Главная
Классические кроссворды
Сканворды
Тематические кроссворды
Календарь
Биографии
Статьи о людях
Афоризмы
Новости о людях
Отзывы о людях
Историческая мозаика
Приглашаем к сотрудничеству
О новой книге
Юмор
Энциклопедии и словари
Поиск
Рассылка
Сегодня родились
Реклама
Web-мастерам

Случайный словарь

Интересно
  • Карнавал в Венеции: спектакль на улицах древнего города
  • Инсбрук. Прогулки перед Рождеством
  • Как создать «Карту Николаевской эпохи», при этом «справедливости желая»



    Как создать «Карту Николаевской эпохи», при этом «справедливости желая»
    (На наши вопросы отвечает автор биографической книги о Николае I кандидат исторических наук Дмитрий Иванович Олейников)


    Дмитрий Иванович Олейников В 2012 году в издательстве «Молодая гвардия» в малой серии «ЖЗЛ» была опубликована новая биографическая книга – «Николай I». Автор представляет императора Николая Павловича Романова в совершенно новом формате. Русский флаг над устьем Амура, освобождение Греции и Армении от гнета османов, подготовка русских профессоров за границей, создание единого Свода законов, стабилизация русской финансовой системы, появление Сбербанка и даже новогодней елки – вот лишь некоторые темы, которые достойны внимания любителей русской истории. Возьмем, например, слова самого императора: «Нет сомнения, что крепостное право в нынешнем его у нас положении есть зло…». Заметим, как эти слова царя важны в составлении объективной оценки одного из самых значительных представителей Романовых на престоле. Большая заслуга императора состояла в его умении видеть достойных управленцев, то есть людей, которые заслуживали «высоких должностей». Автор книги лаконично и объективно показывает нам эти личности, среди которых выдающиеся имена А.Х. Бенкендорфа, И.Ф. Паскевича, В.А. Перовского, Н.Н. Муравьева, других деятелей николаевского царствования.

    В одном из выступлений перед студенчеством Дмитрий Олейников произнес: «Трагический образ России многим хотелось оставить в николаевской эпохе».

    Сегодня его книга заслуживает самого пристального внимания читателя.

    - В начале разговора о роли императора Николая I в истории нашей страны, вспоминается множество привычных оценок - они знакомы всем нам еще со школьного возраста. Что бы вы ответили сегодня нашим читателям как автор биографии о царе: как и в чем конкретно меняется отношение историков к такой яркой фигуре всего ХIХ века? Как избавляться от стереотипов?

    - Как это ни печально, но император Николай I перестал быть «яркой фигурой» позапрошлого столетия в российской истории. Обращаю ваше внимание на понятие «позапрошлый век»…Признаемся, для многих читателей особенно среднего и младшего возрастов, век девятнадцатый – это уже давно прошедшее прошлое! Большинство любителей истории увлекаются сейчас проблемами советского наследия, этого данного конкретного периода 1917-1991 гг. На мой взгляд, император сегодня не будет главным объектом обсуждения для большинства любителей истории Отечества. И это даже хорошо, ведь можно спокойно исследовать «николаевский период» развития Российской империи.

    Теперь уточним: какие же это стереотипные оценки вы подразумеваете? Вот объясните: почему Николай I – в целом отрицательная фигура?

    Он, видите ли, сторонник крепостничества. Замечу, эта оценка для советского времени – справедлива и понятна, но только на первый взгляд. Ведь многие думают, что крепостное право упразднили только после смерти царя – это значит, что он был апологетом крепостничества. Стереотипы вообще – хороши на школьном этапе получения образования. Ведь там все просто и все исторические фигуры «упрощаются». Вот, например, если А.С. Пушкин – «хороший и добрый», то однозначно, император – «плохой и злой». Они – противоположности. И это все упрощает в их восприятии. Но не все объясняет. Добрые гении и суперзлодеи – это очень просто. Гения русской литературы Пушкина уничтожил злодей император Николай.

    - Но ведь при Николае I преследовались деятели русской культуры, усиливалось влияние чиновничества.

