Главная
Классические кроссворды
Сканворды
Тематические кроссворды
Календарь
Биографии
Статьи о людях
Афоризмы
Новости о людях
Отзывы о людях
Историческая мозаика
Юмор
Энциклопедии и словари
Поиск
Рассылка
Сегодня родились
Реклама
Web-мастерам

Самое популярное

Интересно
  • Шопинг в Париже
  • Япония - такая далекая и такая близкая
  • Аида Ведищева. Где-то на белом свете



    Звенящий женский голос врезался в мой сон, настойчиво требуя меня к телефону. "Слушаю", -- пробормотал я, изрядно озадаченный. Просто я не знал ни одной живой души в Америке, которая могла бы позвонить мне так рано и таким голосом. "Я -- Аида Ведищева!" -- представилась незримая собеседница, полагая, очевидно, что этого достаточно для продолжения разговора.

    Но даже после этого я постыдно молчал, лихорадочно пытаясь вспомнить, что связано с этим именем. А нетерпеливый голос сказал: "Ну, помните фильм "Кавказская пленница"? "Где-то на белом свете, там где всегда мороз, трутся спиной медведи о земную ось"... А "Бриллиантовая рука"? "Помоги-и мне! Помоги-и мне!" -- с соблазнительным танцем Светы Светличной под это знойное танго? Или вот Чунга-Чанга... -- и в телефонной трубке, сменяя одна другую, лились знакомые мелодии. Господи, так это та самая Аида Ведищева? Как не помнить!

    Популярные песни моей молодости -- и эти, и еще "Лесной олень", которого певица просила унести ее в "страну оленью...", и озорное "Никуда не денешься -- влюбишься и женишься, все равно ты будешь мой..." и множество других -- просто я, не очень жалующий попсу, не знал, что знаменитые песни из фильмов напеты голосом Ведищевой, остававшейся "за кадром". Увы, это была практика советского кино. Вспомним хотя бы Аллу Пугачеву, голосом которой пела героиня "Иронии судьбы". Но это к слову...

    Как выяснилось, Аида, по слухам, давно эмигрировавшая не то в Израиль, не то в США, звонила с конкретным, в американском стиле, предложением. Она искала журналиста, чтобы поведать миру, как ее бесстыдно обокрал некий калифорнийский продюсер, использовавший в собственной концертной программе большой "кусок" из ее шоу, то есть налицо была кража интеллектуальной собственности, по ее словам. Охваченная праведным гневом, певица желала средствами печати воздать пирату должное за грабеж.

    Так я познакомился с одной из ярких певиц "золотой эпохи советских шлягеров", бежавшей из СССР незадолго до смерти Брежнева от засилья пуританской цензуры на советской эстраде. Через несколько часов после разговора она примчалась за мной на мощном "Додже"-пикапе ("Немедленно едем!"), сообщив, что ее обидчик дает сегодня последнее в этом сезоне шоу. "Надо успеть! Это в трех часах по хайвэю-10 от Лос-Анджелеса. Я уже билеты заказала!" И мы помчались в другой город...

    Мы успели. Увидели шоу и спорный "кусок" из него, "отметились" в казино этого курортного города для богачей, где оба слегка проигрались (она оказалась азартным игроком), отведали в ресторанах кулинарные изыски для гурманов и возвратились уже под утро, раз пять сбившись с пути в переплетении магистралей. Плюхнувшись дома в кресло, я с облегчением вздохнул, что вернулся целехонький из этого сумасшедшего вояжа.

    Воспользовавшись неожиданным случаем, я попытался разузнать, как же сложилась судьба нашей соотечественницы на Западе. Потом мы встречались снова. Ее рассказы обрастали новыми деталями. Многое узнал я из рукописи ее мемуаров, отданных мне на прочтение. Так постепенно высвечивалась история талантливой певицы, невостребованной, как это нередко случалось, в родном отечестве.

    Пресловутая "пятая графа" анкеты позволила 40-летней певице оформить "еврейскую визу" и в 1980 году уехать из страны. Из перевалочного пункта, каким служила в те годы Вена -- прямо в Нью-Йорк. Что искала она в краю далеком?

    -- Свободу, -- говорит Аида. -- В первую очередь -- творческую. И государственный порядок, при котором не ущемляется достоинство личности.

