Кроссворд-кафе Кроссворд-кафе
Главная
Классические кроссворды
Сканворды
Тематические кроссворды
Календарь
Биографии
Статьи о людях
Афоризмы
Новости о людях
Библиотека
Отзывы о людях
Историческая мозаика
Наши проекты
Юмор
Энциклопедии и словари
Поиск
Рассылка
Сегодня родились
Реклама
Web-мастерам
Генератор паролей

Самое популярное

Владимир Евгеньевич Жаботинский. Дон Альцехан


  • Все авторы

    У захолустного человека есть простительная слабость: когда он поездит по Европе, то сейчас же приобретает привычку говорить:


    -- У нас в Париже...


    И потом уже свысока посматривает на земляков, которые не были в Париже и думают, будто их тутошняя жизнь есть настоящая жизнь.


    Я, как известно, рожден на углу Кузнечной и Трехугольного переулка и, следовательно, не могу не быть захолустным человеком.


    Посему вышепоименованная маленькая слабость имеется и у меня.


    Только что вернувшись из Европы, я как-то все не могу отучиться от некоторого снисходительного взгляда сверху вниз на земляков и соотечественников.


    Они мне все кажутся ужасными провинциалами.


    Так и хочется сказать им:


    -- Э... а у нас в Париже, например...


    Взять хотя бы петербуржцев, которые теперь так искренно оживлены по поводу своих думских выборов.


    Они так мило увлекаются частными совещаниями, гектографированными списками, программными речами.


    Так это все чисто, возвышенно, симпатично... и первобытно.


    Очень первобытно. Очень первобытно.


    Мне, глядя на все это, так и хочется важно крякнуть и сказать:


    -- Э... у нас в Европе давно уже пережили эти юношеские увлечения, этот наивный энтузиазм. Во всем... ээ... много провинциализма!


    Ибо, действительно, "у нас в Европе" давно уже вышли из этой отроческой стадии и перешли к другим, более солидным приемам.


    Никогда не забуду недели, проведенной осенью, в сентябре этого года, в абруццском местечке Бука-Канучча, в переводе -- Собачья Дырка.


    Я гостил там у одного приятеля, синьора Гранкио.


    Это был человек неопределенного возраста, юркий и беспокойный. Звали его по имени Альцехан: покойник отец его был почему-то поклонником Piero, и в память знаменитого инсургента дал сыну это испанское имя.


    Я познакомился с ним года четыре тому назад в Риме, где он служил чем-то на заводе свечного сала.


    Узнав, что я корреспондент, он однажды внезапно явился ко мне осведомиться, нельзя ли устроить через Одессу выгодный сбыт сальных свечей на русские рынки.


    Я ему объяснил, что я лично по этому вопросу -- полная бездарность, но, впрочем, посоветовал ему обратиться письменно к г-ну Знакомому, прибавив:


    -- Он все знает.


    Синьор Гранкио очень благодарил меня и говорил:


    -- Это в высшей степени важно. Я хочу потопить всю Россию в свечном сале! Я хочу всю ее озарить сальными свечами!


    Я сказал почтительно:


    -- Однако, у вас широкие проекты.


    -- Не могу жить без этого! -- сознался он, -- Мне нужна обширная арена! Я задыхаюсь без широкого поля деятельности! Я чувствую, что во мне глохнут таланты!


    Я всегда очень любил людей такого типа. Я заметил, что они весьма удобный народ. Если им немножко и умело польстить, они вам будут преданы всей душой, и уже в этом состоянии они прямо неоценимы для мелких услуг, как-то: сбегать в лавочку за колбасой, поправить коптящую лампу, проводить вечером домой уходящую от вас дамочку...


    Поэтому мы сблизились и часто видались, и я был им очень доволен.


    В этот раз, узнав, что я в Италии, он написал мне письмо, требуя, чтобы я непременно погостил у него в Собачьей Дырке.


    Я согласился: Абруццы -- страна любопытная, а пожить на чужом иждивении всегда лестно.


    Приехал -- и не узнал приятеля. Пополнел, раздобрел, приобрел цилиндр и величавые манеры, а вместо прежнего пальтишка напялил широкую крылатку вроде мантии.


