И принесет ей этот поворот либо триумф, либо гибель».


    Как «больной человек» выздоровел

    Понятно, что однажды завоевав лидерство в партии, Тэтчер из рук его уже не выпустила. А поскольку на протяжении ХХ века лейбористы и консерваторы постоянно меняли друг друга при власти в Великобритании, и лидер партии-победительницы автоматически становился премьер-министром, то Тэтчер просто должна была рано или поздно возглавить «правительство Ее Величества». И это произошло 4 мая 1979 года, после того как консерваторы взяли реванш над лейбористами на очередных парламентских выборах. Впервые в истории Европы во главе правительства стала женщина, а в Великобритании началась эпоха Тэтчер, продолжавшаяся 11 лет 6 месяцев и 19 дней.

    Тэтчер приняла Великобританию далеко не в «самом лучшем порядке». За три десятилетия — с 1945-го по 1975 год — доля бывшей «мастерской мира» в мировом промышленном производстве сократилась ровно в два раза: с 10 до 5 процентов. Ее обошли и побежденная во Второй мировой Западная Германия, и Франция. Британская экономика становилась все более отсталой по сравнению с другими стремительно развивавшимися странами, качество британских товаров не повышалось и они становились неконкурентоспособными на мировом рынке.

    Огромным ударом для Великобритании стал крах ее крупнейшей в истории мира империи, произошедший именно в эти десятилетия. Проблема была не только экономически-политическая, но и психологическая. Комплексы, появившиеся тогда у миллионов британцев, до боли напоминают нынешние российские «плачи Ярославны» по поводу «распада великого государства, которое все в мире уважали». «Великобритания уже слишком мала, чтобы быть львом, но все еще слишком велика, чтобы быть кошкой», — горько шутили жители туманного Альбиона. Нужно было искать новое место страны в мире, а между тем в соседних столицах Великобританию все чаще называли «больным человеком Европы», подобно тому, как за столетие до этого окрестили Оттоманскую империю, переживавшую сверхглубокий внутренний кризис. Хотя, как уже упоминалось, лейбористы и консерваторы постоянно чередовались при власти, в стране установился своеобразный «социалистический консенсус». Большинство консерваторов не осмеливалось подвергать сомнению основные положения «демократического социализма» лейбористов. Следовательно, сторонники свободного рынка вели только что-то типа арьергардных боев со своими социалистическими оппонентами. Роль государства во всех сферах жизни неуклонно возрастала вместе с долей национализированной собственности, налоги и инфляция становились все выше, а эффективность экономики — все ниже.

    И именно Тэтчер остановила это «социалистическое наступление» и организовала мощное контрнаступление. Новая руководительница британского правительства поставила перед своей командой четкую задачу: максимально ограничить вмешательство государства в жизнь общества. А за счет этого дать пространство свободной инициативе человека, освободив его от мелочной опеки со стороны государства, и вместе с тем вернуть государству традиционный авторитет и власть в принципиальных вопросах общественной жизни. Эпоха Тэтчер — это время, когда после 30-летнего господства коллективистских ценностей в Великобритании на первый план стала выдвигаться значимость человеческой личности, свободной, но и ответственной за все, что происходит в обществе. «Мы должны снизить налоги, — провозгласила Тэтчер. — Налоги на заработную плату, налоги на сбережения, налоги на талант... Мы снизим налоги так, что люди смогут больше жить для себя, для своих семей, сами строить свое будущее». И Тэтчер действительно сделала это. Ее экономическая политика базировалась на идеях неомонетаризма Милтона Фридмана и его Чикагской школы. Самым главным приоритетом нового правительства стал строгий контроль над денежной массой ради укрощения инфляции. Для этого были резко уменьшены все статьи расходов государственного бюджета (кроме затрат на оборону) и существенно сокращено количество государственных служащих. Особенно острое недовольство у многих британцев вызвало сокращение государственных расходов на жилищное строительство и «обрезание» бюджетов местных органов власти, осуществленное правительством Тэтчер.

    Вмешиваться в дела бизнеса Тэтчер считала возможным только в крайнем случае. Единственным исключением из этого правила стала ее последовательная и жесткая борьба против любых монополий, как государственных, так и частных. Тэтчер в частности сделала все, чтобы разрушить уже практически созданную в предыдущие десятилетия лейбористами при почти полном непротивлении консерваторов государственную монополию на образование и здравоохранение. Были введены существенные налоговые льготы для среднего и малого бизнеса. Большинство национализированных лейбористами в предыдущие годы промышленных предприятий Тэтчер реприватизировала, прилагая при этом максимум усилий, чтобы как можно большая часть их акций попала в руки мелких акционеров. «Я желаю каждому стать капиталистом, — заявляла Тэтчер, — мечтаю, чтобы у каждого человека была принадлежащая ему собственность». Премьер-министр с самого начала своего правления утверждала, что структурная перестройка экономики требует восемь-десять лет.