    - Давайте разбираться. Например, Николай Васильевич Гоголь и его комедия «Ревизор». На петербургской премьере лично присутствовал император Николай I. После просмотра «Ревизора» император заявил: «Ну и пьеса! Всем досталось, а мне более всех!» Императору постановка очень понравилась, более того, «признание венценосной особой» рискованной комедии впоследствии способствовало большому успеху произведения Гоголя! Все ли знают об этом? О М.Ю. Лермонтове: для большинства почитателей таланта русского поэта это же хрестоматийный пример гонений со стороны царя. В феврале 1840 года на балу произошло столкновение Лермонтова с сыном французского посланника де Баранта. Это означало дуэль! Барант промахнулся, а Лермонтов выстрелил в воздух. О дуэли узнал царь, и Лермонтова арестовали. В нашей стране тогда действовал воинский артикул, принятый еще императором Петром I, и он строго воспрещал поединки между офицерами: «Все вызовы, драки и поединки наижесточайше запрещаются» (вплоть до смертной казни). Итак, царским решением Лермонтов был переведён в Тенгинский пехотный полк, который тогда воевал с горцами на Северном Кавказе. И это было вполне справедливое наказание.

    Во многих поколениях школьников (а, значит, и взрослых) переполненные эмоциями творения Гоголя укрепляют представление о засилье в николаевской России чиновничества, всех этих «кувшинных рыл», «городничих», «почтмейстеров». Но если взять данные, позволяющие сравнивать? В середине XIX века на тысячу человек населения в России приходилось два чиновника. В Великобритании — больше четырёх. Во Франции — почти пять. Динамика бюрократической эволюции «передовых европейских государств» впечатляет ещё больше: к 1910 году число чиновников на тысячу населения в России выросло до шести с лишним человек, но в Англии до семи с лишним, во Франции почти до 18, в Германии составляло больше 12, а в США — больше 11. И, быть может, все эти выразительные бумажные стопы и завалы на столах присутственных мест — не символ бюрократизации, а наоборот, свидетельство того, что чиновничество было перегружено, а Россия, как замечал Д. И. Менделеев «недоуправлялась»? Как утверждают видные специалисты по социальной истории империи, «традиционное представление о всевластии российской бюрократии и вообще о сверхуправлении страной не соответствует реальности» (Б. Н. Миронов), и еще: «даже в самый «бюрократический» период своей истории Россия в этом отношении, по крайней мере, в два раза отставала от Австрии, Франции и Великобритании» (это мнение Л.Ф. Писарьковой).

    - Николай I – царь, искренне любящий Россию и свой народ. Так ли это?

    - Оценка императора как виновника всех российских бед той поры – очень опасный стереотип. Революция 1917 г. «выдвинула» Николая как личность, которая станет оправданием злодеяний этого нового смутного времени. Император становится главной злодейской фигурой, ответственной, в том числе и за русскую революцию.

    Складываются даже такие аналогии:
    «царь Николай – И.В. Сталин»
    «Бенкендорф – Берия»
    «III Отделение – НКВД»
    «Декабристы – реабилитированные в хрущевские времена»…

    Вот скончался император, Россия вскоре после этого терпит болезненное поражение в Крымской войне. Кто виноват в этом? Царь Николай, конечно! Обвинять во всем одного царя была выгодной позицией для многих российских деятелей и для страны в целом.

    Царь Николай стал искупительной жертвой за Крымскую войну, и всем хотелось, чтобы он унёс с собой прошлые грехи всех живущих. Как будто остались в стране Великих реформ только герои севастопольских бастионов, а воры-интенданты, негодяи и проходимцы разного калибра ушли в прошлое. Мало кто обратил внимание на «лесковский парадокс», высказанный устами имевшего реальный прототип героя рассказа «Бесстыдник»: «Поверьте, что не вы одни можете терпеливо голодать, сражаться и геройски умирать; а мы будто так от купели крещения только воровать и способны. Пустяки-с! …Вас поставили к тому, чтобы сражаться, и вы это исполняли в лучшем виде — вы сражались и умирали героями и на всю Европу отличились; а мы были при таком деле, где можно было красть, и мы тоже отличились и так крали, что тоже далеко известны. А если бы вышло, например, такое повеление, чтобы всех нас переставить одного на место другого, нас, например, в траншеи, а вас к поставкам, то мы бы, воры, сражались и умирали, а вы бы... крали...». (Лесков Н. С. Собр. соч. в 11 тт. Т. 6. М., 1957. С. 156—157. Прототип героя — киевский купец и городской голова Г. И. Покровский (Там же. С. 635).

    Напомню, что в период правления Николая I удалось подготовить профессионального императора – Александра II. Так создается ощущение преемственности в правлении: от отца к сыну. Вспоминается такая фраза Николая Павловича: «Россия идет - смело, но медленно – вперед!» Сегодня я убежден, что император искренне любил Россию. И считал всех российских подданных своими детьми.