    -- Фу ты, какой вы стали важный! -- сказал я.


    -- Да, что же, -- снисходительно ответил он, -- в моем положении без этого нельзя.


    -- А какое же теперь ваше положение?


    -- А вы не знали?


    -- Виноват, я так недавно в Италии...


    -- О! я теперь баллотируюсь в синдики местечка Бука-Канучча.


    -- Вот как? Очень рад. И что ж, много шансов на победу?


    Он наклонился мне к уху:


    -- Есть соперники и враги. Но я не боюсь! Я не сдамся! Я им покажу!


    И он тут же, на дрожках, вытащил из бокового кармана толстую пачку бумаг:


    -- Читайте.


    Я стал читать.


    Первая бумага была от завода свечного сала -- о том, что синьор Гранкио на заводе служил и был исполнителен.


    Вторая была из участка и удостоверяла, что синьор Гранкио в течение трех лет ни разу не был уличен в нетрезвом поведении или ночных дебошах.


    Третья была старенькая: она гласила, что ученик Гранкио Альцехан кончил курс начальной школы успешно и отличался тихим поведением.


    Четвертая...


    Я изумился:


    -- Что такое? Да это мой почерк!


    Его лицо сияло:


    -- Читайте.


    Я прочел:


    "Добрый друг. Посыльный принес мне в целости купленные вами для меня три рубахи и сдачу. Сердечно благодарю вас за эту услугу, я сам по крайней моей непрактичности вряд ли купил бы рубахи такого добротного качества и так дешево. Вы в этом отношении гений".


    Следовала моя собственная подпись и дата: Рим, такое-то число, 1899 года.


    -- Не понимаю, -- сказал я. -- Зачем вы сберегли это письмо, и на что оно вам теперь может пригодиться?


    Он улыбнулся как бы с сожалением:


    -- Наивный и неопытный дикарь! Неужели вы не понимаете, как это все важно?


    -- В каком отношении важно?


    -- Как рекомендация! Все эти документы у меня скопированы в тысяче списков, и мои люди носят их по городу и говорят избирателям: видите, какой дон Альцехан честный, деловитый и просвещенный человек: вот отзыв школьного начальства, вот отзыв от индустрии свечного сала, вот отзыв известного русского писателя...


    -- Виноват, а где же русский писатель?


    -- Это вы! Понимаете? Все это повышает мою популярность. Я же сам при себе всегда ношу оригиналы, и как только кого-нибудь встречу -- сейчас вынимаю документы из кармана и раскладываю, дабы, значит, видно было, что без всякого обману... Понимаете?


    -- Понимаю.


    -- Да-с! Я даже, когда купаюсь, надеваю на шею непромокаемый мешочек с бумагами. Надо быть ко всему готовым. Иногда заплывешь шагов на сто -- а там барахтается избиратель: я сейчас же опрокидываюсь на спину и предъявляю документы.


    -- Ловко! -- похвалил я.


    -- Да-с! -- продолжал мой хозяин. -- Но зато и популярен же я в городе! Никто меня уже по фамилии не называет: только и слышишь, что дон Альцехан, да дон Альцехан! Мы в эту минуту подъезжали к его квартире; и как бы в подтверждение последних его слов, поджидавший у цирюльни молодой человек бросился навстречу нашим дрожкам, крича:


    -- Дон Альцехан, телеграмма!


    Дон Альцехан схватил желтую бумажку и с очевидным волнением разорвал ее.


    -- Великолепно! -- вырвалось у него.


    И, вводя меня в свое жилище, он объяснял:


    -- Приятная новость: против меня выставили еще одного кандидата! И какого кандидата: адвокат Теста-ди-Леньо, лучший юрист в нашей провинции!


    Я изумился его радости.


    -- А позвольте -- сколько вас всех кандидатов на пост городского головы местечка Собачья Дырка?


    -- Во-первых, я. Во-вторых, еще пять. Теперь прибавился шестой. И какой шестой! Знаменитость! Великолепно!