    Зато первые два года ее правления существенных положительных изменений в экономике не принесли, количество безработных увеличилось почти в три раза. Количество же недовольных ее реформами росло в геометрической прогрессии. «Трон» под Тэтчер закачался. И вполне возможно, что она так и не смогла бы до конца реализовать свою программу либерально-консервативных реформ, если бы на помощь ей в 1982 году неожиданно не пришла... аргентинская военная хунта. Генералы с другого конца земного шара переживали в то время резкое падение своего авторитета среди собственных граждан. И решили, что ничто так не будет содействовать восстановлению этого авторитета, как небольшая победоносная война. Объектом были избраны острова в Южной Атлантике, которые британцы называют Фолклендами, а аргентинцы — Мальвинами. До 1820 года эти необитаемые тогда острова формально принадлежали Аргентине. Британцы высадились там без согласия аргентинцев и основали свою колонию. На начало 80-х годов прошлого века острова населяли 1800 британских подданных, преимущественно шотландцев, и 800 тысяч овец — овцеводство было основным занятием островитян. Аргентина никогда не признавала британского суверенитета над островами и требовала их возвращения сначала через Лигу Наций, а потом через ООН. Британцы в свою очередь предлагали провести среди островитян референдум о принадлежности островов и выполнить его решения. Конфликт тянулся десятилетиями, пока 12 апреля 1982 года аргентинские десантники неожиданно не высадились на островах, не разоружили без единого выстрела два десятка британских военнослужащих и не выслали их через Бразилию домой. После этого хунта предложила решить дальнейшую судьбу островов «без применения силы» через третейский суд ООН. Расчет был на то, что политкорректные европейцы не захотят вести «колониальную» войну за тридевять земель, дело будет спущено на тормозах. Как же ошиблись аргентинские генералы!

    Тэтчер, этот «единственный настоящий мужчина среди руководителей европейских государств», безапелляционно заявила на заседании правительства: «Джентльмены, мы должны воевать». В Южную Атлантику была откомандирована большая часть британского флота. 2 мая по личному приказу Тэтчер был потоплен флагман аргентинского флота крейсер «Белграно», 21 мая британские десантники высадились на Фолклендах, а 15 июня после ожесточенных боев аргентинцы капитулировали. Почти 11 тысяч их солдат попали в британский плен. И хотя Великобритания потеряла во время этой войны 255 военнослужащих убитыми, решительные действия Тэтчер получили массовую поддержку в обществе. «Небольшая победная война» все-таки состоялась, но выиграли ее отнюдь не аргентинские генералы. Именно благодаря фолклендской победе Тэтчер удалось победить на назначенных ею внеочередных парламентских выборах 1983 года и получить мандат общества на продолжение своих реформ.

    В 1984—1985 годах Тэтчер выиграла «вторую фолклендскую войну». Ее правительство само спровоцировало новую общенациональную забастовку угольщиков, отказавшись в дальнейшем выплачивать дотации убыточным угольным шахтам. Тэтчер подготовилась к этой генеральной битве с тред-юнионами намного лучше, чем ее предшественник Хит к всеобщей стачке шахтеров 1974 года. Были накоплены большие запасы угля, и, что еще важнее, правительство проводило решительную и последовательную стратегию в этой борьбе. «Штрейкбрехеры? Это настоящие львы, самые лучшие люди Великобритании», — эмоционально восклицала Тэтчер перед телекамерами. Ставкой в противостоянии была не просто судьба нерентабельной угольной отрасли, но место и роль профсоюзов, организованного рабочего движения в жизни страны. После многомесячного напряженного противостояния левым в конце концов было нанесено сокрушительное поражение — влияние тред-юнионов было кардинально подорвано. Между тем начали приносить долгожданные плоды и Тэтчеровские экономические реформы. Инфляцию действительно удалось укротить, безработица начала стремительно снижаться, в стране начался бум в сфере высоких технологий. Как выяснилось уже после отставки Тэтчер, за 11 лет ее правления средние темпы экономического роста в Великобритании были в три раза выше, чем в предыдущее десятилетие и стали самыми высокими среди всех крупных промышленно развитых стран мира за исключением Японии. Великобритании удалось осуществить структурную перестройку и модернизацию своей экономики. «Больной человек Европы» выздоровел.


