Главная
Классические кроссворды
Сканворды
Тематические кроссворды
Календарь
Биографии
Статьи о людях
Афоризмы
Новости о людях
Библиотека
Отзывы о людях
Историческая мозаика
Наши проекты
Юмор
Энциклопедии и словари
Поиск
Рассылка
Сегодня родились
Реклама
Web-мастерам
Генератор паролей

Случайная статья

Интересно
  • Шри-Ланка. Жемчужина в Индийском океане
  • Настоящая Куба
  • Княжна с Горы раздумий. Софико Чиаурели


    Она не была красавицей в общепринятом смысле этого слова. Но обладала той магнетической внутренней красотой, которая заставляла мужчин терять голову. Её любили все – от рыночных торговцев до первых лиц государства, перед её талантом преклонялись выдающиеся мастера театра и кино. Актриса широчайшего диапазона, она блистала и в дурашливых комедиях, и в серьёзных философских драмах. Она умела играть одним лишь взмахом ресниц, а её глубокий, пронзительный, всегда немного грустный взгляд таил в себе силу женщины, ради любви готовой свернуть горы.

    Софико Чиаурели родилась 21 мая 1937 года в Тбилиси, на Горе Раздумий, – именно там её отец сделал предложение матери, пообещал ей построить на этом месте дом и сдержал обещание. Родители Софико были известными творческими людьми. Отец – кинорежиссёр Михаил Чиаурели, любимец Сталина, неизменный тамада на кремлёвских пирушках, человек весёлый, обаятельный, эрудированный и разносторонний. Мать – Верико Анджапаридзе, потомственная аристократка, одна из самых титулованных трагических актрис ХХ века. Верико ненавидела Сталина, сама едва не попала под каток репрессий, часто ругалась с мужем из-за его заискиваний перед вождём, а на склоне лет снялась в главном антисталинском фильме эпохи Перестройки – "Покаянии" Тенгиза Абуладзе, где её героиня, дряхлая, но мудрая старушка, произносит сакраментальную фразу: "Зачем нужна эта дорога, если она не ведёт к Храму?"

    Софико росла в большой шумной семье – в доме Чиаурели постоянно гостили родственники, друзья, и даже в годы войны, пригласив эвакуированных Немировича-Данченко и Книппер-Чехову, отец умудрился устроить грандиозное застолье.

    Девочка скучала по родителям – отца постоянно вызывали в Москву, мать почти всё время проводила в театре. Софико даже поклялась, что никогда не станет актрисой – предоставленная сама себе, озорная и непоседливая, она лазила по деревьям, играла в мальчишеские игры и мечтала освоить благородную профессию врача.

    У Чиаурели жили дети актрисы Наты Вачнадзе, подруги Верико, погибшей в автокатастрофе. В своего ровесника Георгия Шенгелая, сына Наты, Софико без памяти влюбилась, и когда он отправился в Москву поступать во ВГИК, последовала за ним. Оба поступили – Георгий на режиссёрский факультет, Софико на актёрский. В 1956 году они вместе снялись в ленте Резо Чхеидзе "Наш двор", сентиментальной драме, насыщенной уникальным колоритом Тбилиси. Получивший несколько фестивальных наград, фильм открыл миру такое удивительное явление, как грузинский национальный кинематограф, а Софико проснулась знаменитой. Ей, "зелёной" студенточке, назначили высшую актёрскую ставку – 500 рублей (даже мать Верико Анджапаридзе, народная артистка СССР, получала 350). Популярнейший в Советском Союзе индийский актёр Радж Капур направил Софико поздравительную телеграмму, в которой не скупился на комплименты.

    Софико с Георгием сыграли свадьбу, она родила ему двух сыновей – Нико и Сандро, стала активно сниматься в кино, в частности у отца, и играть в Театре им. К. Марджанишвили, где почти всю жизнь проработала её мать (позже у Софико был непродолжительный "роман" с Театром им. Ш. Руставели, но потом она опять вернулась в родные пенаты).

