Главная
Классические кроссворды
Сканворды
Тематические кроссворды
Календарь
Биографии
Статьи о людях
Афоризмы
Новости о людях
Библиотека
Отзывы о людях
Историческая мозаика
Приглашаем к сотрудничеству
О новой книге
Наши проекты
Юмор
Энциклопедии и словари
Поиск
Рассылка
Сегодня родились
Реклама
Web-мастерам
Генератор паролей

Случайная статья

Интересно
  • Мальта. Гозо. Остров великанов
  • Португалия: винный рай на окраине материка
  • Московскому государству благопотребен



    Московскому государству благопотребен


    Так говорили при Петре I о Савве Лукиче Рагузинском-Владиславиче (1670-1738 гг.), государственном деятеле сербского происхождения, долгие годы служившем верой и правдой России. Наиболее известным периодом его жизни считается первая четверть 18 века, когда "Россия молодая в бореньях силы напрягая, мужала с гением Петра".

    Он впервые стал известен своим приездом в русский порт Азов еще осенью 1702 года. Азовский воевода Степан Ловчиков с радостью встречал корабль, плывший из Константинополя целых 25 дней. Вот на этом судне и прибыл к русским берегам молодой, улыбчивый, статный купец Савва Лукич. Его лицо, украшенное роскошными усами, выразительные черные глаза, копна вьющихся волос, изысканные манеры - все это располагало к общению. Осторожный воевода все же, сначала недоверчиво оглядев нового гостя, приказал разгружать корабль (видно, не забыл Ловчиков указание царя: суда с торговыми людьми, добрыми намерениями идущими встречать по чести). А там - товаров аж на восемь тысяч рублей! 700 пудов масла, 300 пудов оливок, кумачи, бумага, изюм, кушаки, венецианские зеркала, сельди 20 бочек, одних лимонов 15 тысяч штук! Купец также привез с собой трех знатоков корабельного дела, сам же и нанял их на русскую службу. Лишь в марте следующего года караван прибыл в Москву.

    Как только в Посольском приказе узнали о приезде гостей, боярин Федор Головин распорядился: "чинить ему довольство, во всем помогать, выдавая в день по полтине". В русской столице Савва Лукич рассказал, что родом он из Рагузы (ныне Дубровник, в Хорватии), благочестивой греческой веры, отец его владел небольшим количеством деревень. Юноша, рано занявшись коммерцией, но преследуемый турками-османами, вел торговлю во Франции, Испании и Венеции. Он также поведал о том, как решил приехать к русскому царю Петру, чтобы вести свои дела в Москве. А у русских дипломатов скоро сложится прочное мнение о Рагузинском как о верном друге России, готовым даже рисковать жизнью ради ее интересов. И с этим могучим русским государством, воевавшим тогда со шведами, он связывал свои мечты об освобождении всех христиан Европы, в том числе и родного края, томившегося под игом османов. Так, за короткий промежуток времени, европейский купец, неплохо знавший русский язык, становится русским дипломатом.

    Отметим, что он - один из редчайших примеров того, как иностранец, бескорыстно и добросовестно служивший нашей Родине, был так незаслуженно забыт историками. И, пожалуй, интересный пример одного из первых русских резидентов на юге Европы - ведь там он позднее под видом негоцианта вел сбор информации для русского государя!

    В период с 1704 по 1706 год Савва Лукич, проводя торговые сделки на турецком берегу, одновременно вел тайную переписку с людьми царя Петра. С этими датами связаны многие интересные события. Он успевал поставлять отличное сукно для обмундирования русской армии и вывозить хлеб из России (только ему царь разрешил это мероприятие, другим купцам воспрещен был экспорт хлеба!), консультировал посланников, которые собирались в Европу и предоставлял адреса своих друзей - для новых "резидентов" - Россия нуждалась в разведывательной сети во Франции, Венеции, Польше и др. странах. К сожалению, сведений об этом так мало сегодня.

    Когда после Полтавской победы царь награждал своих соратников, он не забыл и Рагузинского: не жалел денег для него, также повелел наградить землями и присвоил ему чин надворного советника (это обеспечивало официальное положение, в итоге серб Рагузинский вошел в ряды русского дворянства).