    Известна относящаяся к николаевскому периоду теория «Православие. Самодержавие. Народность». Такая линия министра просвещения графа Уварова, который был либералом до мозга костей (министр народного просвещения в 1833-1849 гг., действительный тайный советник) – не что иное, как ввести государственное просвещение. Уваров говорил о началах просвещения, о началах, на которых должно воспитываться юношество. О внедрении «сверху» государственной идеологии речи не было!

    Никогда никакой команды на разработку идеологии царь Николай не давал. Что означает понятие самодержавия? Ведь изначально под самодержцем понимался властитель, не зависимый ни от какой сторонней внешней власти, никому не платящий дани, то есть являющийся сувереном. Иначе – это государственная, или национальная независимость Руси-России. И за это государь был ответственным перед Богом.

    И, поверьте, патриотизма в этом было больше, чем всего остального.

    - Определенный политизированный круг читателей интересуется внешней политикой императора – на «фоне» международных проблем современности. Дмитрий Иванович, известно, что Николай I был сторонником «жандармского» подхода в решении международных проблем…

    - Не стремясь вступать в «информационную войну» с европейским обществом, Николай готовился к войне с революционной заразой. В 1833 году он поставил главную задачу политики России в Европе: «строить оборонительную систему против революционных агитаций, направленных к низвержению всего социального порядка, основанного на положительном законе».

    Юридически, в соответствии с заключенными международными соглашениями, вверенная ему Российская империя выполняла свои обязательства. Так было и в период европейских революций 1848 года: летом 1849 года по просьбе императора Австрии Франца-Иосифа I, русская армия под командованием фельдмаршала Ивана Паскевича приняла участие в подавлении революции в Венгрии. Это означало неминуемое поражение венгерского национального движения. Николай неустанно заявлял, что его достоинством было сохранение спокойствия в России и в целом предотвращение революционных бед: «Я вступил на престол, начав с пролития крови моих подданных (1825 г. - казнь декабристов). Но смиряюсь перед Богом и прошу Всевышнего: да отвратит от меня и государства навсегда подобные гибельные происшествия». И если революция была отодвинута от России – это во многом заслуга самого царя. Для него революция – это не «рождение Нового мира», а настоящая катастрофа, разрушение устоев.

    Россия – жандарм Европы… Само понятие «жандармерия» - не ругательное слово, оно означает полицию, имеющую военную организацию. Это своеобразная система защиты государственных ценностей, по мнению этого русского самодержца. Не вижу здесь ничего предосудительного.

    Добавлю еще, что пример длительной Кавказской войны – также характерен для наших внешнеполитических оценок. Ведь очевидно, что Николаевская Россия не воевала против «всего Кавказа». Это не была война с целью «порабощения южного соседа». Кавказский регион жил тогда в эпоху своеобразной военной демократии. И в данном случае Шамиль был военным вождем той военно-политической системы, против которой как раз и выступила Российская империя.

    Очевидно, что император Николай – олицетворение государственного консерватизма. У некоторых российских деятелей периода царствования его старшего брата - Александра I – было распространено мнение о том, что Николай груб и жесток, кроме того, он не очень опытен в государственных делах. «Граф истории» Николай Михайлович Карамзин это тоже понимал, но что интересно, взгляды Карамзина и Николая (будущего императора) были схожи. Русский историк требовал от правителей мудрости «более хранительной, нежели творческой» (то есть «Всякая новость в государственном порядке есть зло, к которому следует прибегать только по необходимости, ибо только одно время дает твердость уставам»). И вот Карамзин поспешил к Николаю Павловичу, как только стало известно, что именно он наследует императорскую власть после смерти брата. Он знал, о чем мечтал новый государь. Это покой, порядок и справедливость для России.

    - Вот одна интересная цитата из вашей книги: «…Жалею, что не мог произвести того добра, которого столь искренне желал. Сын мой меня заменит. Буду молить Бога, да благословит его на тяжкое поприще, на которое вступает, и сподобит его утвердить Россию на твердом основании страха Божия, дав ей довершить внутреннее ея устройство, и отдаляя всякую опасность извне (из завещания императора Николая I)».

    Возможен ли такой вывод: в этих строках – искренне выражена сущность понятий русского царя о добре и чести?