    -- Да что же в этом для вас великолепного? Ведь чем больше кандидатов, тем у вас меньше шансов.


    -- Ничуть. Напротив, именно потому, что Теста-ди-Леньо -- знаменитость, он легко отобьет по несколько голосов у каждого из прежних пяти! Мои соперники все вместе располагают, скажем, ста голосами: чем больше кандидатов, тем меньше голосов из этого числа достанется на долю каждого! Понимаете?


    -- Ничего не понимаю. Разве этот самый Теста-ди-Леньо не может отбить несколько десятков голосов и у вас?


    Он посмотрел на меня так, как смотрят на сумасшедших.


    -- У меня?! У меня нельзя отбить ни одного белого шара. У меня все избиратели неотчуждаемые!


    -- Как так?


    -- Очень просто.


    Он вытащил опять из кармана свои документы и подал мне один из них. Это была телеграмма:


    "Scarpepaiacinquantaspeditegranvelocità".


    -- Пятьдесят пар башмаков посланы большой скоростью, -- повторил я, недоумевая. -- Что это значит?


    -- О! -- сказал он, -- это очень простой и удобный способ. Я даю каждому из моих избирателей -- которые победнее -- по одному башмаку и говорю: подавайте голоса за меня; если я буду избран, получите по второму башмаку. Таким образом мы друг в друге уверены. Избиратель уверен, что в случае успеха я его не обману, ибо на что мне самому башмак без пары? Я же уверен в его голосе, ибо раз у человека есть уже один новый башмак, ему, естественно, хочется получить и второй! Понимаете?


    После обеда мы пошли гулять по местечку и осматривать достопримечательности, и все прохожие кланялись и говорили:


    -- Буона сера, дон Альцехан.


    Многих дон Альцехан останавливал и знакомил со мной:


    -- Позвольте вас представить: известный русский писатель и мой близкий друг. Узнав, что я здесь, решил приехать сюда на неделю, хотя страшно занят и спешит, но согласился сделать это ради меня. Он напишет о нашей Бука-Канучча во всех русских журналах! Он прославит имя нашего города во всей русской земле! Оттуда станут к нам стекаться туристы, завяжутся сношения торговые, город разбогатеет и разрастется! Так я умею заботиться о благе отчизны!


    Мы дошли до какого-то грязного переулка, и мой спутник остановился перед дверью сарая, на которой было мелом выведено:


    -- Здесь покупаются подержанные вещи.


    Дон Альцехан объяснил мне:


    -- Тут живет избиратель, у которого я еще не был.


    И постучался.


    Дверь заверещала и отворилась: на пороге стоял грязный старик с очками на носу. Он посмотрел на нас подозрительно и сказал:


    -- Фрачная пара, почти новая, на один вечер пять лир, залог десять лир!


    Дон Альцехан выступил вперед:


    -- Друг мой! Дон Вито! Старый друг! -- с чувством сказал он, -- неужели вы меня не узнаете? А я вас сразу бы узнал! Неужели вы не помните меня, который столько раз сбывал в ваши честные руки свои скромные одежды?


    Старик проворчал:


    -- Мы ходим по дворам и покупаем старые вещи, и смотрим не в лицо людям, а на сукно, чтобы нам не подсунули штопаного за новое. Не могу я помнить в лицо всех моих клиентов.


    -- О! -- с чувством сказал дон Альцехан, -- неутомимый старый труженик! Как я ценю ваш закаленный характер! Именно таких людей хотел бы я иметь советниками и помощниками, когда буду синдиком города Бука-Канучча! Ибо, надо вам знать, почтенный дон Вито, я выставляю свою кандидатуру. Я глубоко уверен, что вы против нее ничего не имеете. Я был бы очень счастлив, если бы мог рассчитывать на поддержку столь выдающегося негоцианта. Достигнув ответственного поста, я надеюсь привести в исполнение одну мою заветную мечту. Мечту об улучшении благосостояния честного класса скупщиков подержанных вещей! Я чту это сословие! Я считаю функцию его одной из священнейших и полезнейших общественных функций! Я помогу ему высоко поднять свое цеховое знамя и водрузить его на почтенном месте! Но, впрочем, я вас покидаю: вы, конечно, заняты, да и мой друг -- известный русский писатель, знающий вас по моим рассказам и пожелавший непременно повидать вас -- мой друг тоже спешит. Мое почтение, добрый, старый друг!