    Наступил 1711 год - год "печального" Прутского похода против турок. Здесь необходимо напомнить о тех планах русского царя-преобразователя, которые неизвестны многим читателям. Долгие годы на Западе писали и говорили о якобы агрессивных планах России в отношении стран Европы, при этом ссылались на некий тайный документ, подписанный самим Петром I, как будто, незадолго до своей смерти - в нем содержалась стратегия влияния и даже захвата многих государств! Об этом упомянуто в известных произведениях В.Пикуля и Ю.Семенова. Существовал ли на самом деле такой план - достоверно неизвестно. Однако известно вот что:

    Рагузинский был, несомненно, причастен к планам кампании 1711 года - в написании документа "Проект плана ведения войны против османов" участвовал сам бывший сербский "гость". Только он был способен развить идею борьбы славянских народов против угнетения мусульман. Отвлекающие удары на Кубани и в Крыму, наступление на Молдавию и Валахию. А еще отправка царских грамот в Албанию и Македонию, в Рагузу и Венецию с призывом к восстанию против султана. Тогда и решено было отправить из Суздаля в Европу с тайной миссией дьякона Петра(для налаживания связей с христианами). Кстати, царь Петр, доверяя Савве Лукичу, очень сильно надеялся на поддержку славян (христиан), живших на Балканском полуострове - видимо, поэтому и дал приказ наступать на турецкие позиции. Тогда сорок тысяч русских воинов оказались перед лицом ста тридцати тысяч султанских! Турки, окружив русскую армию во главе с царем, не рискнули вступить в последний бой и предложили перемирие. Через трое суток Петр вынужденно подписал мирный договор с османами, по которому Россия возвращала им Азов, уничтожала крепость в Таганроге и другие. После чего все русские войска (там был и Савва Лукич) со знаменами и барабанным боем выступили из своего лагеря на север: Итак, реальной военной поддержки от южных славян Петр не дождался. Он полагал, что сербы и болгары, другие христиане "противу турок восстанут и к нашим войскам придут, а султан за Дунай не рискнет насупать".

    Другой интересной страницей жизни Рагузинского стала его экспедиция в Китай, когда он возглавил посольство в далекой, таинственной тогда стране - империи Цин. Посольский караван пересек заветную границу осенью 1726 года, а достиг Пекина только через 40 дней пути. Тайный советник (посол) Рагузинский торжественно въезжал в город во главе свиты в 120 человек, в парадных одеждах проследовав по улицам, которые охраняли восемь тысяч китайских воинов. Встретили "ласково", а через неделю окружили посольский двор сотнями солдат и не допускали туда никого! Савва Лукич заявил протест местному императору: "Не буду в Пекине жить так, но только за честным караулом, принимая все письма из России!". Богдыхан принял посла с почетом и уважением.

    А хитрые китайцы, извиняясь, говорили ему о необходимости охраны русских посланцев, снова не допуская никого внутрь здания посольства. Намекали на заговор против гостей, припугивали, интриговали. Но гордый Рагузинский, посол Российской империи, отвечал такими словами:

    "Я скорее сгнию в тюрьме, нежели нарушу правила! Даже если под землей буду, то не нарушу слова, данного Отечеству! Я не изменник русский, чтобы земли России без указу отдавать и продавать!". Таким поведением русская делегация заставила китайцев себя уважать, а вскоре был подписан Трактат о взаимоотношениях Росси и Китая. Обе стороны договаривались об отмене преследований перебежчиков, подданным обеих стран разрешалась беспошлинная торговля, а также урегулировались пограничные споры в пределах Монголии. И то, что все пункты указаний, данных посольству, были выполнены, велика заслуга Рагузинского. Он умело и твердо защищал интересы России. А в историю дипломатии был навсегда вписан его тезис:

    "Каждое государство владеет тем, чем оно владеет теперь".


    Саркис Арутюнов.
    Рубрика Историческая мозаика



    Ссылка на эту страницу:

     ©Кроссворд-Кафе
    2002-2017
    Рейтинг@Mail.ru     dilet@narod.ru