    Она показывает мне пожелтевший документ, вывезенный ею из "советской эпохи". Это циркуляр низовым "начальникам культуры", в котором советские идеологи требовали не подпускать к сцене Аиду Ведищеву, обвиняя ее в "непрофессионализме" и в "безыдейности" репертуара. Не те, мол, песни она поет. Однако в ее интерпретации одна из причин официального неприятия заключалась не в репертуаре ("Почему же тогда было издано более дюжины пластинок, разлетевшихся по стране миллионными тиражами? Почему удостаивали лауреатскими званиями конкурсов эстрадной песни?"), а "не в той" национальной принадлежности, чего эмоциональная натура певицы вынести не могла. Она кожей чувствовала это неприятие.

    В Америке россиянку не ожидали с оркестром и с цветами. Здесь она была просто одной из многочисленных иммигранток, "беженка", вынужденнвя начинать с нуля. Так Америка осаживает всех новоприбывших, остужая их гонор и амбиции.

    Аида проявила изумительную стойкость духа и трудолюбие. Поступила в нью-йоркский колледж, благо за спиной были Иркутский педагогический институт иностранных языков, приличное знание английского. Упорно изучала искусство этой страны, музыку и танцы, законы и "механику" американского шоу-бизнеса, тайны знаменитых бродвейских мюзиклов. Составила два сольных шоу на английском языке -- "Изумительная Аида" и "Лучшее Бродвея и Голливуда", объездила с ними крупнейшие города США, выступала в Канаде. Разумеется, в соответствии со стандартами Америки на нее работали и продюсеры, и концертные агенты, но особенно большой опорой для нее были мощные еврейские общины, их связи и возможности. Это существенный момент. Действительно в интернациональной Америке, чтобы встать на ноги, необходимо опираться на свое землячество. О спектаклях Аиды Ведищевой появлялись положительные публикации.

    И все же даже после 22 лет жизни и выступлений в Америке Аида Ведищева не стала настоящей американской звездой. Да, в каком-то смысле она самоутвердилась, не исчезла бесследно, она может показать видеозаписи своих сольных концертов с американским кордебалетом и "подпевкой" из американских же хороших голосов, концертные афиши, напечатанные рецензии и т.д. Для американцев Аида была неким любопытным явлением: "русская" эстрадная дива (с париком и иногда костюмами "под Мэрилин Монро"...), поющая на английском языке, обязательно подчеркивающая свою пламенную любовь к Америке как к оплоту свободы. Этот относительный успех приходится на ее самые активные годы здесь, когда она отчаянно добивалась своего места "под солнцем". Ведь сколько довольно знаменитых российских певцов за пределами России канули в неизвестность -- и Эмиль Горовец, и Лариса Мондрус, и Нина Бродская, и Жан Татлян, и Вадим Мулерман...

    До 1984 года певица жила в Нью-Йорке. Здесь в нее влюбился настоящий американский миллионер из ее народа, некий Роберт Маркофф. Был заключен брак, распито море шампанского, и богач увез свою жар-птицу из "города большого яблока", как называют Нью-Йорк, в "город ангелов" -- Лос-Анджелес, к пальмам Тихого океана. Аида была счастлива. Есть большие деньги, а для карьеры в шоу-бизнесе это как материнское молоко для младенца. Увы, богач оказался ревнивее Отелло. Он поставил условие: никаких гастролей, в своем доме создаем студию и продаем записи по всему миру. На "золотую клетку" певица сгоряча согласилась. Она построила дом в Беверли-Хиллс, близ Голливуда, где живут звезды кино- и шоу-бизнеса, шикарную студию, создавала новые вещи и записывала.

    Но, как говорится, недолго музыка играла. Певице, в прошлом гастролировавшей во множестве городов России, да и на Западе ("гастрольные гены" у нее в крови), осточертела ее золотая клетка. Был шумный бракоразводный процесс. Хитросплетениями адвокатов миллионеру удалось даже заточить свою любимую в федеральную тюрьму... на 2 часа. Но Аида не растерялась, связалась по телефону со своими покровителями-единоверцами, те заставили Роберта, заплатив 150 тысяч залога, вызволить наказанную супругу. Теперь Аида Ведищева вспоминает об этом замужестве как о кошмаре, что не мешает ей носить фамилию Маркофф, которую она сохранила, видимо, из прагматических соображений. Ее взрослый сын со своей семьей живет в Санта-Барбаре, курортном калифорнийском городке, прославленном в известном телесериале. С ним нормальные отношения.