    - Ответ очень прост: надо внимательно вчитаться в эти слова. Понятия «добро», «искренне желал», словосочетания «утвердить Россию», «отдалить опасность извне» - вполне конкретные элементы той системы политических, исторических и даже нравственных ценностей. И это подкреплялось конкретной политикой царя.

    - Как вы думаете, насколько актуален сегодня образ Николая I, если возможно так формулировать вопрос, как политического лидера огромного государства с глубокими православными традициями?

    - Любой образ крупного государственного деятеля актуален. Особенно если это политический лидер России, русский царь. Он стремился быть строгим, но справедливым.

    Вспомните известное историкам выражение Петра Столыпина: «Дайте государству двадцать лет покоя внутреннего и внешнего, и вы не узнаете нынешней России». А ведь император Николай (лидер огромного государства с немалым количеством подданных) предоставил эти годы спокойствия своей стране.

    И еще замечу: обвинения царя в лицемерии – несправедливы. Понимаете, император не мог делать все хорошее и полезное для страны лицемерно.

    - А как с православием в контексте той самой идеологической триады графа Уварова?

    - Мы знаем, что еще с петровских времен русская церковь формально подчинялась царю, служа общенациональным целям. Царь Николай не диктовал и не собирался диктовать церкви свою волю.

    - Дмитрий Иванович, подписывая свою книгу одному из читателей, рядом с автографом, вы написали так: «…Не обеляя Николая, но справедливости желая». Это – ваше кредо историка?

    Пожалуйста, поделитесь с читателями своими творческими планами.

    - Когда я работал над материалом данной книги, прежде всего, ставил себе такую цель: создать реальную Карту прошлого. А если точнее, карту исторической эпохи Николая I. Сохранить реалии прошлого – пожалуй, главная задача. Известно, как важна сегодня связь прошлого с настоящим. Это так же, как и знание настоящего – ради будущего!

    Сейчас я готовлю новое биографическое издание, в серии «Жизнь замечательных людей».


    Беседовал Сергей Арутюнов

    Малоизвестные события и цитаты из жизни императора Николая I


    1. Чей сын?


    Версия от… поэта-партизана Дениса Давыдова до публициста и издателя Алексея Суворина: «Император Павел I прекрасно знал, что его третий сын Николай был прижит Марией Фёдоровной от гоф-фурьера Бабкина, на которого был похож, как две капли воды»; «Павел собирался заключить свою жену в монастырь и объявить Николая Павловича и Михаила Павловича незаконными».


    2. Опоздание на войну 1812 года


    Радости 17-летнего Николая не было предела - в 1814 году он собрался выступить «в свет, на поле чести и славы». Война завершилась и потрясение от «опоздания на войну» останется у Николая на всю жизнь. Получается, что царь совсем не антипод декабристов-героев 1812 года.


    3. Жестокость к декабристам


    К следствию по делу «14 декабря» были привлечены 579 человек, 121 предан суду, и лишь пять из них были повешены. Остальные были приговорены к каторге, ссылке в солдаты. В 1856 г. оставшихся в живых революционеров помиловали.


    4. Неприязнь к великому русскому поэту?


    Николай I оплатил все долги погибшего на дуэли А.С. Пушкина (в том числе и карточные долги).


    5. По достоинству


    1833 год, январь – «реакционер» Николай I награждает сторонника реформ М.М. Сперанского за успешную работу над Сводом законов Российской империи.


    6. Противник технического прогресса?


    В 1837 году была открыта Царскосельская (Петербург – Царское Село) железная дорога – первая железная дорога общественного пользования в России (указ «консерватора» императора Николая I). Рост сети дорог способствовал дальнейшему развитию России в XIX в.


    7. Инициатор отмены крепостничества


    С середины 1830-х гг. по инициативе царя началась подготовительная работа по отмене крепостного права. Это событие произошло уже после смерти Николая I, и славу царя-освободителя принято приписывать его сыну, Александру II.


    8. Николай I – православный, заботливый отец


    «…Жалею, что не мог произвести того добра, которого столь искренне желал. Сын мой меня заменит. Буду молить Бога, да благословит его на тяжкое поприще, на которое вступает, и сподобит его утвердить Россию на твердом основании страха Божия, дав ей довершить внутреннее ея устройство, и отдаляя всякую опасность извне (из завещания императора Николая I)».


    Подготовил Сергей Арутюнов

    Рубрика Историческая мозаика



    Ссылка на эту страницу:

     ©Кроссворд-Кафе
    2002-2016
    Рейтинг@Mail.ru     dilet@narod.ru