    Так что же такое Тэтчеризм?

    В чем состоит суть такого своеобразного политического явления, как Тэтчеризм, и могут ли хотя бы в определенной мере использовать опыт британской «железной леди» другие страны, сталкивающиеся с тяжелыми системными проблемами в своем развитии? В частности Украина?

    Слово британским политикам и политологам:

    «Тэтчеризм — уникален. Правда, не как совокупность идей, а как единственный в своем роде «изм», возникший на основе имени британского премьер-министра. Никто, кроме Маргарет Тэтчер, не оказал на правительство мирного времени столько личного влияния».

    «Тэтчеризм — скорее стиль, чем идеология».

    «Тэтчеризм — это личностный, очень характерный подход к политике, а не связанная цепь идей. Маргарет Тэтчер не является великим политическим мыслителем или теоретиком. Ее вдохновляет личный опыт и собственные представления о Великобритании».

    «Тэтчер сделала все, что было в человеческих силах, для сохранения и распространения консервативных идеалов качества и свободы, хотя была окружена фанатичными сторонниками равенства и одинаковости. И в конце концов ее абсолютная компетентность и профессионализм завоевали ей всеобщее уважение».

    «Главными качествами, на которых построена ее политическая карьера, стали последовательность и стойкость. То, что она защищала в 1975 году, когда стала лидером Консервативной партии, она защищает и до сих пор». Сама Тэтчер по этому поводу высказалась следующим образом: «Обстоятельства меняются, однако определенные ценности остаются неизменными. И искусство политики именно и состоит в умении соединять то и другое».

    «Тэтчер не приспосабливалась к Консервативной партии, когда впервые вступила в нее. Она приспосабливала партию к себе, была живым воплощением того, какой партия должна быть. И когда пришло время и власть оказалась в ее руках, она начала изменять партию».


    * * *

    В прошлом году баронесса Тэтчер отметила свой 80-летний юбилей. Завершив активную политическую карьеру, она занялась исследованиями в сфере политологии и геополитики, опубликовала на сегодняшний день три больших (к тому же весьма интересных) монографии и продолжает держать руку на пульсе жизни Великобритании и всего мира.


    Олекса ПИДЛУЦКИЙ
    Зеркало недели № 29 (608) 29 июля - 4 августа 2006


    Добавить комментарий к статье


    Добавить отзыв о человеке    Смотреть предыдущие отзывы      


    Последние новости

    2017-05-11. Брошь Маргарет Тэтчер оценили в 38 тысяч долларов
    Аукционный дом Sotheby's выставил на торги брошь, которая принадлежала бывшему премьер-министру Великобритании Маргарет Тэтчер. Об этом в четверг, 11 мая, сообщает The Telegraph. Имя нынешней хозяйки украшения не называется, однако известно, что с политиком они были «хорошими подругами».

    2015-12-16. Личные вещи Тэтчер проданы за 5 миллионов долларов
    На прошедшем 15 декабря в Лондоне аукционе личные вещи бывшего премьер-министра Великобритании Маргарет Тэтчер были проданы за 5 миллионов долларов. Лоты предоставили наследники Тэтчер. В самую большую сумму — 403 тысячи долларов при эстимейте в 12 тысяч долларов — была оценена покупателями скульптура орла, подаренная Тэтчер бывшим президентом США Рональдом Рейганом, сообщает РИА Новости.

    2015-11-03. Личные вещи Маргарет Тэтчер пойдут с аукциона
    Аукционный дом Christie's устроит торги, где будут выставлены личные вещи бывшего премьер-министра Великобритании Маргарет Тэтчер. Как сообщает The Telegraph, аукцион назначен на середину декабря. Ранее ее вещи хотели поместить в музей Виктории и Альберта, но руководство музея эту идею не поддержало.




  • Легенда о "железной леди"
  • Одинокая Мэгги
  • Железная, бронзовая, разная
  • Не такая, как все
  • Баронесса по прозвищу Зубочистка
  • Биография Тэтчер
  • Единственный мужчина
  • Отзывы о Маргарет Тэтчер
  • Новости
  • Весы (по знаку зодиака)
  • Биографии политических деятелей
  • Кто родился в Год Быка
  • Премьер-министры Великобритании



  • Ссылка на эту страницу:

     ©Кроссворд-Кафе
    2002-2016
    Рейтинг@Mail.ru     dilet@narod.ru