    На следующее утро дон Альцехан ворвался ко мне с криком:


    -- Эврика! Новая идея!


    -- В чем дело?


    -- Я сейчас телеграфирую: "Мужские башмаки не нужны, будут высланы обратно; высылайте 50 пар женских".


    -- Почему?


    -- Я решил раздать по одному башмаку не самим избирателям, а их женам. Так будет вернее! Жены тогда сами будут следить за мужьями и внушать им с утра до ночи, чтобы подавали голоса за меня! Таким образом я построю свою кандидатуру на фундаменте семейного мира! Понимаете?


    Через два дня он вбежал ко мне, утомленный, но радостный, и объявил:


    -- Готово. Башмаки прибыли и розданы. Эффект поражающий! Моя победа обеспечена! Даже мои враги это чувствуют: они кричат на всех перекрестках, что им теперь безразлично -- пусть победит какой угодно из моих шести соперников, лишь бы только не я! Несчастные! Я их презираю! Я о них сожалею!


    И дон Альцехан упал на стул, восклицая:


    -- Уфф! Устал. Ну, теперь скоро конец хлопотам. Теперь осталась только вечеринка -- и я могу спокойно ждать рокового дня!


    -- Какая вечеринка?


    -- Вечеринка с угощением. По случаю того, что жене моей исполняется двадцать семь с половиной лет. Я угощаю своих избирателей. Будет очень скромно и мило: макароны, по бутылке вина Кьянти, и в заключение мускат вместо шампанского...


    Я был на этой вечеринке и сидел рядом с дон Вито -- скупщиком подержанных вещей. За столом было еще несколько человек того же цеха, затем присутствовали извозчики, погонщики мулов, мясники, два артельщика ассенизационного обоза и другие лица. Всего человек до пятидесяти.


    Дон Альцехан с бокалом муската в руках восклицал:


    -- Пусть шипят против меня все эти люди в крахмальных воротничках! Я презираю их! Я дорожу только тем сердцем, которое бьется под рабочей блузой простолюдина, я ценю только пожатие грубой, но честной руки труженика! Долой накрахмаленные воротнички! Я друг простого народа!


    Поздно ночью, когда все разошлись, он сидел у меня в комнате, писал цифры на бумажке и считал:


    -- Всех избирателей около 200. У меня верных 80 голосов. Следовательно, у моих противников 120. Их шесть человек, ergo, на каждого придется по 20 голосов. В крайнем случае, Теста-ди-Леньо получит 30 или 40, но и тогда ему далеко до меня!


    В день выборов он с утра исчез. Я ждал его, потом соскучился и пошел в горы гулять.


    Вернулся я часам к четырем и позвонил.


    Мне открыл дверь сам дон Альцехан, бледный, растерянный, уничтоженный.


    -- Что с вами? -- воскликнул я.


    Он упал ко мне на шею.


    -- Поражен, побит, побежден! -- простонал он.


    Я дал ему воды, усадил его и спросил, как это могло случиться:


    -- Неужели ваши избиратели изменили?


    -- Нет. За меня было 80 голосов.


    -- Так как же?


    -- Это был заговор! Мои враги давно уже говорили: кто угодно, только не дон Альцехан! И они так и поступили: всем, кроме меня, клали направо! Таким образом у каждого из шести получилось около 100 голосов, а у Теста-ди-Леньо 120...


    На другой день я уехал и с тех пор не имею сведений о дон Альцехане Гранкио.


    Но когда я читаю о петербургской предвыборной агитации, я всегда вспоминаю о нем и мысленно твержу петербуржцам:


    -- Эх! Разве это есть агитация? Посмотрели бы вы, как агитируют у нас в Европе....





    Ссылка на эту страницу:

  •  ©Кроссворд-Кафе
    2002-2020
    Рейтинг@Mail.ru     dilet@narod.ru