    Два года назад Аида Ведищева отметила 60-летний юбилей концертом в любимом Нью-Йорке. Зрителей было достаточно, в их числе, нетрудно догадаться, много эмигрантов из бывшего Советского Союза. В последние годы певица пыталась "взять" американского зрителя за живое, густо введя в свои концертные программы патриотическую тему, идеалы свободы и великой Америки, сама сочинила на английском баллады такого содержания, в музыкальной обработке профессионалов. Она даже придумала выходить на сцену в образе американской святыни -- знаменитой статуи Свободы и петь, наряду со своими балладами, официальный американский гимн. Кстати, это именно тот сценический образ, который, как она считает, у нее и "передрал" американский эстрадный продюсер и конферансье Риф Марковиц, к которому у нее теперь большие претензии.

    На меня эта ее программа не произвела впечатления. Неинтересно. Претенциозно. Да и американцам странно, когда любовь и преданность родине им преподносят в горячепропагандистском духе, да еще в "формате" шоу-бизнеса, песен. Чисто по-советски.

    А романтическое внимание чувственных джентльменов к персоне Ведищевой никогда не иссякало. Уж такая она женщина. Умеет очаровывать. Не одинока она и сейчас. Только узами брака себя не связывает. Несколько раз навещала она мое скромное жилище со своим другом, которого называет "мой спонсор", пожилым и, наверное, состоятельным господином, родом из Израиля, почти не говорящим по-английски. Кажется, между ними есть устный договор не строить никакой "золотой клетки".

    В ее жизни в США произошло чудо с печальным привкусом. Несколько лет назад врачи вынесли ей жестокий приговор: рак, и "отвели" ей жить несколько месяцев. Но смерть миновала Аиду. Болезнь каким-то чудесным образом отступила, исчезла вовсе из ее организма. Подобная история случилась в жизни молодого еще Солженицына, описавшего ее в романе "Раковый корпус". Певица, воспринявшая свое спасение как знамение свыше, обратилась к Богу. Теперь голос Аиды можно слышать с аудиокассеты "На духовной волне". Она впечатляюще произносит важнейшие молитвы и проповеди о том, как жить в любви к Богу и в ладу с собой в нашем яростном мире. Правда, ее религиозность эклектична, она причудливо соединила в себе догмы и заветы Русской православной церкви, иудаизма и даже учения мормонов.

    Аида замечательно для своего возраста выглядит, энергична, особенно когда дело касается шоу-бизнеса. Носит парики великолепной блондинки ("А ведь я природная брюнетка..."). Экстравагантна и весьма расчетлива. Кто-то из местной богемы в разговоре со мной назвал ее "великим менеджером" самой себя. У нее по-прежнему куча творческих планов, огромное желание выступать на эстраде, но большим шоу-бизнесом она, увы, не востребована, а уйти со сцены сил нет. Где она действительно "звучит", так это в России. Ее голос регулярно слышен на волнах российского радио "Ретро" и "Голоса Америки" (русская секция). Аида гордится не иссякшей известностью в России, но своим настоящим домом считает только Америку, хотя в глубинной сути своей остается россиянкой, даже если будет отрицать это. В этом году вышел ее альбом с 18 самыми популярными хитами, напетыми в 60-е и 70-е годы. Это ностальгическое...

    В последние годы певица стала навещать Гомель, где проходят конкурсы под названием "Золотой шлягер". Она привезла туда своего воспитанника, итальянца американского происхождения, и он стал лауреатом конкурса. Значит, считает она, ее творческая жизнь продолжается. И дай Бог, чтобы у нее были новые удачи, сохранялись живые связи с бывшей родиной, хоть и "обижавшей" ее, и не было крушения надежд и иллюзий.

    Лос-Анджелес -- Москва
    Илья Вартанов
    "ЭХО планеты" ИТАР-ТАСС 2002


    Добавить комментарий к статье




    Ссылка на эту страницу:

     ©Кроссворд-Кафе
    2002-2016
    Рейтинг@Mail.ru     dilet@narod.ru