    В конце 60-х у Софико был новый взлёт кинематографической карьеры, и всё благодаря двум мужчинам. Великий Параджанов, назвавший Софико своей музой, снял её в притче "Цвет граната" и дал целых шесть ролей - как женских, так и мужских. А ещё её наконец-то пригласил в свой фильм её кузен Георгий Данелия – будучи на восемь лет старше, он всегда видел в сестре Софико чумазую и сопливую девчонку, с которой ему когда-то доводилось нянчиться. Ироничная драма "Не горюй!", где партнёрами Софико выступили Вахтанг Кикабиздзе, Ия Нинидзе, Баадур Цуладзе, Анастасия Вертинская, Евгений Леонов, Сергей Филиппов, Фрунзик Мкртчан и многие другие прославленные актёры Грузии и других республик Советского Союза, по сей день считается одним из самых любимых "народных фильмов" на всём постсоветском пространстве.

    А спустя несколько лет Софико снялась у мужа в романтическом мюзикле "Мелодии Верийского квартала" – ей досталась роль прачки Вардо, которая влюбилась в одинокого отца двух талантливых девочек и решила оплатить их учёбу в школе танцев, ради чего пошла на мелкую кражу. Зрители, привыкшие видеть актрису в образе загадочных, мечтательных, порой суровых и волевых женщин, пришли в восхищение от её Вардо – яркой, искромётной, авантюрной, отчаянной и бесшабашной. Чиаурели признавалась, что это одна из её любимых ролей – наряду с сумасшедшей бродяжкой Фуфалой из "Древа Желания" Абуладзе, журналисткой Софико из "Нескольких интервью по личным вопросам" Ланы Гогоберидзе и Алисой Постик из "Ищите женщину" Аллы Суриковой.

    О новогоднем комедийно-мелодраматическом детективе "Ищите женщину" стоит сказать особо. Чиаурели играет секретаршу Алису – взбалмошную и страшно болтливую женщину средних лет, которая из-за отсутствия собственной личной жизни обожает сплетничать и быть в курсе всех офисных интриг. В то же время мадмуазель Алиса необычайно проницательна и смекалиста, а её "глупая дамская трескотня" ("между 34 и 35 годами я прожила 10 прекрасных лет", "при хорошей женщине и мужчина может стать человеком") полна здравых суждений, которые в итоге помогают раскрыть запутанное преступление.

    Основным партнёром Софико был Леонид Куравлёв, её однокурсник и старый приятель. На площадке царила тёплая и дружеская атмосфера, а Софико взяла шефство над тогда ещё молодыми и нахальными Александром Абдуловым и Леонидом Ярмольником. Как-то раз Ярмольник в шутку поинтересовался у Софико: "Я знаю, чем отличаются горцы от кавказцев. А чем отличаются женщины-горянки?" Та мгновенно поставила его на место: "Тебе прямо сейчас показать?" Да, в жизни она была резковата и остра на язык – всё из-за необузданного южного темперамента, неиссякаемой энергии, принципиального неприятия несправедливости.

    Софико была женщиной твёрдой, но предельно тактичной, открытой, всегда стремившейся к общению. Об её гостеприимстве в Тбилиси ходили легенды – могла до отвала накормить любого, хоть случайного прохожего. Однажды решила открыть кафе, но тут же прогорела – разве можно брать деньги с голодных людей, да ещё с добрых друзей и преданных поклонников? На вопрос иностранных журналистов о житье-бытье, не моргнув глазом, рассказывала, как много у неё автомобилей, яхт и вилл, а сама собственными руками ремонтировала своё единственное жилище. Она умела готовить, шить, столярничать, всегда с удовольствием что-то чинила, мастерила, рисовала, сочиняла, лихо водила машину, живо интересовалась всем, что происходит в её квартале, в городе, стране, мире.

    Несколько лет Софико даже была депутатом Верховного Совета СССР. Однажды она подошла к самому Брежневу и попросила не разрушать древний грузинский монастырь, на месте которого планировалось построить военную базу. Софико упрашивала всесильного генсека так эмоционально, что Леонид Ильич растрогался, поцеловал уже начавшую реветь Софико и пообещал исполнить любое её желание.

    С актёром и спортивным комментатором Котэ Махарадзе Софико познакомилась на спектакле, который поставила её мать Верико, к тому времени ставшая художественным руководителем Театра им. К. Марджанишвили. Сказать, что это был страстный роман – не сказать ничего. Их влекло друг к другу с такой силой, что они и дня не могли прожить порознь. А ведь оба к тому моменту были уже не молоды, у обоих счастливые семьи, дети… Когда Котэ комментировал футбольный матч, он произносил зашифрованное послание для Софико, где и когда он будет её ждать, – и по окончании матча они неслись в объятия друг друга. И страдали оттого, что не могут быть вместе всегда и везде.

    Первым не выдержал Котэ – сказал, что, если Софико не согласится выйти за него замуж, он себя убьёт, немедленно бросившись с обрыва в глубокий овраг. Софико пролепетала, что она ещё не готова к такому шагу, а Котэ взял и прыгнул в овраг! Софико – за ним! Вместе они кое-как выползли из оврага, и с тех пор больше не расставались. В 1980 году они поженились, а друзья подарили им на свадьбу настоящий корабельный якорь, большой и чугунный, как символ надёжного пристанища и семейного благополучия.

    Они с Котэ жили как в сказке – душа в душу, нежно и трепетно любя друг друга. В середине 80-х Чиаурели сыграла ещё в одной полюбившейся зрителям ленте – комедии Всеволода Шиловского "Миллион в брачной корзине". Она исполнила роль Валерии, сожительницы главного героя, жулика и афериста (его играл Александр Ширвиндт). В её Валерии легко узнаётся и прачка Вардо, и бродяжка Фуфала, и Алиса Постик.

    Единственная из советских актрис, семь раз удостоенная приза "За лучшую женскую роль" на международных фестивалях, в 90-х Чиаурели стала отдаляться от кинематографа, и все силы отдавала сцене. После смерти матери она прямо в своём доме обустроила театр одного актёра, который назвала "Верико".

    В начале нового века Махарадзе стал часто и тяжело болеть. Чтобы взбодрить мужа, Софико решилась прыгнуть с парашютом – прямо на пляже, на глазах у изумлённых и восторженных туристов. Затея была опасной и рискованной – ведь к тому моменту 65-летняя Софико набрала сто килограммов веса, в чём не стеснялась признаваться. Но ради любви пойдёшь и не на такое…

    В декабре 2002 года во время футбольного матча между сборными Грузии и России на стадионе погас свет. Игру пришлось остановить, болельщики стали выкрикивать в адрес друг друга грязные оскорбления. У комментировавшего матч Махарадзе от стыда и досады случился инфаркт. Через неделю легендарного комментатора не стало. А тот банальный технический сбой оказался мистическим предзнаменованием куда более серьёзного конфликта между двумя государствами.

    Во время траура по мужу Софико выступила с моноспектаклем "Любовная отповедь", в котором признавалась в любви к Махарадзе и размышляла о счастье, горе, жизни и судьбе. Её последней работой в кино стала небольшая роль соседки в драме Марии Саакян "Маяк" о войне на Кавказе. Софико с нестерпимой болью переживала обострение отношений между Грузией и Россией, заклинала простых граждан обеих стран не слушать рассорившихся политиков, не вестись на пропаганду в СМИ, не верить, что русские и грузины могут хоть когда-нибудь стать врагами… Постоянное нервное напряжение подстегнуло дремавший рак. Её лечили лучшие врачи Грузии и Европы, но оказались бессильны. 2 марта 2008 года Софико Чиаурели умерла в своём доме в Тбилиси, на Горе Раздумий – в доме, в котором прожила всю жизнь.

    В день похорон город погрузился в траур – остановился транспорт, закрылись магазины и увеселительные заведения, все жители высыпали на улицу, разговаривали шёпотом, многие не скрывали слёз. Гроб с телом Софико пронесли на руках через весь Тбилиси. Похоронили её в пантеоне Дидубе рядом с мужем Котэ Махарадзе. Через три дня было принято решение назвать одну из тбилисских улиц в честь любимой актрисы всей Грузии – Софико Чиаурели.


    Роман Широков
    Женский журнал Суперстиль • 21.05.2015

    Материалы по теме:

  • Невыдуманная жизнь
  • Фотографии Чиаурели
  • Биография Чиаурели
  • Красота с большой буквы
  • Княжна с Горы раздумий





  • Ссылка на эту страницу:

     ©Кроссворд-Кафе
    2002-2017
    Рейтинг@Mail.ru     dilet@narod.ru